2047
8
0

Всего на недельку пораньше — и ручку бы спасли


Маленькому Тимоше Мокроусову не обойтись без помощи горожан


 

Еще при рождении Тимоша Мокроусов пережил инсульт. Правую руку малышу ампутировали. Сейчас врачи диагностировали ему и гемипарез — паралич левой части тела, и эпилепсию.  Но, несмотря на все это, мама верит, что у ее ребенка есть шанс.


 

Тимоша и его мама Елена

Тимофей тянется за игрушкой, но пальцы не слушаются. И вот уже почти — но пластиковая корова все равно выскальзывает, как бы он не старался. Кисть слишком слабая. Правой рукой мальчик не может себе помочь — вместо нее у ребенка культя. Ей-то Тимоша может двигать свободно, но едва ли тут от нее будет толк.  На помощь приходит мама.

 

Елена подает сыну игрушку: 

— Как у нас говорит коровка?

Ребенок силится и произносит, старательно складывая губы: «Му-му».

 — Какой ты молодец, Тимоша, — улыбается мама.

Тимофею Мокроусову 2 года и 8 месяцев. Красивый голубоглазый парень. Он четко говорит лишь несколько слов: «Мама», «Папа», «Надо» и «Ходить». Последнее он повторяет с особым придыханием, долго и протяжно, будто напевая детскую песенку — он очень любит ходить. Но лишь когда мама держит его за руки. Самостоятельно мальчик передвигаться не может.   

 

У ребенка тяжелый гемипарез, проще говоря — паралич части тела.  Как рассказывает мама, при рождении малыш пережил инсульт. Еще в утробе пуповина обвилась вокруг правой ручку. Когда начались роды, пуповина стянула ручку так, что ребенку стало неимоверно больно, а в сосудах образовались тромбы.  Когда малыш появился на свет, у него оказалась повреждена половина мозга. А правую руку, несмотря на все усилия врачей, пришлось ампутировать.

Все поверить не могла, что беременна

Тимоша — единственный и долгожданный ребенок в семье. 17 лет Елена Мокроусова никак не могла забеременеть. Перепробовала все мыслимые и немыслимые способы, и, уже совсем отчаявшись, согласилась на искусственное оплодотворение. Сдала все анализы, и вот, как только пришел срок для процедуры, женщина почувствовала странные перемены в организме. Оказалось, беременна.

 

— Я как с ума сошла, так радовалась! Купила тестов на беременность штук 20. Каждый день делала и все поверить не могла, что у нас получилось, – когда вспоминает этот момент, Елена буквально сияет. При этом незаметно старается смахнуть слезы.  

Беременность проходила хорошо. Но за две недели до родов женщина внезапно почувствовала боли в животе и обратилась в больницу. Медики сделали УЗИ и пояснили будущей маме, что поводов для беспокойства нет. Да, есть гипоксия плода. Но то, что ручка обвита пуповиной, разглядеть так и не удалось.

— Я просила, чтобы меня записали на кесарево сечение. Но мне снова сказали, что все нормально.  Перед тем, как рожать, я уже боль терпеть не могла. Вызвала «Скорую». Меня увезли.  Я первый раз рожала. Врач пришла – что-то внутри меня наковыряла, у меня и кровь, и жидкость какая-то бежит и бежит. Аж перчатка у нее порвалась — я была в шоке. Меня увезли в палату, поставили укол. Ночь я провалялась. Думала — помру от боли. Я так молилась, чтобы у меня ребенок был жив, чтобы все было хорошо. Утром меня пришли врачи и меня прокесарили.

Тимоша выжил. Но его сразу увезли в реанимацию. Матери сказали, что рука у ребенка запутана в пуповине, поэтому потребовалось срочно принимать меры. Сына Елена Мокроусова увидела только в детской областной клинической больнице Екатеринбурга. Там медики 15 дней боролись за то, чтобы спасти руку Тимоши. Но так и не смогли победить гангрену. Конечность ампутировали, чтобы сохранить жизнь ребенку.

 

— Мне доценты в Екатеринбурге сказали — вот если хотя бы на недельку пораньше сделали кесарево, ничего бы этого не было. И ручку бы спасли…

Думали, сами на ноги встанем

Со временем у ребенка начали проявляться последствия инсульта. Каких только курсов и методик реабилитации Мокроусовы только не пробовали — иппотерапия, бобат-терапия и пр. Усилия не пропали даром — теперь  Тимоша сидит, пытается удерживать в руках предметы и концентрирует внимание, произносит слоги и слова. В последнее время он особенно полюбил сам листать книжки. 

 

Для культи у мальчика есть протез. Выглядит он словно кукольная рука — только очень большая, тяжелая и холодная. Внутри — металлический стержень. Даже у взрослого в руках эта конструкция едва сгибается. Мама вздыхает: с таким ребенок ходить не может, а хорошие протезы очень дорогие.

Елена практически круглосуточно занимается с сыном. У Тимоши, как у спортсмена, день не обходится без тренировки. Нельзя давать слабину, нужно постоянно ребенка держать в тонусе — тогда будет прогресс, уверена мама. А иначе дальше будет еще сложнее.  

Недавно мальчику диагностировал эпилепсию. Семья несколько месяцев провела в больнице. Сейчас симптомы этого заболевания уже не проявляются. Но от части методик реабилитации пришлось отказаться. По большому счету, ребенку рекомендованы только  массажи и лечебная физкультура.

 Помочь Тимоше могут в одной из уральских клиник — в челябинском центре «Сакура».  Более ста тысяч рублей, точнее 119 900 — такой счет выставили за курс реабилитации. В Челябинске ребенка ждут уже в конце июля.

 — Мы думали, сами на ноги встанем, — говорит мама. — Столько лет же могли. Но тут у нас была тяжелая финансовая ситуация… Часть средств, конечно, мы подкопили. Но там, в центре, надо будет жить определенное время. Поэтому в этот раз без помощи нам никак.


 

 № карты Сбербанка  4817 7600 7844 1932 ( карта оформлена на маму Мокроусову Елену Юрьевну) и привязана к номеру телефона +79530485131


Фото Анастасии Нургалиевой