1023
10
0

У нас пока нет образа будущего


В Билимбае состоялась встреча чиновников администрации с жильцами аварийного дома Коммуны,1


Билимбай, Коммуны,1  


 

Любое человеческое сообщество живет до тех пор, пока у него есть четкий образ будущего. Первоуральская администрация активно работает в направлении создания этого самого образа. Чиновники делают упор на уличное благоустройство. Рисуют нам прожекты дальнейшего улучшения городской среды обитания. В целом это у них неплохо получается, а вот в частностях идет пробуксовочка. Прежде всего это касается программ переселения из аварийного фонда. Урегулирование разногласий с некоторыми переселенцами происходит в залах суда.


 

Сегодня по предписанию администрации начался процесс ликвидации аварийного дома в поселке Билимбай. Первостепенная задача — выселить из него жильцов. Для последних важны условия, на которых будет проходить выселение. Для понимания этих условий и была организована встреча собственников жилья в доме №1 на улице Коммуны с начальником муниципального комитета по управлению имуществом  Татьяной Максименко. 

Жительница барака Нина Петухова (слева) в диалоге с председателем КУИ Татьяной Максименко

— Нас не устраивает выплата, которую вы предлагаете, — начинает диалог с Татьяной Максименко Нина Петухова. — Выплаты искусственно занижены. Сумма за нашу двухкомнатную квартиру площадью 41,5 кв./м — 1 млн. 46 тыс. На эту сумму я ничего подходящего не могу приобрести.

— Давайте разберемся по порядку, — спокойным голосом предлагает Татьяна Анатольевна. — Когда аварийный дом признается таковым, его надо снести. Вам такое требование направлялось. Вы этого не сделали. Чтобы свести ваши риски к минимуму, органы местного самоуправления должны принять решение об изъятии вашего имущества для муниципальных нужд с выплатой возмещения. Размер возмещения определяется оценкой, в основу которой ложится не тот механизм, который учитывает, что вы можете приобрести на выплачиваемую сумму, а механизм оценки стоимости конкретного изымаемого имущества. Квартира в деревянном доме: нет водоснабжения, нет канализации, расположена на территории Билимбаевского СТУ. Это все учитывается при определении рыночной стоимости аварийного жилья.

Татьяна Максименко, председатель КУИ

— Мы же в ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПРОГРАММЕ, мы же не продаем частному лицу. У нас по факту изымают земельный участок и дом, — возражает Петухова. — Я считаю, что выплаты должны быть адекватными, чтобы мы могли приобрести жилье.

— Я повторюсь:  выплаты компенсационные. Экономическая суть их состоит в том, чтобы компенсировать рыночную стоимость конкретно вашего изымаемого имущества. А то, что вы в федеральной программе, означает только что компенсирование идет в том числе за счет федеральных средств. Но суть компенсации от этого не меняется. Ст. 32 Жилищного кодекса предусматривает, что при определении стоимости ВОЗМЕЩЕНИЯ, определяется ценность жилого помещения, право общедолевой собственности на земельный участок и убытки, связанные с переездом. Это все предусмотрено в озвученной вам сумме. В вашем случае — это 1млн. 46 тысяч, — резюмирует председатель КУИ.

Начальник Билимбаевского СТУ Константин Третьяков сообщил, что управа берет на себя расходы по переезду жителей из аварийного барака

— Хорошо, все, что вы перечислили, у нас изъяли. С чем мы остаемся? Что я приобрету на эти деньги? — вопрошает Петухова.

— Давайте рассуждать дальше. У вас двухкомнатная квартира. Вы пенсионерка. У вас есть члены семьи. А сколько работоспособных? — интересуется Татьяна Максименко.

— Еще двое малолетних детей. Сноха в декрете. Сын работает, мы с мужем пенсионеры.

— Вот здесь мы можем предложить варианты развития событий. Мы можем предложить помощь в поиске объектов продажи. Билимбаевское СТУ станет центром, где скапливается информация о рынке недвижимости на территории Билимбая. Готовы оказать помощь в трудоустройстве. Ваш сын работает в агропромышленном комплексе?

— Нет, на заводе.

— У нас действует замечательная программа «Развитие сельских территорий». По ней семьи могут получить до 70% стоимости жилья в виде субсидий. Надо соблюсти два условия — проживание в сельской местности и работа в агропромышленном комплексе либо в социальной сфере. При соблюдении этих условий семья может стать участником программы. Каждый год выдаем несколько субсидий. Мы вместе можем все продумать и просчитать план реализации этих планов, чтобы вы не оказались на улице, а остались в надежном жилом помещении.


 

Новость по теме:

Давайте условно называть это "домом"

 

— В таких домах как наш живут малообеспеченные семьи, пытается объяснить свое понимание ситуации Петухова. — Если бы у нас была возможность, мы бы давно купили улучшенное жилье. Мы ждали федеральную программу, а оказалось, мы должны брать субсидии и кредиты.

— Естественно. Участие в программе предполагает использование собственных средств. Мы не можем все предоставить за счет бюджета.

— Мы не согласны с оценкой. Мы будем заказывать независимую оценку. Наш дом в центре поселка. Земельный участок неплохой.

— А вы полагаете, что если разместите предложение о продаже вашей квартиры на общих ресурсах, у вас ее купят дороже? — выкладывает свой аргумент Татьяна Максименко.

— Да очевидно же, что она ничего не стоит. Для этого и существует программа расселения, чтобы люди выезжали из таких аварийных домов. Или для того, чтобы брали кредиты?

— Она существует, чтобы ЛИКВИДИРОВАТЬ аварийный, ОПАСНЫЙ для проживания жилищный фонд. И сделать это в соответствии с действующим законодательством. В нем прописан механизм выкупа. Снова спрошу, у вас квартиру купят дороже чем за 1 млн. 46 тысяч? Рыночная оценка — это когда один предлагает, а другой готов купить за эту сумму. А у вашей снохи и сына есть реальная возможность пойти по линии программы развития сельских территорий. Думайте, вас никто никуда не гонит. Время есть.

— 30 дней?

— Естественно. Давайте встретимся еще раз, вы снова озвучите мысли, которые у вас возникнут. Вы вправе сделать свой расчет и представить его нам. Рассмотрим. Либо придем к соглашению, либо… Это мое мнение, но все будет решаться в судебном порядке.

— Вот для интереса я вам принесла список квартир, которые продаются сейчас на территории поселка. 7 квартир.

— Вот же — 1 млн. 200 тысяч, — оживляется Максименко.

— Так это деревянный дом — такой же как у нас, — объясняет Петухова.

— Я вашу мысль поняла. Но поиск дополнительных средств мы с вами уже обсудили. Звоните, если возникнет необходимость встреться еще раз. Главное, не пускать ситуацию в пассивное русло.

В приемной начальника Билимбаевского СТУ Константина Третьякова мы задали вопросы тем, кто прошел собеседования и попросили рассказать, как они видят перспективу развития событий.

— Сумма которую нам предложила фирма, нанятая администрацией, нас не устраивает. Она предполагает, что мы возьмем на себя долговые обязательства. Сторонний юрист нам объяснила, что по Первоуральску рыночная стоимость квадратного метра колеблется от 36 тысяч до 40 тысяч. Нам насчитали по 25. Почему расчет идет меньше минимума? Ну хотя бы чуть больше. Пусть это будет 30 тысяч за метр. Кредит с моей пенсией 11 100 рублей — неподъемен. Сумма моей пенсии сама за себя говорит, — спокойно по полочкам раскладывает свои соображения Нина Петухова. —Мы выслушали позицию администрации. Другого услышать не ожидали. В конце февраля администрация имеет право подать на нас в суд, если мы не согласимся на озвученные условия. Но еще раз хочу сказать, что даже с доплатой я могу приобрести жилье, которое через два года, скорее всего, тоже признают аварийным. Что меня ждет в будущем? Вечные переезды и неоплатные долги? Какой для меня в этом смысл?Я не жду чтобы это было как в советские времена, но жилье в, в которое переедет моя семья, должно быть хотя бы на порядок лучше аварийного. Если, конечно, федеральная программа предусматривает какое-то социальное выравнивание.И глупо рыночно рассуждать, что кто-то купит мое аварийное жилье. Это не государственное рассуждение. Поэтому, мы, скорее всего, пойдем через обращение в суд. Юристы говорят, что судебная практика идет по пути удовлетворения требований переселенцев.

Елена Мельникова: "Мы будем делать независимую оценку"

— Надо делать независимую оценку, которая, наверняка, будет больше. И добиваться своего только через суд, — уверена Елена Мельникова. — Свое участие в программе развития сельских территорий я даже не рассматриваю. Моя профессиональная квалификация не предполагает работу в сельхозпредприятии. Я не пойду на потерю профессиональных навыков. Зачем я училась? Чтобы пойти на должность с более низкой образовательной категорией? У меня не будет будущего. Я как специалист могу реализоваться только в условиях городской среды. Поэтому будем добиваться реальной компенсации через суд. 


 

Фото Анастасии Нургалиевой