404
1
0

«Вражеские рецепты» не помогут, у нас самобытный путь


Авторская колонка политолога Александра Предеина


 

17 октября, около 12.00 мск  в здании политехнического колледжа в Керчи в произошло ЧП. Первоначально сообщалось о взрыве неустановленного взрывного устройства, затем следователи уточнили, что погибшие скончались от огнестрельных ранений. Организатор атаки — студент Владислав Росляков —покончил с собой. На сегодня говорят о 21 погибшем.

 


 

Александр Предеин, политолог

Мои старшие классы — время 90-х. «Лихих», как их теперь называют. В тогдашних школах не было охраны и турникетов, не было камер видеонаблюдения и решёток на окнах. Зато были учителя закалки 70-х-80-х, которые пришли в свое время в школу по призванию, а не потому, что никуда больше не взяли. И казавшиеся тогда временными трудности переживали энергично и с юмором. Помню, «классная» оставалась с нами после уроков репетировать сценки по Чехову, водила нас на городские интеллектуальные игры, в музеи и театры, да и мы могли навестить ее дома на чай с «новомодным» вареньем из кабачков с лимонной кислотой. Погибла учительница в середине «благополучных нулевых», от десятка ножевых ранений.
Были в 90-х еще и милиционеры старой закалки, что пришли в свое время в органы, чтобы бороть преступность, так и не перековавшись в крышевателей-вымогателей в погонах. Не скажу, что 90-е — это атмосфера дружелюбия и спокойствия, но, например, тогдашнее телевидение было на два порядка честнее и корректнее нынешнего. Люди смотрели диковинные сериалы об «историях успеха провинциальных женщин латинской Америки» и развлекательные программы в ассортименте. Были и политические шоу, конечно, но на разных каналах они давали различные картины, и было любопытно наблюдать, сравнивать, оценивать, делать выводы. В 90-е не было и малой доли той злобной истерии, которая охватила Россию сегодня. Мир казался большим и открытым, полным возможностей и чудес. 90-е — это расцвет предпринимательства, да-да, мы мечтали стать не прокурорами или депутатами! Казалось, своим умением и усердием можно достичь всего, чего душа пожелает, и перед глазами были тысячи примеров.
В 2000-х всё изменилось. Мейнстримным (это слово появилось в ту же эпоху) стал вышедший как раз в «нулевом» году боевик «Брат-2», где главный герой, переживая убийство своего друга, летит в Америку устанавливать свои порядки. В итоге он добывает кучу денег для живущего в Штатах брата покойного, который не особо-то в них нуждался, теряет в американской тюрьме родного брата и увозит с собой в Россию проститутку. Герой Сергея Бодрова не только не наказывает убийц друга (все они остаются невредимыми), но убивает по ходу сюжета десятки случайно оказавшихся рядом людей. Его действия лишены прагматизма и вообще логики, как и многие действия государства Российского во времена после выхода фильма. 
В «нулевые» возведен в абсолют культ жестокости и насилия. Начали всем известным «мочить в сортире», и по сей день пребываем в этом разбухшем от крови и морально покосившемся информационном нужнике. По телевизору — сериалы про «ментовские войн», новости о полковнике Захарченко, а затем не пятиминутки, но часовые «сеансы ненависти» ко всему миру: невесть откуда подобранные спикеры с пеной у рта призывают бомбить Америку и пройтись танками по Европе.
Наши дети растут в крайне токсичной атмосфере всеобщего неуважения и насилия, они болезненней нас реагируют на несправедливость, и не только дома, при распределении конфет, но в школе и обществе в целом. Они знают, что защиты от произвола нет, а выигрывает всегда самый наглый и сильный.
В условиях, когда общество и государство устранились от воспитания детей, ежеминутно подбрасывая поленья в коптящий на весь мир костер ненависти и злобы, дети начинают воспитывать себя самих и друг друга, со всей своей звериной подростковой жестокостью. Отсюда АУЕ и тысячи дворовых молодежных банд, держащих в страхе кварталы и целые города. 
Запретить оборот оружия среди 18-19-20-летних? Увеличить штат МВД? Понаписать сотни ненужных инструкций? Вероятно, такие выводы последуют из очередной трагедии. Культивировать в стране гуманизм и уважение Человека к Человеку? Воплотить в реальность миф о верховенстве Закона и социальной роли государства? Создать механизмы справедливого распределения национального богатства и запустить систему социальных лифтов? Нет, «вражеские рецепты» нам не помогут, у нас свой самобытный путь!