916
3
0

Социально-опасной ситуации не обнаружили


Специалисты соцзащиты провели проверку условий проживания многодетной семьи Кати Новых


Семья Екатерины Новых. Фото из архива редакции

Дома у Екатерины Новых гости — представители управления социальной политики Первоуральска. Многодетная мама рассказывает социальным работникам, чем отличается городская школа от поселковой.

— В сравнении со школой в Билимбае здесь практикуют индивидуальный подход. Если дочка пока не может прочитать стихотворение наизусть перед классом, то ее выслушают после урока. В школе мы обедаем бесплатно, и еще обедаем в фонде «Доброе дело», тоже бесплатно, — говорит Екатерина.  

Социальные работники выясняют, что за фонд, готовятся ли эти обеды предприятием общепита, в какой посуде выдается пища.

— Можно пообедать прямо в столовой, но, если ребенок опоздал, он может забрать еду с собой в специальных одноразовых контейнерах. Нам эту столовую предложили в воскресной школе при храме Петра и Павла. Всего от этой школы в благотворительную программу попало 3 семьи, в их числе и мы. Подписали соглашение на ежедневные посещения. Детям обеды нравятся, — подробно рассказывает о гуманитарной акции Екатерина.

Многодетная мама волнуется, старается как можно подробнее рассказать об успехах и неудачах детей в школе, об их внеклассных увлечениях, об особенностях характера каждого.

Дальше идут вопросы о трудовой деятельности Екатерины.

— Сейчас я стою на учете в Центре занятости. У меня третья группа инвалидности. Инвалид детства. Мне нельзя работать весь день, только полдня. С предыдущей работы меня вежливо попросили, так как у них такой график не предусмотрен. Центр занятости предлагает вакансии, но когда там узнают, что я инвалид 3-й группы, да еще четверо детей, то ответ один — вряд ли мы вам что-то можем предложить, — разводит руками Екатерина.

Соцработники выясняют, объясняет ли Екатерина, что у нее дети достаточно большие, самостоятельные, и частых больничных уже нет. Дальше следуют вопросы о совокупном доходе семьи, который складывается из социальных выплат.

— Мы получаем детские пособия, инвалидность, проездные, один папа платит алименты, адресную помощь за три месяца получила, но из-за того, что живем на съемной квартире, нам на жизнь не хватает, — объясняет Екатерина.

Представители социальной службы делают пометки в опросных листах, и переключаются на происхождение мебели, расставленной в квартире.

— Нам подарили старый диван, двухъярусную кровать, всего четыре спальных места. У каждого ребенка свой учебный стол.

— Моя знакомая отдает двухъярусную кровать, только на условиях самовывоза, — оживляется одна из гостий.

— Здорово, — радуется Екатерина.

Дальше женщины начинают обсуждать, как организовать транспортировку мебели в ближайшее время. Как переставить в комнатах мебель, чтобы все вошло. Затем разговор переходит на кошек, в многодетной семье их целых две. Одна — капризная полукровная шотландка и вторая —всеядная черная без признаков породы. По интонации разговора чувствуется, что соцработники признаков социально опасной ситуации не обнаружили.

 

После ухода визитеров Екатерина объясняет свое волнение тем, что в ее жизни была ситуация, когда обращение в общественную организацию за поддержкой чуть было обернулось для нее ограничением родительских прав.

В прокуратуре пояснили, что направили информацию, полученную из публикации, в органы опеки для рассмотрения по компетенции. Никаких требований о проведении проверки по месту жительства не направлялось.