981
17
0

Спать приходилось с оружием в обнимку


К годовщине вывода советских войск из Афганистана


15 февраля — годовщина вывода советских войск из Афганистана. В 1979 году СССР пришел на выручку правительству страны, чтобы помочь справиться с незаконными бандформированиями. Так начался военный конфликт длиной в 10 лет. В нем, по официальным данным, погибло более 15 тысяч советских солдат.


 

 Своими воспоминаниями об Афганской войне делится ветеран МВД Артур Сунагатов. 

 

Март, ночь. На дворе еще лежит снег. Курсантов ВДВ учебной части Витебска поднимают по тревоге. Везут на аэродром и срочно сажают в самолет. Они уже знают, что будет дальше. Самолет садится в Кабуле. Хотя еще 4 месяца назад, перед учебкой, эти солдаты-срочники были уверены, что будут служить в Белоруссии. Среди тех, кто попал в этот самолет — первоуралец Артур Сунагатов. Ему всего 18 лет. 

Артур Сунагатов начинает вспоминать, и перед глазами появляется картина — песок, жара. Слышны взрывы, стрельба, над головой кружат вертолеты. Самолет только что приземлился. На взлетной полосе стоят десантники в парадной форме — они этим самолетом летят домой. «Духи прилетели!» — кричат они. Духами называют молодых солдат-срочников. Они выходят из самолета, а они заходят. И у каждого мелькнула мысль — когда же мы так полетим.

— Мы прилетели служить. Мы летели на помощь союзному государству. В Афганистане много горных районов  — и там очень хорошие позиции. Если бы мы не успели, то их бы заняли бы американцы. Разместили свой комплексы вооружения — и направили бы ракеты на Советский союз. 

Так началась служба 103-ой Витебской воздушно-десантной дивизии в Афганистане. В стране, где летом +60, а зимой -40. Полк дислоцировался в Кабуле. По уставу было много запретов. Нельзя уходить без ведома командира,  нельзя ослушаться приказа, нельзя брать оружие без спросу, — и еще сотни таких «нельзя». Ослушаешься — не выживешь. 

 

На боевых заданиях, наоборот, автомат нельзя было из рук выпускать. Даже спать приходится с оружием в обнимку. 

— У нас был командир. Как только он видел, что кто-то во время боевых операций положил автомат на землю, кричал: «Окоп для стрельбы с лошади!». И ты роешь окоп в полный рост, еще и предусматриваешь место для лошади — то есть, в два раза глубже. 

Условия в кабульском лагере называют «тепличными» — по сравнению с теми, что на боевых заданиях. Солдаты по узким тропам поднимаются в горы и занимают позиции в ожидании каравана боевиков. 

 — Как говорили, если не убиваешь ты — убивают тебя. Позицию выбирали так, чтобы все вокруг видеть. Сколько молодых  ребят из-за таких ошибок погибло. Мы выслеживали банды, которые шли из Пакистана и несли оружие. В этой банде — и афганцы, и пакистанцы и наемники — французы и американцы. Называли их «духами» или «душманами» — с афганского «человек». 

В солдатском карауле 2-3 человека. Костер разводить нельзя, в целях маскировки. Ни поесть толком, ни согреться. Спать приходилось на голой земле, по очереди... 

— Сидя в засаде, думаешь — там, друзья твои, сверстники гуляют на танцах с девчонками, а ты  завтра будешь жить или нет? 

Зимой, рассказывает Артур Сунагатов, приходилось спасать тех, кто сидел в засадах. Солдат, отморозивших руки и ноги. Ночью в горах бывало до минус 40. Солдаты были в зимней экипировке, но проводили под открытым небом по двое-трое суток.

 

Первая кровь 

Ветеран вспоминает первую боевую операцию. Сначала — боевой смотр, командиры проверяют экипировку. Солдаты берут патроны, гранаты, сухпайки. И выдвигаются в район Джалал-Абада. 

Где позволяли дороги, ехали на машинах. Потом — отправлялись в горы пешим строем, рассредотачивались, чтобы устроить засаду на караван. В караване обычно было человек по 30. С другой стороны — столько же советских солдат. Но у душманов преимущество — они знают местность, каждую лазейку и каждую тропу.

 

 

— И вот мы заняли позиции. По радиосвязи поступает команда — огонь. И там уже сам по себе, кого видишь — в того и стреляешь. Только держишь в голове — впереди враги, за тобой свои. Первый раз было сложно. Я увидел, что выходит дух. Бородатый, в чалме — и я выстрелил. И мне стало не по себе. А потом понял, что так и надо. 

Боевики не щадили ни русских, ни своих. Они заходили в кишлаки, начинали убивать мирное население — так местных принуждали идти против русских солдат. Поэтому те в ответ должны были проводить рейды по поддержанию порядка — вооруженные люди патрулировали провинции. В одном из таких рейдов в провинцию Бараки Артур Сунагатов получил контузию. 

— Душманы ставили на дорогах итальянские мины — если колонна машин едет, мина взорвется не на первой и не на второй. Несколько машин проедет — а потом в центре колонны гремит взрыв. 

И вот перед глазами ветерана всплывает картина: по горной дороге едут колонной машины. Он с товарищем сидит на БМД. Обычная горная дорога, но все начеку, смотрят, слушают. Напряжение висит хоть воздух режь — угрозу где-то рядом, но неясно, где. 

И тут — вспышка. Взрывной волной выбрасывает двух молодых солдат, сидящих на БМД. Звон в ушах, Артур Сунагатов теряет сознание. Приходит в себя, лежит на земле. Вокруг — товарищи. Они говорят, что погибли механик и водитель, ехавшие в этой машине.  

 

— Я подумал: остался живой — значит, не судьба. 

В той операции из 30 человек погибли 10.

 

Другой Афганистан 

Местные называли солдат называли «шурави» — русские. 

— Мы заезжали в кишлаки. Идет колонна — мы все с оружием, никто напасть не посмеет. А местные все бегут все бежали и кричат, «шурави», «шурави». И женщины, и дети бегут за БМД. Бегут босиком. А мы кидали им галеты, потом оставляли им продукты — крупу, словом, что было. Делились с афганским народом.

 

Артура Сунагатова поразило то, что афганцы даже зимой ходят босиком. 

— Была у нас одна операция. Метель, снег, ничего не видно. Поступает приказ — колонне остановиться. Мы остаемся ночевать. А утром смотрим — внизу кишлак. И три человек идут в нашу сторону, поднимаются по горам. Три старейшины — с бородами, в чапанах. И в тапочках на босу ногу. Сказать нам хотели, что душманов нету. 

Настоящим открытием для советского солдата стали афганские магазины, на местном языке «дуканы». Солдаты заходили в них, когда патрулировали улицы Кабула. 

— Когда первый раз вошел в этот дукан, поразился. Смотрю — там  такая радиоаппаратура! Магнитофоны «Sharp»! А еще джинсы, часы музыкальные. Я сроду не знал, что это такое. Я первый раз там попробовал «Фанту». Как сейчас помню, в 1982 году. Там такие поставки были! Хотя считалось, что в Афганистане 14 век на дворе. 

 

Солдатская медаль

 

На кителе ветерана — медаль «За боевые заслуги». Артур Сунагатов говорит, это солдатская медаль. За то, что взяли большой караван с оружием в Панджшерском ущелье. В тот день, когда группировка, в которой находился Артур Сунагатов, приехали на подмогу товарищам — уже шел бой. Стрельбы, гранаты, вертолеты, взрывы. Здесь не до разговоров. Спешились — автоматы в руки и вперед. 

— В этой я потерял своего друга. Земляк, родом из Челябинска. Его звали Евгений Бондаренко. Нас вместе призвали в армию. 

Артур Сунагатов узнал об этом после боя. Сам каким-то чудом сумел выжить в этой кутерьме. 

 — Всех погибших привозили в палатки. Заходишь — там груда тел. У кого нет руки, у кого — ноги, у кого — головы. Мы его нашли. Ему попали выстрелом прямо в сердце, — на этих словах Артур Сунагатов смотрит в сторону. 

Это был конец августа. Оставалось два месяца до демобилизации. 

 

Перед глазами снова эта картина — взлетная полоса. Приземляется самолет. Из него выходят молодые парни, солдаты-срочники. Они прилетели служить.  На расстоянии 40 метров от них — те, кому пора домой. Этого рейса они ждут как манны небесной. Загружаются в самолет. И когда он пересекает границу Советского Союза, начинают, кричать, свистеть — словом, изо всех сил радоваться, что живы. 

Артур Сунагатов покинул Афганистан 21 октября 1983 года. На его счету 14 боевых операций. 

Пока фотограф снимает ветерана, в музей заходит председатель Совета ветеранов полиции Фаина Носарева: 

— Это же мой начальник! Ой, он такой! Лучше не придумаешь!

 

— Артур Инжелович был командиром  роты патрульно-постовой службы милиции Первоуральского УВД. Я тогда была на пенсии — пришла к нему работать помощник по кадрам на вольнонаемную должность. Он всегда с понимаем подходил к каждому сотруднику, и с проблемами поможет, если надо, и в семью съездит, всех помирит. 

Пока делаем фото, Фаина Носарева отходит в сторону. И полушепотом говорит: 

— Наверное, эта ответственность за людей — своеобразный отпечаток. Тех, кто прошел Афганистан.


 

Фото Анастасии Нургалиевой