790
10
0

Я верю в конспирологию и не верю в случайности


У первоуральцев вызывает подозрение совпадение пожаров в подвалах домов со звонками о минировании.


 

Татьяна Ершова, модельер

Татьяна Ершова проживает в доме №26 на улице Трубников. В прошлую пятницу в их доме произошло возгорание в подвальном помещении. Горел подвал под соседним подъездом.

— Все произошло в  те дни, когда были звонки о минировании. Я немножко нервничала, так как работаю в Екатеринбурге. В ночь пожара я спала плохо. Приболела. А обычно сплю очень крепко. Во время неглубокого сна почувствовала першение в горле. Услышала на улице крики. Открыла глаза, и в пробивающихся через окна лучах света автомобильных фар вижу в комнате клубы дыма. Поняла, что горим.

Это было в три часа ночи. Татьяна разбудила двух детей, быстро их одела и вывела на улицу. Ни документов, ни ценных вещей с собой не взяла. Вопрос стоял уже о спасении жизни, а не имущества.     

— Когда я встала, я поняла, что дальше двух метров ничего не вижу. Хотела открыть форточки, но почувствовала, что сейчас упаду. Сил не было. Поэтому только побыстрее собрала детей, и мы вылетели на улицу. Еще чуть-чуть — и мы бы задохнулись.

А на улице в это время полным ходом шла эвакуация жильцов из соседнего подъезда. Там дым шел уже из окон верхнего этажа. Люди с маленькими детьми стояли на балконах. Оттуда их пожарные спускали с помощью автолестницы.

— Я подошла к пожарным и попросила разбудить наш подъезд. Наш подъезд разбудили. Вообще люди проявили большую заботу о соседях. К пожарным обращались с просьбой достучаться до всех бабушек, которые могли не слышать происходящего вокруг и крепко спать. Слава Богу, обошлось без человеческих жертв.

Со слов Татьяны, пожарные сбили огонь в течение часа, но долго не могли справиться с дымом. Второму подъезду огнеборцы разрешили вернуться в квартиры с требованием быть начеку. После этого еще довольно долгое время продолжалась работа по тушению подвала. Подъезжали машины скорой помощи.

— Потом пожарные проверили, нет ли прогорания в квартирах на первом этаже. После этого все успокоилось. Нам пообещали, что на следующий день работу проведут следователи полиции. Но никакой полиции я не видела. Я работала весь день дома в интернете. Так никто и не появился. Кроме телевидения никто из специализированных служб к нам не приехал.

 

А пока нет официального заключения жильцы дома строят самостоятельные версии причин возникновения пожара. Татьяна Ершова ведет нас на улицу за дом. Там коммунальщики еще с прошлого года оставили не закрытым бетонный короб, в котором проложены водопроводные трубы. Рядом с трубами в подвальное помещение заходит электрический кабель.

— Вот у нас версия, что возгорание могло произойти из-за  замыкания. Дворник утверждает, что огонь пошел именно с того места, где в подвале проходит этот кабель. Это одна версия. Но вчера я узнала, что в городе было четыре таких возгорания. Сын пришел из школы и рассказал, что примерно в те же дни горел подвал в доме на улице Герцена, где живет его одноклассник. И мне естественно пришла мысль, что это поджоги. Мне говорят: не переживайте. Но когда идут звонки про бомбы и горят подвалы, не хочешь, а переживать начнешь, — объясняет свое эмоциональное состоянием Татьяна. 

Просим Татьяну провести нас в пострадавший подвал. Там выгорел целый отсек деревянных клетей, предназначенных для хранения вещей жильцов дома. Около двери в подвал встречаем Александра Багаева — владельца квартиры в подъезде, который больше всего пострадал от пожара.

Александр Багаев

— Здесь уже были пожары. Но я тогда в этом доме еще не жил. Стайки в подвале как стояли, так и стоят. Никто их не убрал, — рассказывает Александр. — У нас в подвале парило. Я вызвал слесарей. И похоже они  варили трубы. Утверждать ничего не могу. Но в пятницу днем дали тепло, а ночью здесь загорелось. Если бы у жильца на первом этаже на расплавились пластиковые трубы, и не начала хлестать вода, он бы не проснулся бы и не вызвал бы вовремя пожарных. Тогда все было бы гораздо трагичнее.

Наталья Романова

— Еще бы минут 15-20 и были бы жертвы. Хорошо, что начали будить жильцов в соседнем подъезде. Туда через вентиляцию дым тоже пошел. Я вот живу на первом этаже. Нас в ту ночь дома не было. В квартире оставалась кошка. Пока меня вызвонили, пока потом я дозвонилась до папы, было поздно, папа нашел кошку мертвой. Она задохнулась, — вспоминает события той злополучной ночи Наталья Романова.

Татьяна Ершова в финале нашего общения формулирует природу своих переживаний, связанных с недавним событием:   

— Я хочу получить ответы на вопросы: почему у нас целый год не закрыты трубы? Почему болтается электрический кабель? Был это поджог или возгорание по другим причинам? Я не верю в совпадения. Не могут быть случайностью — звонки о минировании и возгорания почти одновременно в нескольких домах. Я больше верю в конспирологию, чем в случайности. Чтобы успокоиться мне нужны ответы на все эти вопросы.

 

Сейчас погорельцы обсуждают план действий, связанных с ликвидацией последствий пожара. А чтобы избежать повторения случившегося, они намерены провести собрание и объединить жильцов для освобождения подвала от деревянных построек и мусора.