1309
13
0

Треугольная доска, а на ней три волоска


Задорная и душевная балалайка отмечает сегодня свой День рождения


О самом народном инструменте, его простоте и сложности мы решили расспросить руководителя коллектива «Веснушки» Веру Никитину. 33 года она обучает детей играть на струнных и клавишных инструментах и может смело называться  «человек-оркестр»

— Я вам тут книгу приготовила, — Вера Витальевна держит в руках увесистое издание. — Вдруг что не вспомню из исторических фактов...

— Исторические мы можем и в интернете найти. Вы нам лучше про себя и свой коллектив расскажите. Ну, и про балалайку, конечно! Сколько их у вас, кстати, покажите?

— У нас в оркестре есть балалайка-прима, секунда, альт, бас... А вот балалаечников нет уже как пятый год, раньше по шесть было. Не идут дети, стесняются, наверное. Все хотят быть гитаристами.

 А вы кем хотели быть?

—Я не скажу, что я сразу выбрала балалайку. В шестом классе я пошла учиться играть на аккордеоне. Кружок был в ДК ПНТЗ у Галины Николаевны Порошиной. Я всю жизнь ей благодарна, что она нас, маленьких детей, приучала слушать хорошую классическую музыку. Раньше в  Первоуральск раз в месяц приезжал симфонический оркестр. Билет стоил 60 копеек. И мы ходили и слушали. Привозили не серьезные симфонии, звучали такие «конфетки», то, что на слуху. «Шутка» Баха, отрывки из «Лебединого озера». И инструменты были совершенно другие — струнные. Но играть на них я научилась значительно позже.

Аккордеон я выбрала сама. Никто не играл. Но все пели. Особенно, мама. А мы, хочешь-не хочешь, но слушали все это. Семьи были большие. И большие посиделки.Эти застолья оставили отпечаток. А столы-то были круглые. Круг же несет очень мощную энергетику, все энергия в кольце. Настолько все это заводило, хочешь не хочешь — запоешь. А я заиграла. Занималась три года. После 8 класса я поступила в Культпросвет – Училище культуры, а потом поехала учиться в Питер, в академию культуры по оркестровому направлению. Как исполнитель, как руководитель детского оркестра.

И там вам пришлось освоить все?

—Конечно, а как я буду детям показывать? Домра, мандалина, ударники, баян, аккордеон, гитара, балалайка...Мне всегда очень везло на педагогов. Они были настолько влюблены в свое дело, так умели "заразить", что мне все легко давалось. Я совпала с их энергетикой!

Мне нравилась домра, ее нежный, глубокий звук. Он берет изнутри. Хотя, зависит от исполнителя. Любой инструмент в руках разных людей звучит по-разному. Да и один и тот же музыкант два раза одинаково не сыграет.

Балалайку, почему-то серьезно не воспринимают. Наверное, считают очень простым инструментом?

—Ее и раньше не воспринимали всерьез. Простенький никчемный инструментик. Это, когда уже Андреев (Василий Андреев, молодой российский дворянин, которому была небезразлична русская музыка и русская культура-прим.) основатель первого русского оркестра ее нашел и усовершенствовал, тогда она зазвучала совсем по-другому. И завоевали с балалайкой всю Европу!

Последнее время стали пропагандировать аккордеон. Петр Дранга настолько поднял к нему интерес, что ребята с удовольствием занимаются. Вот и с балалайкой так же надо, да и, вообще, с народной живой музыкой. Нужно больше концертов делать. У нас и в музыкальных школах балалаечников по пальцам пересчитать.

—Конечно, балалайку освоить проще, чем гитару. Но она — не простачок. Так же натираешь водяные мозоли, так же учишься правильной посадке и постановке рук. Так же есть разные виды звукоизвлечения — и тремоло, и удар снизу, и двойное пиццикато, и сдергивание есть, и флажолетки. Если все эти приемы освоить, то балалайка будет звучать круто! Три струны вроде. Но ведь строишь аккорды, и уже получаются красивые трезвучия . А если в оркестре звучат все виды балалаек, то вместе они охватывают весь диапазон, как фортепиано. За четыре года вполне научиться можно.

Вера Витальевна, не удерживается, начинает играть задорную народную песню

То есть, каждый освоить может?

— Да. Если нет чувства ритма, тогда, конечно, сложно. Еще надо учитывать возраст. Детки маленькие, пальчики маленькие, слабенькие. Сидит, ревет. Я думаю: «Мой человек. Ревет, значит, сделает!».  Пальцы замотаем пластырем и учим дальше. Потому что ребенок хочет сделать так, как надо. Старших-то он слышал. Знает, что они грают так, что заслушаешься.

Но ведь у балалайки достаточно ограниченные возможности...

— Конечно, как на фортепиано на ней не сыграешь. Но аранжировщики просто меняют тональность, и классические произведения на балалайке тоже звучат. Конечно, «Лунная соната» не получится. Но и балалайка и создана больше для оркестра, как его часть, как основной инструмент. А оркестром уже можно сыграть многое.

Как сейчас без балалайки обходитесь?

— Пришлось заменить гитарой. Бас-балалайка и контрабас у нас по-прежнему задействованы. А вот прима, секунда, альт пока ждут своего времени. Да и своих учеников. Я всегда давала балалайку очень ритмичным детям. Балалайка -- это ритм. Собьешься, весь оркестр «поплывет». Электрогитара заменяет шесть балалаечников. С одной стороны, удобно. Не нужно столько человек учить. С другой, без балалайки оркестр обедневает. Вот одно ухо отрезать, хорошо будет слышно?

Все инструменты у «Веснушек» хранятся в специальной музыкальной кладовой. На лето убраны, а часть – роздана под расписку ученикам Веры Витальевны. Говорит, инструменты нынче дорогие, собирала их по всему городу. Что-то постоянно чинит, подклеивает, подтачивает...

— Вот эта простенькая с виду балалайка стоит 15 тысяч. Она почти новая. Но даже новые приходится дорабатывать. Качественный инструмент трудно найти, можно только изготовить под заказ. Но это таких денег стоит! Как автомобиль. У всех известных музыкантов – народников инструменты ручной работы. У меня тоже домра мастеровая. Делали по заказу в Москве. Аккордеон не самый хороший 140 тысяч стоит, хороший – страшно сказать. Конечно, большинству родителей такие деньги не «потянуть». Вот и выдаю детям из запасов. И на лето, чтобы навык не потеряли.

 

 Расскажите про ваш коллектив, про "Веснушек"

Я основала этот коллектив в 1983 году. Знала, что вернусь в Первоуральск. Здесь как раз Дворец пионеров строили. Приехала с учебы, он уже год работал. Народника не было, и меня сразу же взяли. Ребята у меня с третьего класса занимаются и по одиннадцатый. 26 человек, семь мальчишек. Почти все в концертный состав входят. Выступаем и в школах, и в городских лагерях, и у себя в ЦДТ. На фестивале «С верой в Россию» взяли Гран-при за «Одинокого пастуха». Многие удивлялись, как мы сможем его сыграть на народных инструментах. Шли с любопытством. А потом благодарили, были растроганы до слез. 

То есть вы не только за народную музыку беретесь?

У нас есть зарубежная классика. Играем и «Шербургские зонтики», и «Странники» из передачи «В мире животных», «Крестного отца» Нино Рота . Саксофон переложили на струны. Классику сыграть сложнее. Все знают, как она должна звучать, она не переделывается. Танец лебедей не превратишь в танец слоников!  Мальчик один предложил взять музыку из «Пиратов Карибского моря». Думала, не справимся – такой ритм, такая скорость. Три месяца учили.Сделали, выступили и уже получили награды.

Мы не отошли от народного. Просто из потребностей детей надо тоже исходить. Легкие танцевальные полечки учим. Пытаюсь сделать все, чтобы у ребенка душа запела. Тогда и инструмент запоет. Стараемся ходить на хороших музыкантов. В том году приезжала гуслярша. Детям понравилось.

То есть, продолжаете дело ваших учителей, которые приучили вас к хорошей музыке?

Да. К ответственности приучаю. Учу ценить свое время. Ребята здесь очень меняются. Они же много времени вместе проводят. Не только репетиционного. Мы и праздники, и дни рождения здесь отмечаем. Дома-то разве соберешь 26 человек. А им хочется! И после концертов остаемся. Чай пьем. А знаете какое у нас любимое лакомство? Батон со сгущенкой! Чаю нам на всех хватает. Мне по наследству от преподавателя достался вот такой чайник. И перед занятиями, если ребятки приезжают голодные, а они ведь и с Самстроя, и из Талицы едут, обязательно пою их чаем с сушками. Они знают, у Веры Витальевны, всегда сушки есть и сухарики. Голодное-то брюхо к учению глухо! Дети растут здесь лидерами.

Оркестр, вроде, не подразумевает лидерство. Скорее, коллективизм

Они же все индивидуальны. И, в то же время, тянутся друг за другом. И подводить коллектив нельзя. Нельзя играть фальшиво. Мы - один организм. Мы даже дышим в одном ритме!

Про награды и конкурсы поподробнее...

Раньше  я возила детей  в Питер, Петрозаводск, Волгоград. Проще было. Сейчас, в основном, в Екатеринбург и по городу выступаем, когда попросят, встречаем больших гостей. Не отказываем. Детям же это очень важно. На области у нас очень хорошие результаты, да и областные конкурсы зачастую посложнее международных. К примеру, ежегодно в Екатеринбурге проходит «Уральский хоровод». Там такие мэтры в жюри сидят, такие корифеи. Никаких фонограмм не признают, только живьем. Мы с наградами возвращаемся. И вторые места, и первые, и Гран-при привозим. Я недавно дипломы убрала. А так, всею стену увешать можно!

У вас есть какой-то счастливый ритуал, настрой на победу?

Да! Перед концертом встаем в магический круг. Ладошку в ладошку складываем и говорим: «Удача – удача, победа – победа, успех – успех!».

Наверное, и летом отдыхать некогда?

Конечно! Сейчас вот лагерь дневной веду. В этом году у меня есть и ребята из оркестра. Это хорошо. Мы же с ними с полуслова, с полузвука понимаем друг друга. Потом надо репертуар на следующий учебный год продумать. У меня же нынче столько выпускников, столько старших уходит. В этом и есть сложность работы. Постоянное обновление. Пока еще замена подрастет. Вот, буду выкручиваться. Не хочется лишаться репертуара. У нас сейчас около 40 произведений есть. На два больших концерта хватит. Есть задумка «Кумпарситу» выучить. Недавно мы получили грант от фонда «Первоуральск-21 век». Баян купим.

Сами часто инструмент в руки берете?

А я же со своими ребятами в оркестре играю. На аккордеоне. Так что, без меня никуда!  Поэтому, мой коллектив играет без дирижера. Сначала меня ругали на конкурсах. Потом сказали: «Сиди уже в середине». Нет у меня пока замены. Вот бы объединиться с каким-нибудь руководителем.

Столько сил вкладываете, столько времени. Не устали еще?

Я никогда не жалела о своем выборе. Знаете, столько лет пролетело, как одно мгновение. А я ловлю себя на мысли, что я — счастливый человек. Я на работу иду с удовольствием. А в кошельке у меня все время лежат медиаторы!

Уже на пороге гостеприимного кабинета вспоминаю: «Один из главных вопрос я не задала!»

— Вера Витальевна, почему «Веснушки?

— А это дети придумали! Мы сначала никак не назывались. Просто, оркестр народных инструментов. Стали думать— Калинка, Березка... И тут одна девочка говорит: «А давайте – Веснушки». И, вроде, все мы такие маленькие, веселые, озорные. А потом смотрят на меня и говорят: «А вы-то у нас тогда кто? Веснушища»!

 

 Фото Анастасии Нургалиевой