732
6
0

Те, кто не смотрит Соловьева, готовятся к худшему


Группа первоуральских «выживальщиков» готовит «ковчег», куда скроется на период мировой катастрофы


Британские ученые сели, подсчитали, и пришли к выводу, что уже почти 100 лет на Земле не было глобальных катастроф, которые имели бы сильное влияние на численность населения. Событием, приближенным к подобной катастрофе, была вспышка испанского гриппа в 1918 году, в результате которой погибло 5% населения планеты. Специалисты Оксфорда просчитали несколько возможных сценариев развития глобальных событий и пришли к выводу, что в ближайшие 5 лет произойдет катастрофическое событие, в ходе которого человечество потеряет 10% своей численности. Что это будет — извержение вулкана, падение астероида или очередной геноцид? Никто точно предсказать не решается.

Но человечество начало подготовку к грядущей катастрофе задолго до опубликования выводов британских ученых мужей. Международный проект «Ковчег» возник еще в 2010 году. Одним из важнейших направлений его деятельности стал обучающий блок, в котором четко прописаны правила поведения людей в условиях чрезвычайных ситуаций.

Первоуральск не остался в стороне от мировых тенденций. У нас тоже сформировалась сообщество людей, готовых делиться опытом выживания в условиях любого стихийного бедствия.


 

Валерий Сивоконь готовится к предстоящим катаклизмам

Валерий Сивоконь один из них. В магазине он делится с нами информацией о том, какими продуктами лучше всего запасаться на случай возникновения перебоев с продовольствием в результате катаклизма мирового или континентального масштаба.

Если выбирать прямо сейчас, я взял бы мясные консервы с кашей. Они наиболее калорийны. На обед достаточно одной банки. Из хлебных изделий — галеты. Из мучных — макароны. Они практически не портятся. Обязательно соль, сахар, чай. При покупке консервов лучше выходить на оптовиков или производителя, чтобы получить товар с максимальным сроком годности. Условия хранения тоже играют важную роль. Например, тушенка в вечной мерзлоте может храниться не 3 года, а десятки лет. Такие примеры есть. Я понимаю, что меня назовут сумасшедшим. Но спасение утопающего — дело рук самого утопающего. Все начнется с гибели мирового правительства. Оно образовалось после смерти Сталина. Он один противостоял этому. Я беру за точку отсчета 2030 год. В этом году будет закончена всеобщая чиповизация населения. Значит, будут созданы такие условия, что родители пойдут на это ради того, чтобы их ребенок просто выжил. Закон о чиповизации Дмитрием Медведевым подписан.

В мерзлоте тушенка может храниться десятки лет

Валерий никого и никуда не призывает. Он считает своим долгом довести до людей имеющуюся у него информацию, а как ею воспользоваться, каждый решит для себя сам.

Пока вокруг нас спокойствие и благолепие, но этот мир начинает рушиться. Он подходит к своему завершению. Цивилизация себя изжила пороками — алчностью и коррупцией. Все это понимают. Знакомьтесь ближе со своими соседями, выстраивайте с ними добрые отношения, если что случится, кто кроме соседа вам придет на помощь. Надо быть добрее друг к другу. Катаклизм коснется всех людей в мире. Капитализм из экономических кризисов всегда выходил путем мировых войн. Мир к этому катится. Надо овладевать простыми ремеслами. Сможете починить обувь, с вами расплатятся консервами. Не надо привыкать к тому, что продукты и вещи «растут» в магазине. Сырье надо уметь вырастить и обработать. Мы привыкли потреблять и отвыкли создавать.

Однако Валерий далек от идеализации общества ремесленников, чтобы цивилизация смогла прийти к новому расцвету необходимы люди, которые будут формировать интеллектуальный потенциал нового социума.

— Наука без религии слепа, религия без науки темна. Конечно, будут необходимы врачи, акушерки, учителя. Знания должны передаваться. Интеллектуальная деятельность не должна нарушаться. Умственная работа человеку необходима, чтобы не уйти в дремучесть.

Валерий утверждает, что он внутренне готов к грядущим переменам и спокоен. У него есть соратники, на которых он может опереться. Команда подобралась разноплановая — есть в ней врачи, специалисты по радиоэлектронике и опытные следопыты. Сам Валерий отвечает за информационную повестку, отслеживает события в мире и стране, и на основе этого дает группе рекомендации на текущий период.

— Все, кто не смотрит Соловьева, ищут свои источники информации. У нас они свои. Таких сообществ как наше в стране много, и мы делимся полученными знаниями между собой.

Сивоконь предлагает нам познакомиться со своим соратником, которого считает лидером их группы «выживальщиков». Это атаман Хуторского казачьего общества Первоуральска Дмитрий Захаров.

Дмитрий Захаров: "Я казак, а казачья культура включает в себя основополагающие принципы жизни в трудных условиях"

— Громко сказано, что я лидер, — усмехается в усы казак. — Просто я обладаю определенными навыками, которые накапливал в течение продолжительного времени. Они помогают выжить в экстремальных условиях. Не считаю себя «выживальщиком», просто моих навыков достаточно, чтобы выжить. Я казак, а казачья культура включает в себя основополагающие принципы жизни в трудных условиях. 

Свое убеждение, что в ближайшее время на территории России произойдет гуманитарная катастрофа, Дмитрий основывает на знании отечественной истории.

— Не было в нашей истории такого долгого промежутка между войнами на собственной территории. У меня с каждым годом ощущение напряженности увеличивается. Обстановка нестабильная. Люди раздражены до предела. Откуда придет катаклизм, сказать сложно. Будет ли это народное волнение внутри страны или будет задействован внешний фактор. Расположение нашей страны не очень удачное, на границах не спокойно. Но это не значит, что мы взвинчены. Мы также спокойно живем, как и все. Но у нас за спиной есть запасной вариант, которым в случае необходимости воспользуемся.

По мнению Дмитрия, город в период катаклизма станет самым опасным местом для проживания. Если он останется без продуктов, электричества и топлива, то здесь возникнет широкое поле для разгула бандитизма и эпидемий. 

— Надо учиться навыкам примыкать к группе. Одиночки в нестабильных ситуациях не выживают. Возникает новая валюта — это могут быть продукты, оружие, боеприпасы, лекарства. Даже информация о том, где они находятся станет валютой. То есть то, что востребовано на данной территории в данный момент. Вопрос в том, как подавить в себе панику. Для этого и надо объединяться. У меня есть группа проверенных людей, на которых я могу опереться. Но надо осознавать, что в критической ситуации каждому придется примыкать к группе, в которой они найдут поддержку. Надо осознавать, что, когда речь идет о спасении, к сожалению, люди примыкают к кому угодно. Если повезет, то рядом окажется группа с высокими моральными нормами. Если не повезет, то примкнут к группе с низкими социальными нормами. Осуждать последних не берусь, когда речь идет о спасении себя и близких и необходима защита. Здесь начинают работать законы выживания.

Вот для того, чтобы не переступать через себя, и не подстраиваться под сильнейших в чрезвычайной ситуации, «выживальщики» объединились в свою группу. Которая морально готова к предстоящим трудностям и имеет план действий в случае наступления глобального кризиса.

— В городе оставаться опасно, — объясняет нам Дмитрий. — Мы это видим на примере локальных войн, которые происходили и происходят сейчас. Сценарий везде один. Из города надо уходить. Есть множество заброшенных деревень. Там стоят дома вполне пригодные для жизни. В них есть печи, рядом лес для отопления. Если это происходит зимой, необходимо, чтобы там было не только продовольствие, но и посевной материал на весну. У меня есть план побега, Валерий о нем знает. И мы в одной команде.

Валерий Сивоконь добавил, что дом в двух километрах от города не станет убежищем от мародеров, а скорее послужит для них лакомой приманкой, так как его владельцы не смогут оказать достойное сопротивление.

— Голодные горожане в первую очередь пойдут в частный сектор, громить огороды. Даже если семья большая и подготовилась к встрече незваных гостей, сколько она продержится? Первый раз отстреляетесь. Но потери будут и с вашей стороны. Придут второй, третий раз, и отстреливаться будет некому.

Поэтому убежище, по мнению Валерия, надо искать на максимальном удалении от города, куда невозможно будет добраться пешком при отсутствии топлива для машин. Идеальный вариант — на расстоянии двух или трехдневного пешего перехода. У группы Дмитрия Захарова вариант нахождения убежища не самый идеальный — 600 километров от Первоуральска.


Фото Сергея Макарова