372
6
0

За такие деньги пусть сами роются в наших отходах


Первоуральцы вносят предложения, реализация которых может оправдать стремительно взлетевший в начале года мусорный платеж


На «мусорную» реформу население отреагировало эмоционально. Было два митинга — один стихийный, другой коммунистический. Были и копеечные послабления в платежах. К весне накал страстей спал, но осадок на душе остался. Многие по-прежнему считают, что мусорный сбор неоправданно велик. Поэтому мы обратились к горожанам с вопросом: что должен сделать регоператор по обращению с отходами, чтобы убедить население в справедливости взимаемой платы?

Раиса Качина, жительница Самстроя

— За мусор плачу. Эти деньги мне отдавать не жалко. Я живу на улице Бахтина, подбираю на ней весь мусор. Живу одна, самой мне нечего сдавать, так я на улице собираю бутылки, бумажки, складываю их в пакет и выставляю к дороге. Все зависит от людей, они сами мусорят. Срамота же. Я здесь с 1959 года живу. Раньше так не мусорили. А сейчас нам удобно сделали, не надо никаких специальных мешков покупать. Еще бы агитацию какую-нибудь организовать, чтобы людей призвать к порядку.

Ирина Шиловская, жительница Самстроя

— Платеж за мусор для нашей семьи великоват. С человека 138 рублей — много. Нас трое — мы с мужем и ребенок. И получается накладно. После увеличения платы ничего не изменилось. Как у нас на поселке мусор вывозили, так и вывозят. Только от специальных мешков отказались. И менять больше ничего не надо кроме оплаты за вывоз. 138 рублей с дома — это реально, но с одного человека — много.

Людмила Одинцова, жительница Самстроя

— Многовато с нас за мусор берут. Мы, сельчане, половину сжигаем — бумагу, деревянную мебель. Выносим к дороге только полиэтилен и металлические банки. Но, то как сейчас вывозят, меня устраивает — каждое воскресенье. А раньше только два раза в месяц. Мусора стало больше. Теперь мешки у каждого дома к приезду машины стоят. Раньше было меньше — в город увозили. Баков нам на улицу не надо, чтобы завалов не было. Их и так в поселке достаточно, этих завалов. А так, все хорошо, только бы поменьше платить.

Валентина Ивановна

— Новые суммы для меня платить — напряженно. Нас трое — это 360 рублей. Сын только прописан в квартире. А мы с дедом пенсионеры. Живем в девятиэтажке, платим за мусоропровод и за вывоз. Это не честно. Я за эти триста с лишним рублей отказалась от сортировки мусора дома. Все собираю в одно ведро. А раньше делала пластик отдельно. У нас многие в доме перестали сортировать. Вредничаем. За такие деньги пусть сами роются в наших отходах. В Челябинске 80 рублей с человека берут. А мы на 360 рублей мусора не набираем. Только таз в неделю ведро выношу. Так что оператору следует уменьшить стоимость, а мы снова вернемся к сортировке мусора дома. Вот это и будет улучшением работы. Завод перерабатывающий оператор построил? Очень хочется это знать. Поди сваливают все на полигон, а нами отобранный пластик продают. Слишком умно получается. Еще, тем кто мусором занимается, надо до людей донести мысль, что на улице сорить нельзя. Это самое сложное. Надо и урны организовать, и агитировать, и штрафовать.

Валентина Жук

— Есть мысли, что сумма в квитанции за мусор не оправдана. Да и по всем начислениям сомнения есть. Что же касается начислений за бытовые отходы, то мне кажется, что деньги не идут на модернизацию этой отрасли. Если не строят завод по переработке, то куда идут наши деньги? Пока не появится завод, нет веры в то, что отходы не хоронят где-то на полигоне, а действительно утилизируются как вторсырье. Пока только не стало завалов на контейнерных площадках. Но для меня главное то, что я плачу за реальную утилизацию. Ну и еще мне кажется, что самый реальный максимальный платеж в городе — 70 рублей с человека.

Владимир Федоренко

— Плачу, не задумываясь о размере суммы. Надо, значит, надо. Но лучше с вывозом мусора не стало. Не представляю, куда девают отходы. Свалку закрыли, завода по переработке нет. Завод просто обязаны построить в ближайшее время. У нас земли не хватит, если все на полигоны будут сваливать. Завод нужен в первую очередь. Тогда относительно понятно станет, за что платим.


 

Фото Дмитрия Дегтяря