324
9
0

Увидеть Урал — и обязательно влюбиться


 Путевые заметки начинающего путешественника Марии Кульбицкой
 
120 км от Первоуральска — и мы уже в соседнем регионе, Пермском крае. Прямой дороги нет ни в одном навигаторе. Искусственный интеллект при этом советует преодолеть более четырехсот километров через Кунгур или Нижний Тагил. Но на деле дорога есть. И, если в последние дни проливных дождей не случилось, вы — проедете! Через Илим, Колпаковку и Рассоленки. Главное — сверять нужные повороты с местным населением.
Зачем вообще туда ехать, в Кын? Побывать в «уральской Швейцарии», познакомиться с остатками «горнозаводской цивилизации», насладиться прекрасными панорамами, надышаться свежим воздухом. Одним словом, увидеть Урал. И обязательно в него влюбиться!
Поехать в Кын лучше в будний день и при ясной погоде. Чтобы не торопясь погрузиться в контекст этого места, без суеты оценить практически нетронутые исторические и природные ландшафты. Так мы и поступили, выехав из деревни Каменка в 8 утра и прибыв на место к полудню. Уже в пути знакомились с содержанием путеводителей и туристских сайтов. Старинное горнозаводское село Кын основано в 1759 году как поселение при горном заводе Строгановых. В свое время для нас это стало открытием. Мы-то были уверены, что на Чусовой существовал только один «строгановский» чугуноплавильный и железоделательный завод — «билимбаевская дача». Все остальные — демидовские, да казенные.
В переводе с коми-пермяцкого слово «Кын» означает «мерзлый», «холодный». Видимо, название дано оттого, что село расположено в низине между горами, где застаивается холодный воздух. Однако в солнечный сентябрьский день нам было тепло, особенно от доброжелательных улыбок кыновлян.
Местный житель Михаил, помогающий в селе восстанавливать Свято-Троицкий храм, изрядно удивился гостям в одинаковых футболках и радостно сообщил, что в последнее время что-то очень много «билимбаевцев» интересуется Кыном. Пообещал приехать к нам зимой на «Строгановские чтения», потому что сам много занимается историей Урала, рекой Чусовой и культурно-историческим наследием Строгановых. Наш собеседник уточнил, что поселок Кын – типичный образец поселения горнозаводской цивилизации. Все уральские заводы XVIII-XIX веков были похожи на Кын, и в этой типичности – эксклюзив территории. На всякий случай уточняем, а есть ли где поблизости с «горнозаводской цивилизацией» автозаправка. Оказывается, что ближайшая – в пятнадцати километрах в соседнем населенном пункте под названием Кын-завод. Да и то если местный леспромхоз выпишет по талонам, успеть надо до 16:00. С бензином здесь туговато.
Решаем больше не задерживаться и идем осматривать достопримечательности. Их здесь немало, все они сопровождены табличками с описанием на русском и английском языках, как, впрочем, и все указатели туристских объектов. Видно, что маршруты администрацией Пермского края созданы и турпотоки направлены. «А много ли туристов у вас?» – задаем вопрос хранительнице краеведческого музея. «Что вы, конечно! В иной день по четыре-пять групп принимаем! Кто на автобусе, кто по реке. Иностранцев много привозят».
«Вот бы у нас в Билимбае так сделать, чтоб прямо автобусами, да с гостями Свердловской области!», - рассуждали мы, пробираясь к берегу Чусовой по покрытым сухим илом камням.
— Это вы сейчас по дну реки идете, — кричит нам вдогонку еще один местный. — Дождей мало, совсем обмелела. На моторе не пройти!
— Добрый день! Вы тут постоянно живете?
— А как же!
— Чем занимаетесь?
— Да особо нечем здесь заниматься, работы нет. Летом вон огород, да рыбалка.
— А туристы? Зарабатываете на них?
— Ну, продаем им молоко, сыр. Туристов летом много. Вон, видите, там на берегу предприниматели «Домик охотника» поставили?! Есть еще одна гостиница.
Кын, действительно, пользуется популярностью у туристов-водников. Начинаясь на территории Свердловской области (Коуровка, Каменка, Староуткинск, село Чусовое, Усть-Утка), большая часть многодневных маршрутов заканчивается на территории Пермского края, и село Кын — излюбленная точка финиша сплавщиков.
Перескакивая с камня на камень, пробираемся к воде. Здесь разложены масляные краски, десятки кистей, мольберт, большой дорожный кейс. На холсте – фрагмент панорамы: деревянный свежевыкрашенный в сиреневый цвет дом, соседние избы, трава, сад, холмы. Интересом художников к Чусовой нас не удивишь. Летом особенно часто можно застать пленэры, и в Билимбае в том числе. Знакомимся с Владимиром. Он из Санкт-Петербурга. Приезжает в Кын уже третий раз. Живет подолгу. За эти уральские «каникулы» успел нарисовать больше двадцати картин. У него своя галерея в центре «северной» столицы. Говорит, что уральские пейзажи пользуются спросом. Включив всё возможное обаяние и аргументацию, убеждаем Владимира следующим летом ехать к нам в Екатеринбург, Первоуральск, на «нашу» Чусовую. Может, скалы-бойцы не такие уж и высокие, как в низовьях Реки, но исторического наследия в достатке. Возьмите хоть Билимбай. Будет что запечатлеть!
Природа и впрямь не обделила Кын. Излучина Чусовой открывает великолепную панораму Уральских гор. В окрестностях села находятся самые известные и красивые чусовские скалы-бойцы — Печка, Великан, Денежный, Стеновой, Мултык. Перебравшись на противоположный берег, можно подняться на скалу Великан – самую высокую скалу на реке Чусовой. Подъем на него возможен как по крутой, так и пологой тропе. В наивысшей части высота Великана доходит до 120 метров. А оттуда – дух захватывает от уральской красоты. Недалеко от Великана еще одна знаменитая скала – Печка, названная так из-за особенной формы. О туристах и здесь позаботились: на въезде в Кын расположен билборд с обозначенными экотропами к скалам-бойцам.
Кын – место находки самой известной бронзовой бляхи пермского звериного стиля – знаменитого «Медведя в жертвенной позе». Всего в мире их известно шесть – пять артефактов найдено в Кыне, три хранятся в Эрмитаже. Это наследие древних предков коми, родовой княжеский знак, мощный оберег. В 19 веке один такой талисман попал в коллекцию графа Строганова.
Сидим «у медведя», листаем официальный сайт Лысьвенского городского округа, куда входит Кын, и обнаруживаем еще несколько интересных фактов. «Неподалеку от Кына, на устье реки Серебряной, стоит памятный знак, посвященный Ермаку. Ермак прошёл в здешних местах в 1581 году. По Серебряной он ушёл к гребню Уральского хребта».
«Мимо Кына в 1841 году проплывала экспедиция британского геолога Мэрчисона, который в истории планеты открыл Пермский период. От Кына вверх по течению Чусовой находится боец Дужной. Его пласты – лучшая иллюстрация «послойного» строения Земли, где один слой – пермский».
«В Гражданскую войну Кын семь раз переходил из рук в руки. В селе находятся братские могилы расстрелянных заложников и Красной, и Белой армий. Друг против друга здесь сражались белогвардейцы с красноармейским Камышловским полком, в котором воевал совсем еще молодой Павел Бажов».
«Кын посетил первооткрыватель русской цветной фотографии С.М. Прокудин-Горский, исследовавший на аэроглиссере Камско-Тобольский водный путь».
Заглядываем в небольшой магазин за водой и мороженым. Продавец охотно рассказывает, куда дальше пойти и что сфотографировать. К туристам здесь привыкли. Местные жители настроены дружелюбно, о достопримечательностях Кына рассказывают со знанием дела.
В свое время Кын являлся крупным транспортным узлом Пермской губернии. Здесь водный путь по Чусовой пересекался с трактами на Кунгур, Кушву, Нижний Тагил.
В селе сохранились уникальный архитектурный комплекс горного завода и старинная, сложенная из огромных каменных валунов пристань, к которой больше двухсот лет причаливали барки с металлом уральских железоделательных заводов. В 2010 году на берегу реки был установлен чугунный лот с шипами весом 4 тонны в память о тех самых «железных караванах». Настоящие же «исторические» лоты около двух с половиной столетий назад весили по 50 кг и использовались как якоря. Их крепили по 6-8 штук к баркам, на которых сплавляли заводскую продукцию. Среди туристов-сплавщиков уже распространилась легенда, что чусовской лот, как и пармский медведь, приносят удачу.
В 1864 году, после отмены крепостного права, управляющим кынским заводом Н.А. Роговым здесь было учреждено первое в России кооперативное «Общество потребителей», состоявшее в основном из рабочих завода на паях с графом Строгановым. Об этом гласит мраморная табличка на здании кооперативной лавки. Изначально в «Обществе» было 22 пайщика, в 1892 году их было уже больше сотни, а еще через 10 лет – более 500. По сути, это была первая в России фирма, а Кын теперь будем считать родиной российского бизнеса.
Вообще, сегодня в Кыне можно увидеть единственный в Прикамье наиболее полный комплекс зданий горного завода: производственные цеха, корпуса, склады и амбары, остатки плотины, каменную пристань, красивейший Свято-Троицкий храм. В складах и амбарах, а также бывшей чертежной завода расположился музей истории Кына и горнозаводского флота. Он был открыт в 1986 году стараниями местных энтузиастов братьев Соломиных. Сейчас в нем много артефактов, документов, предметов уральского быта. Собранные экспонаты прекрасно иллюстрируют историю Кына и реки Чусовой с древних времен. Всё сделано аккуратно, с любовью и знанием дела, а потому вызывает еще большее восхищение.
Жемчужина же всего исторического комплекса в Кыну, бесспорно, - Свято-Троицкий храм, по своему величию и масштабам нисколько не уступающий билимбаевскому. Он был построен в 1865 году и стал третьим, который к этому времени возводили в селе. Первый сгорел во время Пасхальной службы в 1848-ом. Второй, построенный в тот же год, граф Строганов велел перевезти в деревню Ослянская Пристань. Каменный же пятиглавый храм поднимали и отделывали более 10 лет. Сейчас его постепенно реконструируют. С 2007 года добровольцами были расчищены входы и внутренние помещения Храма, вынесен мусор и битый кирпич, поставлен поклонный крест. Сейчас в нем по определенным дням идут службы.
 
Обходим Храм со всех сторон. Под ногами – знакомые узорные чугунные литые плиты. Просим разрешения зайти внутрь. Оглядываемся по сторонам, ловим на себе лучи солнца, заливающего пространство из распахнутых настежь боковых дверей. Здесь тоже тепло. И как-то радостно что ли. От того, что ведутся работы, преображается «византийская» архитектура, сохраняется наследие. Расчищенные от штукатурки большие старинные фрагменты фресок - красочные и тоже как будто жизнеутверждающие. Местные жители рассказали, что еще лет пятнадцать назад в заброшенной церкви по вечерам пьянствовала молодежь, а днем от жары спасалась скотина. Сейчас же это гордость поселка и точка притяжения.
Вообще, строгановский «почерк» в Кыну узнаваем и заметен во всем: в основательности подхода в обустройстве завода и поселка, в заботе о благополучии крепостных крестьян, в стремлении не только извлекать прибыль, но и внедрять культуру, в прогрессивности взглядов и внимании к техническому прогрессу. В Кыну, как и в Билимбае, был свой театр, приют для детей-сирот. Строгановы здесь открыли церковно-приходскую школу, больницу, аптеку, училище. Только представьте, в 1870-х годах в это небольшое уральское село пришла телефонная связь! Проводами соединили все заводские площадки и вели переговоры, используя последние блага цивилизации.
Кыновлянам повезло! Здесь практически нетронутыми оказались уникальный исторический и природный ландшафты, планировка горнозаводского поселка. История сохранилась в реальных объектах и предметах, как и рекреационные ресурсы, которые сегодня привлекают туристов из самых разных уголков Земли. Поселок Кын - это удивительная точка на карте реки Чусовой, место пересечения народов и цивилизаций: коми-пермяки, манси, потомки поморов, кержаки, беглые крестьяне, переселенцы с юга России, крепостные Строгановых - здесь преломилась вся история горнозаводского Урала. Одним словом, музей-заповедник под открытым небом!
Вспоминаем, что бензин надо успеть выписать до 16 часов и направляемся к автомобилям. Напоследок еще раз останавливаемся перед Храмом: пусть в Кыну получится всё сохранить и восстановить, пусть здесь будет много благодарных туристов, а радушным кыновлянам - благополучия и процветания!
Фото Валентины Юлдашевой