858
9
0

В каждом доме что-то происходит


Ко дню работника ЖКХ мы пообщались с Ольгой Белянской — заместителем  директора управляющей компании «Даниловское». Мы провели с ней несколько часов. Устали


 

Часть первая. Кабинет

На часах 7.45. Ольга заходит в кабинет, снимает пальто.

— Есть время перевести дух. Я еще дома смотрела сводки в программе, чтобы понять, что и как за ночь случилось: какие заявки поступали в аварийную службу, какие данные были на  общедомовых приборах учёта. Это все нужно, чтобы понять, какие проблемы в первую очередь будем решать.

На столе уже лежат оперативные сводки от аварийных служб. Через несколько минут начнется оперативное совещание — нужно знать последние данные для того, чтобы поставить задачи начальникам участков и подрядным службам.

Первым делом смотрю отчет за сутки с общедомовых приборов учета по отоплению — параметры могут быть в норме, занижены или завышены. Если занижены, значит, возможно произошла авария на сетях. И люди жалуются, что замерзнут. Если параметры завышены — в квартирах может быть слишком жарко. Тогда за отопление придут большие счета. Нужно быстро устранять аварии или регулировать подачу теплофиката, где это возможно. Уже в 8.00 я должна сказать инженеру, что делать.

Стук в дверь — у кабинета главный инженер подрядной организации. Просит уделить минуту — показывает сводку, где указаны параметры горячей воды: температура горячей воды на входе в дома и на выходе. В этот раз в нескольких домах на выходе параметры выше нормы — значит, в квартирах жарко.

— Надо регулировать систему, чтобы стабилизировать параметры.

— В квартирах должна быть комфортная температура. А если будет жарко — 27-28 градусов, жители заплатят за отопление слишком много, — поясняет Ольга Вячеславовна. — Честно, у меня уже профдеформация. Иду по улице, смотрю исключительно на дома и думаю — ага , вот тут форточки открыты. Значит, в доме «перетоп» — людям слишком жарко.

После — есть время проверить почту и проанализировать заявки. Сегодня поступило 5 новых писем  — и от надзорных ведомств, и от администрации, и от Госжилинспекции. Плюс жалобы жителей — на холодные батареи, протечки коммуникаций в подвале и несколько течей с кровли.

 

— Я постоянно смотрю сводки, уже привычка такая. Она у нас в специальной программе. Ужинаю — на телефоне смотрю. Ну и перед сном. А по всем крупным авариям мне звонят в любое время: и в час ночи, и в два, и в три. Нужно быстро собраться с мыслями и дать указания.  Здесь сложный выбор: локализовать утечку и оставить людей до утра без воды? Или дать возможность утром нормально собраться на работу, но потом сушить подвалы? Буквально на днях из-за переменчивой погоды перемерзли ливневые стоки с кровли 12-ого этажного дома. Поздно ночью стало топить квартиры. Для жителей это катастрофа, но отправить ночью людей на обледеневшую кровлю тоже не могу... Обидно, что иногда природа все таки сильнее жилищно-коммунального хозяйства.

Перед оперативкой есть пара минут — Ольга поливает цветы. Они стоят на полках и подоконниках. Ольга любит растения. Но дома кошка, которая их грызет, поэтому «живут» они только на работе. У каждого цветка есть имя и своя история.

Полить, побрызгать водой листья — своего рода медитация.

Настроилась, собралась — и на совещание. Ольга сегодня его ведет.


 

 

Часть вторая. Совещание.

— Что у нас, Юрий Михайлович?

Докладывает начальник участка Юрий Манягин. В кабинете — сотрудники основных служб: отдела по работе с населением, энергетик, она же ответственная за лифтовое хозяйство, начальники участков и представители подрядчиков, которые работают с управляющей компанией. Например, занимаются вывозом снега, строительными и сантехническими работами.  

— У нас проблема с кровлями — текут 14 кровель. Уходили в зиму без протечек, с хорошим состоянием. С оттепелями резко появилось большое количеством протечек. Правда, они небольшие.

— Подробнее охарактеризуйте ситуацию.

— Мы разобрали ситуацию по каждому дому, заказали вышку. Сегодня часть проблем по крышам «снимем». Сосулек немного, уберем вовремя.

— Держите в курсе. Что у вас, Елена Алексеевна? — Ольга обращается к другому начальнику участка.

— Тоже кровли. А еще — балконные козырьки примыкают к кровле, люди начинают открывать балконы, появляются протечки.  

Главные темы — чистка дорог от снега и «мусорный вопрос». По словам коммунальщиков, появились отдельные случаи, когда жители оставляют мусор у квартир — все из-за введения новой платы за вывоз и утилизацию бытовых отходов.

Люди уверены, что платежи получает управляющая компания, поэтому считают, что дворники должны забирать мешки с мусором из подъезда. Хотя плату получает региональный оператор.

Самая серьезная проблема на сегодня — низкое давлении горячей воды в трёх домах на Вайнера. У жителей на верхних этажах проблема — в часы наибольшего разбора (утром и вечером) вода бежит тоненькой струйкой. В итоге — ни помыться как следует, ни постирать. Вопрос решают поднять на коммунальном совещании в администрации. Если и это не подействует — обратиться  в главный офис компании-поставщика ресурса в Екатеринбурге, предоставить документы и данные приборов учета.

 

Заканчивается совещание. Ольга возвращается в кабинет.

— Я родом из Североуральска. В коммунальную сферу я попала, когда пришла работать на Североуральскую ТЭЦ. Возглавляла там цех водоподготовки. Во время работы получила еще одно образование — закончила факультет промышленной теплоэнергетики, никогда не думала, что это может быть настолько интересно.

Позже Белянская получила приглашение в областное Министерство ЖКХ — в отдел оперативного контроля и реагирования.

— Сын смеялся — называл меня «коммунальный спецназ». Смех смехом, но как только в области случалась крупная коммунальная авария, мы первыми выезжали на место. Я тогда удивлялась — сравнивала состояние домов и сетей в городах и в отдаленных поселках, где даже школа отапливается печкой на дровах... Вот так и «втянулась» в коммунальную сферу.

Ольга не успевает закончить — приходит несколько сообщений в мессенджерах.

— А, это теплотехники. Минутку, отвечу. У меня четыре корпоративных чата коммунальной компании. Есть чаты с жителями тех домов, где идет капремонт. Мы с подрядчиками и фондом капремонта на связи, отвечаем на вопросы жителей. Параллельно решаем проблемы дома. Надо почистить двор? Люди написали, мы попросили их отогнать машины. Приехал трактор и все почистил.

Ольга читает еще несколько сообщений, пишет ответы. Минута тишины — и на пороге кабинета появляется один из начальников участков.

— Я на минуточку. Скажите, что решили по применению жидкого стекла?

— Да, предложение принято. Будем использовать этот материал. Готовьте список, будем включать в план работ.

Ольга тут же поясняет — есть проблемы с нарушением гидроизоляции наружного слоя стеновых панелей в жилых домах. Во время строительства не раз допускали. Панель промокает, не держит тепло, из-за этого квартиру продувает. Поэтому панели решили обработать жидким стеклом — технология надежная и проверенная. Так квартиру перестанет постоянно продувать, а жители не будут переплачивать за отопление.

Едва закрывается дверь за начальником участка, заходит женщина в сером пуховике и шапке.  

 — Я вот ничего не понимаю, — она заходит в кабинет, держа в рукаха квитанцию, садится на стул. — Вот, со счетами надо разобраться. За что мне тут столько начислили — понять не могу?

 

Жителей по таким вопросам принимает отдельный специалист. В период холодов — в январь, февраль — выставляют самые большие счета за отопление. Потому, что температуру теплофиката увеличивают. Людям эти счета приходят на месяц позже, когда уже потеплело. Суммы за февраль, например, в марте. Отсюда и непонимание.

Ольга берет на себя часть нагрузки инженера по работе с населением и объясняет  каждую строчку в квитанции.

Она считает, сколько калорий тепла было потреблено в этом году, столько в прошлом и средний показатель за сезон. Цифры сравнивает с нормативом — и показывает, если не было бы прибора учёта, на сколько пришлось больше заплатить. Женщина говорит, что все поняла. По словам Ольги, жители обращаются с этой проблемой каждый год — в одно и то же время приходят с одними и теми же вопросами, обвиняя управляющую компанию в завышении счетов. Приходится работать с негативом.

Во время разговора приходят два сообщения на телефон и три письма на электронную почту. Едва Ольга успевает всем ответить, звонит начальник участка — похоже, нужно ехать на объект.

— Никогда не знаю, где закончится день — в администрации или в подвале.  Приходится продумывать, в чем идти на работу. Поэтому одеваться стараюсь и красиво, и удобно. Чуть что — всегда могу сапоги надеть.

Повод надеть сапоги выдается. Чтобы проверить ремонт системы водоснабжения в подвале.


 

Часть третья. Подвал.

В производственно-техническом отделе ждут «дежурные» сапоги. Но в этот раз они не нужны — в подвале сухо.

— А меня вдохновляет, что у нас женщина руководитель. Она такая красивая. — улыбается начальник участка Юрий Манягин.

— Ему просто нравятся женщины, которые носят каблуки. В диалоге с мужчинами иногда приходится использовать женские хитрости, — по секрету сообщает Ольга Белянская.

Ольга отправляется в подвал. Там произвели замену коммуникаций и использовали водопроводные пластиковые трубы — проведен текущий ремонт.

 

— Закрепите в этом месте, — Ольга указывает на недочет. Это нарушение правил.

— Хорошо, сделаем.

Возвращаемся в кабинет. Звонок от подрядчиков, с которыми сотрудничает компания. Обычно бывает по 60—70 входящих звонков в день. Через несколько минут ждет очередная пятиминутка с начальником ПТО — производственно-технического отдела и с подрядчиками. Есть вопросов по уборке подъездов, вывозу снега, нужно уточнить план и сроки ремонтных работ на жилфонде.

После — обработать всю входящую корреспонденцию, определить, кто и где будет выполнять заявки жителей, согласовать выполнение, установить сроки. Заявки жителей, письма и предписания администрации, надзорных ведомств учитываются в программе, которая помогает контролировать сроки исполнения.

После работы с документами — прием населения. Хорошо, если удастся попить кофе. Могут вызвать в администрацию на совещание. Или, например, в рейд по объектам капитального ремонта.

— Часто бываю на таких мероприятиях. Например, если чиновники проверяют, как управляющие компании чистят дворы от снега. А еще еду на место, если случилась какая-то авария. Нужно приехать, оценить ситуацию. Часто бывает нужно поговорить с жителями и просто успокоить людей.

Если получается, можно в 18.00 пойти домой. Но так бывает редко. Обычно Ольга задерживается часа на два-три. Ну а дома снова читает оперативные сводки.

— У меня нет такого, что я утром не хочу на работу. Я могу хотеть спать, у меня может что-то болеть — но я хочу сюда прийти.


 

Фото Дмитрия Рудика