680
3
0

Я не люблю «долгих забегов»


Главный врач городской больницы Виктор Долгушин: почему решил стать детским хирургом, про стиль руководства и зачем Первоуральску нужно отделение пластической хирургии 


Напомним, накануне новый главный врач первоуральской горбольницы устроил пресс-конференцию. Мы сделали большое интервью, которое касается рабочих моментов. А здесь отдельно публикуем ответы на три вопроса, которые касаются личного — призвания, стиля руководства и увлечения пластической хирургией. 


 

Виктор Долгушин, главный врач городской больницы

Про призвание  

О том, что я стану детским врачом, я узнал в 8-м классе. Я попал в учебно-практический комбинат на специальность санитара «Скорой помощи». Проработал два года. И за это время видел разные случаи — кардиологию, неврологию, детские травмы... Поэтому, когду поступал в институт, знал, что стану именно детским хирургом. 

Почему педиатр? У детей видно результат почти сразу. Почему хирург? Никогда не хотел быть терапевтом, не люблю «длинные забеги», где долго ждать результат. 

Я поступил в Целиноградский институт в СССР, а потом город Целиноград переименовали в Акмолинск. Поэтому закончил Акмолинский институт. Сейчас это Нур-Султан, бывшая Астана. Так вот, я понял, что перспектив в Казахстане у меня нет. Ждать и сидеть, когда меня заметят, я не хотел. Поэтому сделал российское гражданство, приехал в Екатеринбург в интернатуру.


 

Про стиль руководства 

Мой стиль — знакомиться с коллективом «в боевой обстановке». 

— То есть будете брать дежурства?

— Нет, но я приду на дежурства. Но не как детский хирург и не за деньги, а за «идею коллектива». Посмотреть, что, как.  

Я — демократичный руководитель. Но если человек плохо справляется, я не буду с ним работать. Я из категории руководителей именно командных. Если я в какой-то области сам не много понимаю,то найду специалиста, который отлично в этом разбирается. Я не буду принимать на работу некомпетентных людей только ради того, чтобы меня не подсидели. Мне балласт не нужен. 

Если такие люди есть в коллективе — «слабые звенья» — я создам им альтернативные условия труда. Я человек энергичный и всегда, что называется, бегу впереди паровоза. Но я не буду делать за них работу. Я помогу устроиться человеку — на ту должность, которую он «потянет». Это единственный нормальный выход из ситуации. 


 

Про пластическую хирургию в Первоуральске

— Отделение пластической хирургий — это понятный способ зарабатывать деньги для больницы. Сейчас нужна лицензия, необходимо сделать реанимацию, найти врачей — чтобы всё соответствовало требованиям. Это здесь, в принципе, возможно. 

У нас есть специалисты — в Екатеринбурге, Челябинске — которые могут приехать сюда. Мы можем делать блефаропластику (операция по изменению формы век или разреза глаз), коррекцию груди, например. А вообще хирургию делают от специалиста (хирурга, который умеет хорошо делать определенные части тела — ред.). Очень мало тех, кто владеет всем телом. 

Мне очень нравится пластическая хирургия — я слежу за тенденциями, общаюсь с друзьями-специалистами. Мне и самому предлагали получить специализацию — но для этого надо поработать как минимум лет 10. 

Вообще, детские хирурги — они более универсальные, они могут оперировать то, за что не каждый взрослый хирург возьмется. К примеру,  есть операции, которые кроме как пластической хирургией не назовешь — например, у мальчиков, которые рождаются с почти полным отсутствием половых органов. Эти операции делаются в три этапа. И у нас единицы таких специалистов, которые могут их проводить. 


 

Фото Дмитрием Дегтярем