413
8
0

Владимир Валькер: «Хочу прожить еще одну жизнь, работая в школе»


Во все времена родителей волнует проблема — где взять хорошего учителя, умеющего делать из учащегося, как сейчас принято говорить, хороший продукт. Своего рода тортик, в основу которого ляжет бисквит из знаний, а впечатления от поездок с «классным» на природу, школьная самодеятельность и объяснения смысла жизни станут хорошим кремом к этому десерту. И самое главное, чтобы учитель не был подвижником на тяжелом поприще, а воспринимал обучение детей как прекрасное почти развлекательное занятие.


Владимир Валькер

40 лет Владимир Валькер проработал в школе №32, сделал семь выпусков как классный руководитель и 25 выпусков как учитель-предметник. Его ученики и их родители считают, что им с учителем повезло. А сам он рассказал, как порой не проста дорога дипломированного выпускника вуза к школе, и как сыграть с учениками на опережение, использовав крошечную возможность, длиной в несколько секунд. 


 

Думал, один годик перетерплю 

В 70-е после окончания института я не планировал работать учителем, так как в педагогическом институте оказался, в общем-то, случайно, но это отдельная история. В институте военной кафедры не было, но отсрочка от армии была.

 

Придя в школу 15 августа, я точно знал, что осенью меня ждет армия. Так и случилось. Проработав только первую четверть, я отправился служить сроком на один год и был совершенно уверен, что, вернувшись, устроюсь на завод по специальности, связанной с физикой. Я думал, что в школе меня быстро забудут, найдут другого учителя. 

Каково же было моё удивление, когда в одном из писем из дома, я узнал, что директор школы Авдюкова Зинаида Андреевна просила обязательно передать, что школа меня ждет, и что уже с 1 сентября мою будущую нагрузку раскидали на двух учителей. Это приятно удивило, и я подумал, что один год я перетерплю. 

Вернулся домой из армии в субботу, а в понедельник уже вошел в класс.


 

 

Учебник не издал, но на городском рынке методической литературы присутствовал

 

Владимир Валькер на открытом уроке

То, что я задержался в школе на  40 лет, объясняю двумя причинами. 

Первая — это то, что мудрое руководство школы в лице директора и завучей поругивало меня, молодого и неопытного, один на один, за закрытыми дверями, так, чтобы никто не слышал и моё самолюбие не страдало, зато хвалили на педсоветах горячо и громко, чтобы слышали все.

Это окрыляло и хотелось утром не идти, а бежать в школу. 

Вторая причина моего сорокалетнего присутствия в школе —  то, что я быстро привязался к своим ученикам и был очень рад, что эта привязанность оказалась взаимной. 

Чтобы заинтересовать своих учеников физикой, чтобы этот предмет стал любимым для многих, я пошел на эксперимент — отказался от преподавания по базовым учебникам физики, давал материал понятнее, доступнее и гораздо шире рамок школьной программы. А чтобы все это оставалось в памяти учеников, ввел конспектирование изучаемого материала.

 

Первый выпуск. 1973 год

Таким образом мы создавали свой учебник. В дальнейшем по этим конспектам училось не одно поколение моих учеников, их передавали тем, кого я не учил,и, как мне недавно рассказали, даже продавали. Конспекты помогали и тем, кто учился в вузах страны и за рубежом. Их хранят до сих пор, берегут для своих детей и внуков. 

Увы,издать свой учебник я так и не смог по многим причинам, хотя этого многие хотели бы.

Ведь за каждый учебный год моим ученикам приходилось исписывать по 5 общих тетрадей на 96 листов. Об этом выпускники 1983 года даже песню написали. 

И ёжику ясно, мы скажем бесстрастно,

Что этот учитель, не физик, а бог.

Он графики чертит в объеме Вселенной

И шпарит конспекты, глядя в потолок.

И Валькера учебник, если издадут,

Никто не удивится, все радостно вздохнут.

И остро экземпляров будет не хватать

И станут все запоем физику читать.

 


 

Для воспитания много слов не надо 

Школьная жизнь не ограничивалась преподаванием предметов. У нас была интересная внеклассная жизнь. Мы часто ходили в походы по родному краю, путешествовали по родной стране. Чтобы семья не обижалась за такие частые поездки, брал всех с собой. Учеников я называл — мои дети, а своих — собственные дети.

В походе. 1969 год

Путешествие в Волгоград, посещение Мамаева Кургана, Дома Павлова, монумента Родина -Мать оставили неизгладимые впечатления в душах ребят. Позже с другими учениками мы посетили Белоруссию по маршруту Минск – Брест – Хатынь. Вспоминаю, как в автобусе на пути в Хатынь звучит гитара, ребята поют. Въезжаем в деревню, а домов нет, только черные печные трубы. В автобусе установилась гробовая тишина, все онемели от увиденного. Война сразу вошла в сердце каждого. Потом был Киев и Бабий Яр, Ленинград с Эрмитажем, Русским музеем и Пискаревским кладбищем, Москва с Красной площадью, Ульяновск со школой, где учился Александр Матросов, Прибалтика, Молдавия. 

Из этих поездок ребята возвращались повзрослевшими от впечатлений. Не надо много слов, чтобы воспитать гражданина своей страны, достаточно увидеть и понять.


 

Из неординарного: «А я кто, не Вовка что ли?»

1974 год. Весна. Поехали с классом в бассейн на турбазу Хрустальная, тогда это был единственный бассейн в городе. Смотрю, выходит из мужской раздевалки Витя Шолохов, ему в 8 классе уже было 18 лет (3 раза оставался на второй год) и весь в синих наколках-татуировках. Типа — не забуду мать родную и т.п.

Говорю ему: «Витя, быстро в воду, пока тебя девчонки не увидели такого красивого, и не вылезай, пока они не наплаваются». Так он, бедный, так и просидел целый час в воде, стал синий уже не от татуировок, а от холода.

 

1973 год

Но долг платежом красен. Пришло время экзаменов, а Витя пропал. Выяснилось, что он живет в гражданском браке с какой-то женщиной в пригороде и ездит туда на мопеде. Приходилось на каждый экзамен вытаскивать его оттуда, чтобы он мог получить свидетельство об окончании 8 класса. Тогда людей без оконченного образования не должно было быть.

Доставалось ли мне еще от моих учеников? Конечно. Вот, например. Выпуск 1983 года. Оставил я свой дипломат на кафедре и ушел в лаборантскую. Они быстро и тихо поменяли набор цифр на кодовом замке, урок начался, пытаюсь открыть дипломат, он не открывается. А надо было показывать опыт с эбонитовой палочкой. Я для этого стащил из дома шерстяную кофточку дочери, пока жена не видела, а кофточка-то в закрытом чемоданчике. Минут 15 открывали все вместе, потому что эти сорванцы сами забыли набор цифр. 

Или такой случай. Бегу на 5 этаж, чтобы сделать им объявление и успеть обратно в кабинет на 2-й этаж к началу урока. Открываю дверь — и бац! Мне в лицо прилетает тряпка. Вся в меле. 

Немая сцена, потом голос Вадима Белоконя: «Владимир Эрнстович, я не хотел в  Вас, я хотел в Вовку попасть».

Я в ответ: «А я кто, не Вовка что  ли?»

Минут пять мы умирали от смеха. Я уже и забыл тот случай, Вадим мне напомнил лет через 30.


 

А я их всех помню 

Вадим…  Ужасно тяжело терять своих учеников, молодых, полных сил и планов. Когда-то он шутил, говоря одноклассникам: «Это вам скоро будет 50, это вы будете стариками и старухами, а я буду вечно молодым». Напророчил. Царство ему небесное.

Юбилей Владимира Валькера. Рядом — его ученик Александр Ряписов 

Недавний случай. Стою на светофоре у площади, рядом женщина лет шестидесяти.

Узнаю, это же Надя Соловьева, 1973 года выпуска. 

Поворачиваюсь к ней:

— Здравствуй, Надя.

Она в ответ:

— А Вы что, меня знаете? 

— Конечно, говорю. Не просто знаю, но и помню, что ты оставалась на осень по математике у Веры Даниловны, и мы на педсоветеголосовали, чтобы тебя перевести в 10 класс. 

Надя опять в недоумении:

— А Вы кто? 

— А я, Надя, твой учитель физики. 

Зажегся зеленый, и она пошла, так и не поняв, по-моему, что этот мужчина хотел от нее. 

Вот так. Через мою физику прошло около 5 тысяч выпускников. И я их всех люблю и помню.

Когда у меня сегодня спрашивают, есть ли у меня мечта, отвечаю: есть, но она несбыточна. Я хотел бы еще раз прожить ту жизнь, которую прожил, работая в школе.

 


Фото из личного архива Владимира Валькера