747
4
0

Умирай. Ты свое пожила


Первоуральские врачи в течение 10 дней не ставили пожилой женщине диагноз


Валентина  Хвалымова и Ольга Моцак пригласили нас, чтобы рассказать историю своей знакомой — Клавдии Трофимовны Мичуровой.  Проживает Клавдия Трофимовна в Староуткинске. Ей 80 лет. Она полностью слепая, но при этом содержит себя, поддерживает сына — инвалида детства, ведет подсобное хозяйство — держит коз. О сложной ситуации со здоровьем Мичуровой нашим собеседницам сообщила ее дочь.


 

Ольга Моцак

— 10 октября Клавдии Трофимовне стало плохо — ухудшилась речь и отказали ноги. Все произошло очень быстро. Дочь, которая тоже живет в Староуткинске и навещает свою мать, вызвала участкового врача. Та экстренных мер предпринимать не стала. А в эту пятницу тете Клаве вообще плохо стало. Вызвали скорую из Первоуральска. Но скорая снова передала больную участковому врачу и уехала. К вечеру новый приступ. Опять приехала скорая и ее увезли в первоуральскую больницу. Сделали КТ (компьютерная томография), после этого привезли на Хромпик, в 4-ую больницу. Там посмотрели результаты КТ и сказали, что инсульта нет. Но бабушка неподвижная, речь плохая, и в этом состоянии врачи ночью дочь с матерью отправляют домой. Пришлось вызывать такси до Староуткинска, — возмущается Ольга Моцак.

Уже позже, несведущие в медицине люди узнали, что КТ не покажет ишемический инсульт в первые сутки после наступления такового. Однако и сейчас их претензия не в этом.

Валентина Хвалымова

— До них 65 километров. В час ночи добирайтесь, как хотите. А в больницу перед этим привезли на носилках, — отрывается от телефона подруга Ольги — Валентина Хвалымова. Она пытается дозвониться до четвертой больницы, чтобы узнать о состоянии тети Клавы. Ничего не получается. В конце концов, ей сообщают, что пожилую женщину перевели из коридора в палату. А мы интересуемся, каким образом больную все же удалось определить в медицинское учреждение.

— Что такое при инсульте две недели? — продолжает прерванный монолог Ольга Яковлевна. — Это период, когда инсульты повторяются. Это самый опасный промежуток времени. И он повторился. В субботу левую сторону тела парализовало. В понедельник вызвали скорую. Дочь слегла с высоким давлением. На скорой тетю Клаву сопровождала фельдшер, поэтому ее и оставили в больнице. Ночь она провела в коридоре. Это не беда, главное, чтобы помощь начали оказывать. Но они, ведь, снова утверждают, что инсульта нет, забирайте ее домой. Нам не удалось пока получить точные сведения о ее состоянии. Об оказанной или не оказанной медицинской помощи ничего не знаем.

Свое активное участие в судьбе Клавдии Мичуровой Ольга Моцак объясняет комсомольской закалкой и нынешним православным подходом к жизни. Обещает, что без присмотра тетю Клаву они с подругой не оставят — умоют, расчешут , покормят, а вот остальное — диагноз и лечение — на совести медиков.

— Я почему так возмущена. Это в моей жизни уже не впервые. Я сама столкнулась с таким отношением в четвертой больнице. У меня был приступ. Скорая помощь увезла меня на Хромпик, а врачи отправили домой. После этого меня дети забрали в Екатеринбург, вызвали там скорую, и мне сразу предложили госпитализацию с предынсультным и предынфарктным состоянием. А меня бы взяли в четверку только после того, как я стала бы полным инвалидом. А на момент, когда еще можно провести мероприятия, предотвращающие инвалидность, не берут. Они на себя берут роль господа бога, решают, кому быть инвалидом, а кому не быть. Вместо того, чтобы сделать все от них зависящее, чтобы сохранить человека для жизни. А уж после них, когда все возможное сделано, пусть господь решает, кому лежать парализованным, а кому еще походить по земле. Сейчас перед медициной поставлена задача выявлять угрозу здоровью на ранней стадии, чтобы не увеличивалось количество людей с инвалидностью. Чтобы человек не мучился и окружающих не мучил. А все делается с точностью до наоборот. Конечно, врачи не озвучивают своего отношения к пациенту, но их тело и интонация многое говорят.  А говорят они: «Умирай. Ты свое пожила».

Во время прощания договариваемся быть на связи, так как ситуация с больной может измениться в любую минуту. Час спустя после встречи Ольга Моцак перезвонила в редакцию:

— Моей подруге, Валентине Николаевне, спустя 10 дней после начала болезни наконец-то сообщили, что у тети Клавы инсульт на полную катушку.  Она теперь будет инвалид. Левая сторона тела полностью парализована. Сейчас проводят лечение, а через две недели по скайпу свяжутся с Екатеринбургом и будут решать вопрос о направлении на реабилитацию. Из-за безалаберной работы они из нее сделали овощ. Столько дней упущено. Активный в 80 лет человек мог бы дожить свой срок совершенно по-другому. А теперь катастрофа для всех. Для дочери, для подруг. Это же памперсы, это переворачивать человека постоянно надо. Сиделка 1000 рублей в день стоит. И Валентина Николаевна сейчас боится, что если выйдет публикация с нашим мнением, то тетю Клаву лечить перестанут. Это ж до чего они нас довели? Обязательно пишите!

Мы созвонились с неврологическим отделением городской больницы. По телефону нам сообщили, что не знают о такой пациентке как Клавдия Мичурова. 

Редакция SHAYTANKA.RU готова выслушать и опубликовать мнение всех заинтересованных в этой истории людей. 


 

Фото Сергея Макарова