534
8
0

Сначала он плакал, а как конфетки стали давать, успокоился


Никита Созонтов прошел очередной курс лечения, который ему оплатили первоуральцы


Хорошие новости – это хорошо. Особенно, когда хорошо у детей, которым было плохо. Особенно хорошо, что лучше стало, потому что много людей решили сделать хорошо. И пусть они об этом знают.

Случай с Никитой Созонтовым, крепким и жизнерадостным парнем, которому два года и почти восемь месяцев, не первый, который объединил сотни людей в желании помочь малышу. В пользу Никиты устроили первый в городе «Дамский базар», провели несколько акций и фотосессий, магазин «Кировский» выставил ящики для пожертвования, просто шли переводы на счет мальчика от неизвестных ему людей. Наверное, кудрявый голубоглазый крепыш это почувствовал и стойко переносил многочасовые болезненные процедуры и занятия. Никите первоуральцы помогли уже дважды. Два раза вместе с мамой Валерией он съездил в Челябинск в специализированный центр «Сакура». Вернулись  на днях и практически сразу отписались: «Хотим поделиться и поблагодарить».

Общение проходило в два этапа. Разговаривали дома, гуляли на улице, причем Никита довольно уверенно топал по траве. Он, вообще, теперь очень старается держать ногу, держать уходящую назад коленную чашечку. Он понимает, что так надо. А еще, он очень много болтает языком!

— Тетя, тетя, привет!

— Я – Настя.

Имя нравится, и Никита повторяет его раз двадцать за нашу встречу. В общении у парня явный прогресс и не только в силу возраста.

— У меня старшая дочь уже в полтора года чисто говорила. Так что, думаю, лечение помогло. В этот раз мы с логопедом много занимались. Никите очень понравился врач, они обнимались. Массаж языка ему делали разными зондами, речь сразу улучшилась. После первого курса уже был заметен прогресс, а сейчас закрепили результат.

Никита тут же демонстрирует его наглядно. Просит, рассказывает, всячески привлекает внимание.

— Где твои очки? — спрашиваю.

— Снимает, устает видно, — говорит Валерия.

— Это мама снимает! — довольно произносит Никита и хитро улыбается.

— А кудри твои где?

— А кудри нам пришлось убрать. МРТ очередную делали. Сказали, что гидроцефалия уменьшилась. Но киста как была в лобно-теменной области, так и осталась. Говорили, пока не стоит трогать, чтобы наши достижения не свести на нет. Гарантий-то никаких нет, пока контролируем ее состояние. Вот 18 мая поедем к нейрохирургу.

Поездки по больницам и медицинским учреждениям малыш выносит стойко. По крайней мере, старается. Шутка ли – ежедневные процедуры, которые длятся с 10 и до 19 с маленьким перерывом на обед. И так — три недели. В таком темпе проходил второй курс реабилитации в «Сакуре».

— В этот раз все было более насыщенным. Выбирала, исходя из суммы и из того, что можно ребенку, а что — нельзя. Адаптивной физкультуры было больше. Зондовый массаж, тренажер Галилео. Никита его больше всего боялся, ревел. Это такая вибрирующая платформа, для ориентирования в пространстве. Су-джок иголки маленькие в ножки ставили. Сначала он плакал, а потом, когда инструктор стал конфетки давать, успокоился. На суставную гимнастику ходили.  На мелкую моторику много занятий было. Домой тоже приобрели специальную мозаику. Там детки бусы собирают, бусины большие, чтобы не проглотили, деревянные, в виде зверюшек.

— Домой, руками, домой, руками, — выхватывает Никита  понравившиеся слова.

Никита стал не только активно разговаривать, он гораздо увереннее ходит и уже осознанно старается контролировать ногу. Для закрепления результата Созонтовы решили выписать из Москвы специальный аппарат. Валерия говорит, тогда и реабилитационных курсов так много не нужно. С правой рукой, которой раньше мальчик практически не пользовался, успехи переменные. То работает ею наравне с левой, то снова сжимает в кулачок. Для тренировки гантельки купили. И отжимаются по-взрослому каждый день.

— У нас новая проблема появилась — укорочение правой ноги началось. Она не растет из-за спастики. Пока вытяжку ортопед не рекомендует. Думаем специальную стельку для компенсации купить. Сейчас вот инвалидность подтверждать нужно снова. Боюсь, как бы не сняли. Сейчас это легко делают. А нам бы хотя бы еще год, еще несколько курсов, и он пойдет.

— Настя, щекотай!!! Ручку еще и коленку, — Никите, явно, наскучил наш разговор.

— Может, мультики тебе? Мы, когда квартиру в Челябинске снимали, смотрели телевизор. Правда, Никиты надолго не хватало. Но нас так швабра с ведром привлекала, это что-то!  Когда он их увидел, все мыл и протирал по 20 раз. Хозяйственный мужчина растет!

Со всеми больничными перипетиями  Никита уже отвык от детского сада. Сначала лечение в «Бонуме», потом в «Сакуре», потом в саду — карантин. Пока сидит дома с бабушкой и, похоже, вполне доволен.

— Справляется баба! Кормит меня. Супик. С мясом.

— Аппетит  у него хороший! — подтверждает Валерия. — Да и после таких насыщенных процедур тем более есть хотелось. А как он крепко спал!

Реабилитация в «Сакуре» обошлась в 163 тысячи 300 рублей. 72 тысячи оплатил благотворительный Фонд «Первоуральск – 21 век». Остальные средства помогли собрать первоуральцы.

— Еще «Кировский» нам очень помог. Мы в июле заявку им подавали. Удалось с помощью ящиков собрать 134 тысячи. Нам на днях их вручили. Это мы тогда еще на первый курс собирали. Теперь их на третий пустим. 60 тысяч у нас осталось еще от того, что люди нам собрали. Еще была фотосессия в парке от благотворительного  фонда, там порядка,  37 тысяч, вот мы на них очень рассчитываем. В целом, думаю, справимся. Людям ведь тоже тяжело все время помогать. Огромное им всем спасибо!

В «Сакуру» на третий курс реабилитации Созонтовы поедут осенью. Валерия говорит, хочет взять «убойную» дозу лечения. Чтобы Никита хорошо ходил, медлить нельзя.

 Фото Анастасии Нургалиевой и из личного архива Валерии Созонтовой