1470
1
0

Сольвейг: хозяйка дома или путь солнца?


Авторская колонка деятеля культуры Александра Мосунова


Александр Мосунов, деятель культуры, журналист


 

В первоуральской культуре опять скандал. Опять «Сольвейг», опять Шестакова.

В разное время мы это все проходили с коллективом «Шайтане», театром «Вариант», художниками...

У этих скандалов всегда одни и те же исходные данные: культура на положении падчерицы, жить не дают, гнобят/увольняют руководителя, лучший в мире творческий коллектив уничтожают, отбирают помещение…

Не буду вникать в суть сегодняшнего конфликта между Еленой Шестаковой и руководством муниципального учреждения, где она трудится. Этому конфликту в обед сто лет. И нет там правых и виноватых. А точнее – правы и виноваты все участники конфликта. Да, так бывает.

Главная беда первоуральской культуры в том, что здесь нет выстроенной современной системы, в которой должна жить и развиваться эта самая городская культура. 

Еще десять лет назад, когда я работал начальником Управления культуры Первоуральска, говорил, что в современных условиях при новом законодательстве в области культуры и искусства в муниципалитетах отпадает нужда в подобных Управлениях при муниципальной администрации. Есть более актуальные формы работы.

Позднее, уже без меня, Управление ликвидировали. Но… ничего современного, соответствующего духу времени и букве новых законов не создали взамен. Поэтому сейчас и происходят разного рода нестыковки и конфликты.

Что предлагалось, и что, кстати, сделано во многих других муниципальных и даже областных городах? Должна работать городская автономная, как самостоятельное юрлицо, управленческая/продюсерская/концертная структура, чтобы она могла свободно жить и на деньги по муниципальному заказу, и на деньги от собственных коммерческих проектов, могла создать попечительский совет, привлекать средства спонсоров, гранты и т.д. и т.п.

Но всё, в том числе и централизованную клубную систему, оставили в рамках бюджетного учреждения.

А раз это муниципальное бюджетное учреждение, то все его сотрудники, в том числе и Елена Шестакова, должны жить по его законам, получать исключительно бюджетную зарплату. А если где-то что-то удалось заработать дополнительно, то ВСЁ ЭТО должно поступить на внебюджетный счет учреждения, а дальше — как начальство решит.

Жить подобным образом культуре и искусству тесно. Люди здесь в массе своей публичные, они хотят славы и аплодисментов, но также и материального их выражения. И поэтому зарабатывают сплошь и рядом, кто как может. 

Помните, как несколько лет назад взбеленились всякие Киркоровы, Пугачевы, Лепсы и иже с ними, когда налоговая выкатила им финансовых претензий на миллионы рублей? Да, дело потихоньку спустили на тормозах, но только потому, что договорились начать взаимодействие с чистого листа и без увода своих огромных заработков в тень.

Но разве за всем уследишь?

У нас, конечно, труба пониже и дым пожиже, но, в принципе, то же самое. А зарабатывать ты сможешь только тогда, когда не подконтролен начальству, устанавливаешь свой график жизни и работы, сидишь и репетируешь там, где хочешь, но при этом используешь муниципальные инструменты, реквизит и, что еще более важно, муниципальные связи и зарплату.

А что касается всяких «высоких» наград, особенно зарубежных, так мне эта кухня так же хорошо известна.

В Европе, а также в Турции, особенно летом, всяких фестивалей и конкурсов – не счесть. Практически каждый отель заявляет у себя всемирный (не меньше) фестиваль!

В отличие от России, за любое выступление в маленьком городке или деревушке тебе непременно дадут грамоту за подписью мэра, а то и назовут почетным жителем.

Там же можно организовать концертный тур по городам и странам: вас примут, например, при храмах, разместят, накормят, вы только пойте!

А например, за такой же тур по немецким школам с фольклорной программой еще и денег заплатят.

Можно приехать на один фестиваль, но на месте заявиться еще на пару в близлежащих городах, а то и концерт дать на деньги местной мэрии. Это там распространено.

Представляете, как это все можно подать, вернувшись в Россию?

Нет, я не осуждаю руководителей творческих коллективов за то, что они стараются любой ценой заработать лауреатство. В этом тоже специфика их работы.

Когда ко мне в международную творческую школу приехал прославленный профессор консерватории и попросил, чтобы я его включил в конкурсную программу, моему удивлению не было предела: «Как так, ведь я же вас в жюри пригласил, с мастер-классами!!!». А он тихо так отвечает: «Будут мастер-классы, но потом. Мне надо получить звание лауреата международного конкурса, уже пять лет не получал, а осенью надо подтверждать звание профессора, и без этого никак нельзя…».

Но вернемся в Первоуральск. Мне хорошо известна ситуация с хором «Сольвейг» с 2010 года. Тогда его самостоятельная жизнь в ДК ПНТЗ закончилась конфликтом, и практически сразу же Управлению культуры пришлось столкнуться с нарушением трудовой дисциплины со стороны руководителя теперь уже муниципального хора и возникшего на этой почве конфликта с руководством ЦКС в лице Юрия Крылова. Были разборки, слезы, уверения… Конечно, простили, конечно оставили, ведь, Шестакова, в конце концов, действительно, обладает даром лидера и всегда хотела для коллектива лучших условий. И это правильно.

Но она никогда не хотела принимать правила игры ни частного Дворца культуры новотрубников, ни муниципального учреждения культуры в виде Централизованной клубной системы. Хотя, как я уже сказал выше, муниципалитет сам не выработал этих правил. А ведь именно потому, что настоящее искусство подвластно только сильной личности, не терпящей никаких ограничений, правила должны быть одни для всех, предельно ясные и жесткие. Иначе в культурной среде быстро заводятся зависть и склоки, ведь здесь каждый сам себе режиссер.

И еще. Печально, а иногда просто противно, что всякий раз находятся подпевалы, которые через СМИ и соцсети подливают масла в огонь между работником культуры и администрацией города, ЦКС или еще какого учреждения.

Вся эта шумиха делается для несведущей публики и министерских кабинетов, где любят цыкнуть на муниципальных служащих, изображая из себя заступников «гонимых» артистов. Это такая любимая игра на госслужбе… Это же гораздо веселее, чем разбираться в сути вопроса или, не дай Бог, конфликта.

Надеюсь, ответственные за работу культучреждений чиновники наведут порядок в бумагах и кадрах: разберитесь, чего вы хотите, тогда будет проще спрашивать с подчиненных.

А Елена Владимировна, наконец, определится: ей милее муниципальная должность или совершенно самостоятельная коммерческая единица на ниве культуры. От этого многое зависит. В том числе, выбор сути понятия «Сольвейг», которое со скандинавского в одном случае переводится, как «хозяйка дома», во втором — «путь солнца».