1021
10
0

Точно знаю, что премию Губернатора не получу


Короткое интервью с человеком-импровизатором Андреем Елецким


 

Преамбула

Посещение выставки художников — номинантов на губернаторскую премию — в моей жизни значилось как редакторское задание.  Толком к нему подготовиться не успел. Сдал материал, и, не читая анонса мероприятия, отправился в Инновационный культурный центр. Успел к началу. Ведущая объявляет, что в выставочном зале присутствует художник мирового уровня Андрей Елецкий.  Ищу его глазами и не нахожу. С момента нашего знакомства минуло 20 лет.

Андрей берет микрофон, в голосе звучат знакомые интонации, а затем происходит и внешнее узнавание. Удивляюсь — почему не увидел картин Андрея. Его своеобразные манера письма и цветовая гамма не могли остаться мною не замеченными. Совершаю обратное дефиле вдоль ряда картин, вижу несколько ярких полотен. Подпись Елецкий, но это совершенно другой художник, не тот, которого я знал 20 лет назад.

Мероприятие идет своим чередом, успеваю перемолвиться с Андреем Васильевичем парой слов, договариваемся на короткое интервью.

Елецкий начинает общение с публикой:

— Самое прекрасное, что мы в наш тяжелый век продолжаем рисовать и выставляться. Свободное искусство всегда скованно жизнью. Здесь пять моих работ из серии «Русская революция». В них сведено несколько стилей — русская икона, примитив, наив и поэзия. Если картину можно объяснить, то это не произведение искусства. Мои картины нравятся или не нравятся. Задавайте вопросы, готов ответить.

— А почему у Рахманинова красные ногти?

— Я, когда писал, не думал об этом. У меня бывает и 9 пальцев. Я не реалистический художник. Портретного сходства нет, но, говорят, что это Рахманинов. Объяснить картину нельзя. Искусство вещь очень сложная. Она вам нравится?

— Я просто ногти увидела.

— Значит она вас зацепила.

Интервью с Андреем Елецким — это не интервью. Он не отвечает на вопросы, он говорит то, что считает возможным тебе рассказать. Твоя задача — просто все систематизировать.

У меня в картинах нет проблем

— Меня профессор богословия научил, что икона смотрит на нас, а не мы на икону. А в Лувре объяснили, что, когда картина смотрит на зрителя, она решает, открыться человеку или нет. Я не мог сказать в присутствии почтенных дам на выставке потому, что это на грани фола. Но мои картинки — 18-ти летние девчонки. Они смотрят, есть у тебя «бабло» или его нет? Это важно. Это секрет моего творчества. У меня в картинах нет проблем. Мои картины хотят отдаться. Они проститутки. Картина должна вызывать трепет. Вибрировать. Но за их ответную реакцию надо заплатить. Это не сумасшествие. Это действительно так.

Лучше быть «художественным рабом»

— Мне нравится быть состоятельным. В свое время одна женщина настроила на это мои мозги. Но сбылось все для другой. Я заработал миллион долларов. В Первоуральске это осуществить было бы невозможно. Здесь не было бы никакого роста. Чтобы здесь жить, надо работать с трубой. И на ней зарабатывают единицы. Поэтому, я в 1999 уехал в Екатеринбург и стал служить богатому человеку. Он решил мои материальные проблемы и проблемы с жильем. Я занимал целый завод. Краску подвозили вагонами. Меня окрестили «художественным рабом». Это не так. Богатый человек не говорит тебе, что надо рисовать. Но скажу одно, лучше быть «художественным рабом», чем свободным и голодным.

Реалистичнее любого реализма

— Я перепробовал многое. Бестональную, беспредметную живопись. А зарабатывать начал на красивых лодках. Говорят, они у меня получаются особенно хорошо. Три года назад произошло нечто неожиданное. Прочитал историю дореволюционных авангардистов. Меня поразило то, что они просто во Франции покупали одну картину и срисовывали этот стиль. А потом произошел перелом. Художники задумались, а кто герой в России. Пришли к выводу — Петрушка. А откуда Петрушка? Дальше выясняется, что искусство — маленький кирпичик религии. И российские авангардисты к лубку присовокупили народную иконопись, нарушающую религиозные каноны изображения святых. И я тоже нарушаю. Но тут недавно про меня написали статью, что я никакой не авангардист, а обычный реалист. Я говорю правду, а остальные рассказывают ее в искаженном виде. Это как «Нос» Гоголя — реалистичнее любого реализма.

В чем секрет авангарда

— Уверен, никто из художников на тему Чемпионата Мира не пишет. Я решил поскандалить по полной. Картина получилась интересная.Пообещали повесить в одном здании, пока не скажу в каком.Это все по теории Фрейда. Почему огромен интерес к чемпионату, да потому, что 24 фаллоса бегают по полю, а ворота —вагина. Все кричат: «Гол!!!». А это был акт обладания. На поверхности одно, а подоплека совершенно другая. Как у Фрейда. Вот и мои картины такие же. Вроде бы, говорят одно, а в них скрыто совершенно другое качество.Еще была скандальная картина. Я нарисовал Иисуса Христа в майке с надписью СССР, сидящим в ГУЛАГе. Меня за нее чуть не убили. А вообще, мои картины на репродукции хуже, чем в реальности. А у реалистов наоборот. В этом главный секрет авангарда.

Так можно было писать и в СССР

— Я уже знаю, что я не получу губернаторскую премию. Я член московского Союза художников. А чтобы здесь получить премию, надо вступить в свердловский Союз художников. Это как из «Единой России» перейти в «Коммунистическую партию». Но где «ЕР» и где «Компартия». Это не цинизм, это жизнь. Они еще в прошлом веке. Так как они можно было и в СССР писать. А я живу в другом времени. У меня и результат другой.


 

Фото Анастасии Нургалиевой