691
12
0

Я звал ее Женечкой и Дзинь-Дзинь


В первоуральском суде прошел процесс по опеке над двухлетней Женей Пушкиной 


Напомним, в редакцию обратилась Сергей и Галина Пушкины. Они рассказали, что борются за внучку: после смерти их дочери Анны девочку забрал отец, Иван Бызов. Сейчас мужчина не дает семье бывшей сожительницы видеться с девочкой. Об этой истории мы уже писали подробно. 

У зала заседаний собирается толпа. Это друзья и родственники пришли поддержать семью Пушкиных — бабушку и дедушку, которые судятся за право увидеть внучку. После смерти Анны Пушкиной, матери Жени, девочку забрал к себе отец ребенка. Иван Бызов живет в Новоуральске, закрытом городе. И почему-то против того, чтобы семья бывшей гражданской жены смогла с ней видеться.

Женечку увезли 4 июня. Отец просто взял ребенка на выходные и не вернул. И вот за 2 месяца нам прислал две фотографии. И всё — телефоны недоступны, на письма по электронной почте никто не отвечает, — рассказывает Александр Пушкин, дядя девочки. — А потом мы смогли сделать пропуск в Новоуральск, приехали, стояли несколько часов у подъезда, так никто и не вышел. В конце концов, вышли родители Ивана, бабушка с дедушкой, и сказали, что ребенок спит. 

В суд пришли бабушка и дедушка. Галина Пушкина — истец. Старается выглядеть спокойной. Ее муж места себе не находит. Сергей Пушкин ходит из стороны в сторону по коридору здания суда. Рядом с ними — подруги умершей Ани, родственники и друзья. Они все хотят, чтобы семье разрешили хотя бы видеться с малышкой. В идеале — разрешили бы жить в Первоуральске. 

Отец девочки, Иван Бызов, на заседание не приехал. В коридоре только его представитель и отец. Владимир Бызов отказывается давать комментарии: 

Решение суда будет — и все. Вы уже все сделали. Вы, «Шайтанка», хотите извиниться? 

Мы даем вам право ответного слова — не хочу делать «однобокий» материал. Получается, что Пушкины говорят, а вы молчите.  

Извинитесь,опубликуйте опровержение с извинениями за то, что опубликовали информацию. Всё, — журналисту ОТВ мужчина поясняет: отец против того, что Пушкины виделись с ребенком. Против — и всё.

  

Тем временем начинается процесс — участников приглашают в зал суда. Вместе с представителями заходят сотрудник прокуратуры, органов и опеки и две женщины. Секретарю говорят, что они слушательницы. 

Представитель Ивана Бызова просит сделать процесс закрытым. Представитель прокуратуры поддерживает ходатайство. Галина Пушкина и ее представитель против. Судья Елена Карапетян принимает решение  — СМИ и слушателей удаляют из зала заседаний.

Галина Пушкина и ее адвокаты 

Мы собираем петицию в поддержку Пушкиных. Вот 8 человек уже подписалось, — говорит одна из женщин, Лилия Сахно. Она — мать жены Александра Пушкина, приходится сватьей Галине и Сергею. — Мы хотим петицию подать судье. Ситуация очень некрасивая и больная. Женечка — девочка хорошая, разговаривать рано начала. А сейчас, говорят, плачет по ночам. Мы не знаем, как она там, что с ней? Они вообще не подпускают к себе никого!

И я тоже хочу сказать, — просит Елена Максимова, подруга семьи Пушкиных. — Понимаете, любви много не бывает. Что плохого в том, чтобы о ребенке будут заботиться бабушка и дедушка с двух сторон — и со стороны матери, и со стороны отца? Пушкины — люди интеллигентные, про них слова плохого не скажу, они любят Женечку. Они все сделают ради внучки. 

История про опеку

Пока идет заседание, Сергей Пушкин периодически проходит мимо Владимира Бызова. И между мужчинами начинается перепалка. 

Я для тебя нелюдь, да, Сергей Александрыч? — говорит Владимир Бызов. 

Да, нелюдь ты. Почему вы не даете нам свиданий? — отвечает Сергей. 

Ответа не удается получить, Сергей сильно нервничает. 

Вы не понимаете, у меня ребенок умер. Две недели не прошло как Анечку, дочку похоронили, и тут вызывают в органы опеки, — говорит Сергей Пушкин, дедушка Жени. У мужчины трясутся руки. Он не отрицает — с семьей сожителя дочери и раньше были конфликты, но Пушкины уверяют, что все терпели ради Ани и Жени. 

Анна Пушкина умерла 13 марта. Спустя несколько дней после этого Иван Бызов обратился в органы опеки и заявил, что у бывшей сожительницы неблагополучная семья, им нельзя воспитывать ребенка. 

Органы опеки рекомендовали передать девочку отцу ребенка. Но бабушка с дедушкой отказались — хотя и не ограничивали общение внучки с семьей Бызовых. По словам Пушкиных, сотрудники опеки отцу ребенка рекомендовали обратиться в полицию. 

Сотрудница отдела ПДН приходила, проверяла условия, в которых живет девочка, опрашивала семью.

В это время Пушкины постарались сделать так, чтобы малышка осталась у них: подали заявление в суд о взыскании части зарплаты отца на содержание ребенка и об ограничении Ивана в родительских правах. В ответ Иван подал свое заявление — о том, чтобы ребенок жил с ним. Но не сам мужчина предоставил документы, поэтому его ходатайство отклонили. 

Процесс приостановили, сторонам рекомендовали обратиться к медиатору — посреднику, который поможет мирно уладить дело. Пушкины говорят, что приехали. Бызовы — нет. И поэтому снова начался суд.

Бумажный папа 

Я хотела сказать суду, как мой брат и его жена заботились о ребенке и больной дочери. Так, что от них половины не осталось. Я все спрашивала:  «Что Ваня?» Он говорит, чеки собирает. Все считает, что купил и привез. Видимо, он заранее к суду готовился, — рассказывает Валентина Белоус, сестра Сергея Пушкина.— Я рядом живу, но Ваню два раза видела: в день рождения, когда Женечке годик исполнился, он приезжал. Ну и они как-то шли, гуляли во дворе.

Анна познакомилась с Иваном, когда училась на курсах в Первоуральском политехникуме. Девушка хотела ребенка. У нее обнаружили опухоль в мозгу — в 2011 году сделали операцию, врачи сказали, что рецидива не будет. И Анна решила рожать. Ивана, говорит подруга, она любила. И у того было очень трепетное отношение, пока девушка была беременной. Трудности начались после рождения Жени. 

Он ни разу не предлагал Ане пожениться. На бумаге он Жене папа. Да, «бумажный» папа. Он даже трусов, простите, не купил ребенку,  — рассказывает Ираида Ожиганова, подруга Анны. — У Ани были сложные роды. Она месяц просто не могла встать — а ведь надо было и за ребенком ухаживать. И в этот момент начались скандалы, Иван не выдерживал. Его родители звонили и просили дать ему он отдохнуть, он же работает — да, ходит на работу 2 раза в неделю. В итоге Аня ушла от Ивана, сначала попросила папу ночевать у них, чтобы помогать с малышкой. А потом переехала к родителям. 

Когда Анна легла в больницу (рецидив все-таки случился), воспитывать малышку стали ее родители. 

 — Я ее звал Женечкой, Дзинь-Дзинь. А она меня — дзеда. И все удивлялись, у вас внучка такая! Мы водили ее на курсы раннего развития, любимица была у воспитателей. Сколько ей, говорят? Три годика? А ей еще двух нет, — у Сергея Пушкина в глазах стоят слезы.  

Пушкины считают, что отцом движет меркантильный интерес. У Анны были сбережения, квартира. Семья узнала,  что ее гражданский супруг обращался к юристам и нотариусам за консультацией по поводу наследства. Получается, что раз Анна и Иван не были официально женаты, наследником является только двухлетняя Женя. 

Как она ревела, когда уезжала к ним. Она как чувствовала. Я, получается, ее предал, — говорит Сергей Пушкин. Он отворачивается и старается не зарыдать. 

1 августа у Жени был день рождения. Бабушка с дедушкой, тети и дяди стороны Пушкиных так и не смогли поздравить девочку. Отец не вышел на связь. 


Мы еще раз напоминаем всем заинтересованным сторонам, что готовы предоставить площадку издания для комментариев и пояснений. 

P.S. Извиняться не будем — не за что


Сегодня по этому делу суд не вынес решения, был объявлен перерыв. Следующее заседание состоится 9 августа.