435
7
0

Власть должна спасать нашу улицу


Почему жители Первомайки запрещают детям пускать кораблики в ручьях


 

Снова мы на окраине Первоуральска. В прошлый раз были на северной, сегодня решили побывать на южной.  Здесь есть техногенная пустыня со всеми красотами — эрозией почвы, отсутствием травы и кустарников. Есть и водоемы отходов Хромпика, занимающие сотни гектаров земли. Но жители Первомайки давно привыкли к этим промышленным достопримечательностям. А воздействие выбросов «Русского хрома 1915» и СУМЗа последнее время менее ощутимо в сравнении с предыдущими годами. Правда, соседство с прудками-отстойниками периодически напоминает о себе.


 

Татьяна: 20 лет назад я не задумывалась об экологии

— Я, когда 20 лет назад сюда переехала, не задумывалась об экологии. Сейчас те, у кого нет водопровода, бурят скважины, — рассказывает Татьяна. — Воду отдают на химический и бактериологический анализы, так вот в некоторых скважинах присутствует хром. Такую воду в пищу не используют, только для хозяйственных нужд и то с опаской.

Однако жителей улицы Щорса, расположенной в непосредственной близости с отстойниками Хромпика, все же больше беспокоят запахи канализационных стоков, которые сбрасываются в речку Пахотку.

— Звонить бесполезно. Мы весной обращение в «Водоканал» подписывали. Это было после выборов, — вспоминает наша собеседница. —По-моему, это заявление передали в прокуратуру и Роспотребнадзор. Но ответов пока нет. Я вас сейчас с соседкой познакомлю. Им больше всех достается. Насосная станция «Водоканала» напротив их дома стоит.

Во двор нас не пускает сидящая на цепи лайка по кличке Мураш. Наша проводница кричит соседке, чтобы та вышла на улицу. Появляется хозяйка дома №47, представляется Любовью Андрияновой.

Любовь Андриянова: Сейчас фонтан поменьше, но запашок все равно чувствуется

— Они уже года три сливают фекалии. На улицу выйти невозможно. У меня сын инвалид. У него ДЦП. Так вот мы с ним в огород погулять выходим, и, если начинается сброс, мы сразу домой. Зловоние жуткое, — делится проблемой Любовь. — Мы с соседкой с 1 января занялись скандинавской ходьбой. В течение часа ходим по улице. Мы выходим в 19.30, а они начинают сливать в 20.00. Какая тут ходьба.Так продолжалось всю зиму, всю весну. Сейчас фонтан поменьше, но запашок все равно чувствуется. Я отсюда сбежать хочу, как только оформлю собственность на дом и землю. Зачем рассказываю вам все это? Потом не продать будет.

Андриянова переехала в Первомайку в 50-е годы прошлого столетия. Тогда еще не было шламонакопителя с красноватой жидкостью, а подъемная станция водоканала была новой. Мощных сбросов городских сточных вод в Пахотку, таких как нынче, не было.

— Я не берусь утверждать, но, по слухам, сейчас на станции работают не все насосы — один, максимум, два. Поэтому не справляются с перекачкой. И канализация, которую не могут поднять на очистные, сбрасывается в речку. Но это слухи, достоверно никто ничего не объясняет, — разводит руками Татьяна.

В прошлом году в СМИ было много шума по поводу разлива зеленой жидкости на дороге, ведущей на Магнитку. А вот для жителей Щорса, это обычное явление.

 — У нас каждую весну текут зеленые ручьи. Они откуда-то из-под земли возникают. Зелень голимая. А ребятишкам охота кораблики пускать. Вот и гоняешь их от этих ручьев. Что интересно — по одной стороне улицы бежит зелень, а по другой стороне светлая вода. Мы и скотину всю из-за этого убрали. А до этого на улице и коз, и коров держали, — вспоминает Татьяна.

Во время последних выборов первоуральцам предлагали проголосовать за объекты городского благоустройства. Среди них улиц района Первомайка не было.

— А я хочу, чтобы благоустроили наш район. Да тут не благоустройство так-то должно быть, а власть в обязательном порядке должна спасать нашу улицу от неблагоприятных воздействий. А пока нам только песочницу с турником в прошлые выборы установили, мы даже качели не заслужили, что уж говорить о внимании к нашим экологическим проблемам, — грустно иронизирует Татьяна. — Может быть, через журналистов нас услышат.

А вообще, поездка на южную окраину Первоуральска оставила ощущение, что ты побывал на огромной помойке. Здесь начинаешь понимать, почему в годы гласности наш город называли самым грязным местом в самом грязном регионе. Нас убеждают, что модернизация производства на предприятиях значительно улучшила экологическую обстановку в городе. Скорее всего, это так. Но вот факт, что на месте техногенной пустыни разрастается полигон для утилизации ТБО, сильно заставляет усомниться, что от модернизации будет большой прок. Получается, что вместо рекультивации промышленной помойки, на ее месте создают новую. И остается только догадываться, как это аукнется жителям улицы Щорса в не столь отдаленной перспективе.