866
18
0

Я парень с Динаса


«Грани» бизнесмена и благотворителя Алексея Невьянцева


  

Алексей Невьянцев вышел в финал «Лидеров России», национального конкурса управленцев. К слову, из 21 000 претендентов в Уральском Федеральном округе отбор прошли только 29. 10 — из Свердловской области.

Алексей — владелец группы компаний по продаже лакокрасочных материалов. Но в Первоуральске больше известен как основатель благотворительного фонда «Доброе дело».


 


Я вырос на куче навоза. Я сам этого не помню, но так мне всегда говорили. У моего дедушки был огород возле дома. Каждый год сюда привозили навоз. И вся семья героически его таскала и окучивала огород. А коляска со мной стояла возле этой кучи.

И каждый раз, когда я чувствую этот запах, я вспоминаю об этом.  

Я никогда не буду зарабатывать деньги физическим трудом

В 8 классе папа устроил меня в ремонтно-строительный цех на Динасовом заводе. Я работал в сушилке. Когда мебель делается, материалы высушивают, чтобы конструкцию не повело.


Доски надо было заносить в сушилку и выносить из нее.

Я работал летом. На улице +23 — +25, а в сушилке градусов 40. Это реально тяжело. Даже мне — у меня всегда была хорошая спортивная подготовка. Но этот темп выдерживать было ужасно. Я работал месяц — всего по 4 часа в день.

И каждый день, таская эти доски, мысленно говорил себе: «Я никогда не буду зарабатывать деньги физическим трудом». А утром просыпался и снова шел их таскать.

Хороший урок мне папа дал. Учись, иначе всю жизнь будешь таскать доски. Как говорят: «Ученье свет, а неученье — чуть свет и сразу на работу».

После этого я устраивался только туда, где можно деньги зарабатывать интеллектуальным трудом.


Хотя в институте однокурсники мои выбирали способ проще. Разгружая вагоны на железнодорожной станции по 4-5 часов по вечерам, можно было иметь 15 тысяч в месяц. На первой моей работе я получал 400 рублей. На второй — 1 000 рублей. И не жалел. Я работал с тем, к чему у меня душа лежала и лежит, — с финансами.


Я не трачу время зря  

В школе я учился на пятерки. Папа мне говорил — получишь двойку или тройку, домой не приходи. И я на самом деле боялся — ведь некуда идти.

Помню, с одной-единственной тройкой — по изо — пришел домой в слезах. Мама защищала перед папой. Он ругался. Но никогда не порол.


Школу я закончил с золотой медалью. Поступил на самый престижный факультет, выбрал самую престижную кафедру  —«Финансы и кредит» Уральского политехнического института. Половина факультета — это золотые медалисты. Вторую половину привозили на «Мерседесах» с охраной и личными водителями.   

Я быстро понял, как работает система. Я приходил к преподавателям, плакал, что бедный студент, что мне нужны деньги. Поэтому я работаю, а на пары ходить мне некогда. И они разрешали не посещать занятия.

Я появлялся только в конце семестра — чтобы как-то примелькаться. Вроде да, он ходит. Потом брал конспекты у однокурсников, делал копии и за две недели до экзаменов все учил. В кабинет заходил среди первых: быстрее зайдешь —  быстрее освободишься.

И все удивлялись — Невьянцев, почему ты на пары не ходишь, а вечно на пятерки все сдаешь?


Единственное исключение — это военная кафедра. Там нужно было появляться. Если есть три пропуска в семестре — неважно, по уважительной причине или нет, тебя отчислят. И я делал так, что у меня было всего два пропуска. Конечно, со всеми нужными справками.
 

На 4 курсе я целый семестр не ходил в институт. Появился только в конце. Захожу в главный корпус — все руки жмут, говорят, поздравляем. Я не понимаю, что происходит. Поднимаюсь. Мне опять руки жмут: 

— О, Невьянцев, молодец! Красавец!

— Что случилось-то?

— Ну иди к деканату, посмотри. 

А у деканата обычно висят списки тех, кого отчислили. Я уже сам не свой. Думаю, все. Доигрался.   

У деканата доска «Ими гордится факультет» — и списки тех, кто в течение 4-х лет учится на одни пятерки. Я долго смеялся.


 

Я люблю сетевой маркетинг 

Я понял, как работает система и мне стало скучно. На втором курсе решил найти работу. 

За полгода я поработал в 7 или 8 компаниях сетевого маркетинга. Я не хотел никакие «баночки» продавать. Мне дико нравились обучающие курсы —  мотивационные вещи «Иди вперед, ставь цели». Это такой драйв!


И студенты, приезжавшие на «Мерседесах» с охраной, покупали «Орифлейм», «Цептер», «Гербалайф» и другую продукцию. Потому, что продавал я.
 

Это были подработки. Целый день я работал в офисе компании «Уником-Партнер» — за копейки по тем временам. Потом решил найти себе что-то другое.


 

Я добиваюсь своего 

На радиофаке УПИ были бесплатные телефонные автоматы, которыми пользовались студенты. Я брал газетку с объявлениями и начинал всех обзванивать. Позвонил по очередному — говорят, приходите на собеседование в «Атриум Палас Отель». Тогда это был один-единственный бизнес-центр в Екатеринбурге, единственное цивильное здание. Я не верю, переспрашиваю: «Куда вы сказали?» — «Атриум Палас». — 8 этаж. — «Точно?» —  «Точно». — «А это не сетевой маркетинг?» — «Вы издеваетесь?».


Когда я туда пришел, то понял, что попал в свою мечту. И сказал себе: «Я здесь буду работать». Но это я так решил, а не работодатель. 

Захожу — длинный стол из натурального дерева. В конце — кресла. Сидят владелец бизнеса и директор завода. Говорят, садись, я захожу такой с кейсиком. Кейсик ставлю, сажусь….и падаю — так устроено кресло, едва ли не ноги выше головы. 

— Ну расскажи, где учишься-то?

— В УГТУ-УПИ, на самой престижной кафедре «Финансы и кредит», — гордо говорю, расправив плечи.

— Это та, которая за женским туалетом на третьем этаже? 

Ну и дальше в том же ключе. 

На утро я позвонил — меня не приняли. Мне очень хотелось там работать. Через два часа я еще раз позвонил и сказал, что буду работать бесплатно. Владелец компании посмеялся и сказал  — у нас достаточно денег, чтобы ему платить, но мы его не возьмем.


На следующий день я снова позвонил, сказал, что очень хочу работать. И только тогда руководитель решил — ну пусть приходит, раз такой упорный.
 

Прихожу. Он говорит, вот тебе задание — сделать маркетинговое исследование рынка торгового оборудования и офисной мебели. Я не знал, что такое маркетинговое исследование. И вот я в библиотеке зарылся, на пары не хожу, езжу по всем салонам офисной мебели, спрашиваю прайсы. Работаю по 10-12 часов день.

 

Через месяц приношу фундаментальный труд на 200 страниц. Надо было, чтобы он был набран на компьютере. Их почти нигде не было, я искал, набирал с трудом.

Кладу на стол документ. Думаю, сейчас начнет гонять меня по вопросам. 

А владелец компании берет, не открывая, листает — смотрит, да, там что-то написано, не пустые листы. Открывает верхний ящик тумбочки, кидает папку и закрывает. 

— А это все? Смотреть не будете?

— А зачем? Иди сюда, прикол покажу. 

Я подхожу — он открывает ящик. Там еще 5-7 таких папок. 

— Я смотрю, готов ли человек работать или нет. Будет ли он бесплатно делать то, что стоит больших денег. Ты готов. Я беру тебя на работу. Учти, рабочий день начинается в 8.00. Заканчивается не раньше 22-23.00. А когда-то он вообще не заканчивался.

Я — хорошо, спасибо, завтра приду. 

— Ты не спросишь про зарплату?

— Нет, я готов бесплатно работать.

— Молодец, правильно отвечаешь. 

Так я начал получать тысячу в месяц. Иногда рабочий день и правда не заканчивался. Я сдвигал офисные столы и ночевал в офисе. Необычный такой опыт — спать на столах.


 

Я ценю деньги 

Пока я был студентом, родители давали деньги — не баловали, скажем так, необходимый минимум. Я пришел и сказал: «Папа, я буду работать». Он ответил, что даст мне денег — в пять, в шесть раз больше, сколько нужно, чтобы я только учился. К тому времени папа стал коммерческим директором Динасового завода.


Итог нашего с ним разговора тогда: «Хорошо,если ты будешь работать, то обеспечивай себя сам. Ты ни копейки не получишь от меня. И я выбрал жизнь на тысячу в месяц».
 

У нас на работе были чай, кофе и печеньки для клиентов. И вот завтрак, обед и ужин у меня были из чая, кофе и печенек. А самое вкусное блюдо — это сухари, которые я из дома привозил, лук и растительное масло. Это все кипятком заливаешь — и вкусно очень. Это не «Доширак». «Доширак» денег стоил.


 

Я ценю комфорт и качество. Но в разумных пределах 

Когда я начал работать, мне понадобился костюм. Был в Екатеринбурге магазин «Пеплос», где продавались костюмы по 3000 рублей. Я копил на такой. Его надеваешь, а он на тебе колом стоит как деревянный. И ты как Буратино в нем ходишь. Зато это костюм.


Когда я ушел с фабрики, мне предложили стать коммерческим директором журнала «Стольник». Его только-только начинали раскручивать. Я согласился. Офис у меня был в «Покровском Пассаже», где представлены все бренды, эта была жемчужина моды по тем временам.
 

Там было правило: да, зарплата у тебя 15 000. Но ты должен выглядеть на уровень, а то и два выше. Бери в кредит на полгода костюм за 40 000 рублей.  

И я начал понимать одну вещь. Я должен чувствовать прирост качества. Когда ты носишь «Пеплос» за 3 000, а потом надеваешь костюм за 10 000, ты чувствуешь, что он уже не деревянный. Но где-то не так сидит, тут жмет, ниточки торчат.



Когда ты за 30 000 покупаешь костюм, то понимаешь — качественная вещь. Берешь за 50 000 — 60 000 по индивидуальным меркам — прирост качества. Но если ты надеваешь за 500 000 костюм  — мне давали такие померить в дорогих бутиках — ты не чувствуешь разницы.


 

Я чувствую людей 

Когда я начал работать в «Стольнике», то понял, что не разбираюсь в людях. А мне нужно было проводить собеседования. И попросил секретаря приглашать мне по 5 — 10 человек в день. Я их не нанимал, я просто проводил собеседования. Специально спускался в кафе — на этаж, где самые дорогие бутики, чтобы все почувствовали эту атмосферу. Когда я три года так посидел в кафе, то научился разбираться в людях.


И вот мне 21 год. Я президент холдинга. Открыл 12 компаний. Специально приезжаю на автомобиле «Вольво» последней модели на встречу выпускников. Специально прошу водителя подождать во дворе, чтобы все видели, кем я стал.Глупо. Смешно, но это был молодецкий задор. 

Но в 27 лет у меня произошла смена ценностей. Я пришел к вере, обзавелся семьей, резко поменял точку зрения. Это все — деньги,бизнес, карьера, костюмы — лишь внешние атрибуты.

Главное — суть человека. А не внешняя оболочка. Поэтому надо не только брать — но и отдавать. И делать добро.


 

Я перфекционист 

Если я берусь за дело, то делаю его идеально. Я должен создать шедевр. И пока я не сделаю, я не успокоюсь. Так вышло с моим благотворительным фондом «Доброе дело», который работает уже 11 лет. 

Мы вместе с командой создали пять шедевров: 

  • «Доброделки» —  карточки «с частичкой души и добра, которые дарят в знак благодарности, для поднятия настроения или просто хорошим людям»;
  • Календарь «Добрых дел» — календарь с расписанием добрых дел, которые можно делать каждый день;
  • «Дневник добрых дел», куда можно записывать все, что вы делаете;
  • Книга о моей семье «Добро идет через года».

 

И скоро выйдет в свет пятый шедевр. «Письма добра» — книга с мотивационными историями и стихами.


 

Я люблю Динас 

Да, я мог бы уехать в Москву, Питер, за границу. Но мне ничего не надо кроме Динаса. Я его обожаю. Это мое, родное. Для меня это рай на земле.


Фото Дмитрия Рудика