298
3
0

У маламута, кастрированного в приюте, начались осложнения


Ветеринары диагностировали послеоперационный абсцесс. Хозяева собираются обратиться в Департамент ветеринарного надзора, чтобы специалисты проверили, как в первоуральском приюте проводят операции 


У аляскинского маламута по кличке Роллс Ройс Амулет Евразии начались осложнения после операции в первоуральском приюте. Собаку доставили в ветклинику с высокой температурой, диареей и рвотой. Также пес стал вялым и начал отказываться от еды. Ветврачи диагностировали послеоперационный абсцесс. Документы, подтверждающие это, выложила в социальных сетях Юлия Трубникова — юрист и официальный представитель владельца собаки, Максима Пузаткина. 

Роллс Ройс с хозяйкой. Фото — Александр Семков, Ревда-инфо.ру

Фото Юлии Трубниковой 

Сообщение прокомментировала ветеринарный врач Екатерина Скорынина. Она написала развернутый комментарий о том, что происходит с животным:

Во-первых, послекастрационные осложнения могут случиться у любой собаки, практически на ровном месте. Кожа мошонки у кобеля крупной породы рыхлая, с обильной подкожно-жировой клетчаткой и сосудами. Она отекает, если делать разрез прямо по ней. Поэтому  многие практикующие врачи оперируют через кожный разрез внизу брюшной стенки.

Во-вторых, шовный материал является «иноагентом» в любом организме. Любые нитки могут вдруг начать отторгаться или загнить. Поэтому мы всегда используем проверенный (и недешевый) шовник. 

В-третьих, вторичная инфекция. Даже когда операция проводится в стационаре, в протокол включён антибиотик. Это обязательно — суточная доза антибиотика сразу после кастрации (хоть в клинике, хоть на выезде).

Ну и человеческий фактор. Без него никуда.

В ветеринарной клинике псу оказали необходимую помощь, сейчас собака проходит лечение. Напомним, что в редакцию обратился заводчик аляскинских маламутов и хозяин питомника «Амулет Евразии» Иван Шекенев. Он рассказал, что 1 февраля пес убежал из частного дома. Хозяева три дня искали его по всей Ревде, но только в понедельник им позвонили из приюта и сказали, что животное находится в Первоуральске. Уже после того, как хозяева забрали пса, они обнаружили, что животное кастрировали. 

Отметим, что первоуральское городское общество защиты животных официально ситуацию не прокомментировало. На эту тему появился только пост в социальных сетях у зоозащитников Ревды, где те обвинили хозяев в неблагодаронсти. 

После инцидента хозяева рассказали историю прессе и собирают взыскать материальный ущерб через суд. Сумму не посчитали, но стоит учесть, что щенок маламута стоил 100 000 рублей, а также расходы на лечение и упущенную выгоду от племенного разведения. 

Фото — Александр Семков, Ревда-инфо.ру

Владельцы животного написали заявление в полицию — сейчас в деле разбирается участковый уполномоченный. Кроме того, сегодня хозяева подают жалобу в Департамент ветеринарного надзора — чтобы там проверили, как в первоуральском приюте проводят операции. 

У нас нет цели закрыть приют. Мы все понимаем, что там делают важное и нужное дело. Но мы хотим, чтобы приют работал по правилам и в рамках законодательства, подчеркивает Юлия Трубникова. 

— Ребята, у собаководов ни в коем случае нет цели «закрыть приют», «пожечь все к чертям» и т.д. Приют городу нужен, там живут собаки, которых необходимо пристраивать в семьи, — отмечает ветеринар Екатерина Скорынина. 

Редакция предоставляет право комментария всем заинтересованным сторонам. 


 

Фото Юлии Трубниковой, Александра Семкова, Ревда-инфо.ру