275
7
0

«Сколько их там лежало — молодых, красивых… мертвых»


История ветерана Великой Отечественной войны Ксении Ивановны Каляновой


 В канун великого праздника Дня Победы принимают поздравления те, кто не иначе, как чудом, выжил и дожил. На большом жилфонде «Дом Плюс» их немного — всего 17 ветеранов Великой Отечественной. Большинство из них практически не выходят из дома — голодное, страшное детство и юность «рикошетят» болезнями. Многие не хотят вспоминать то, что с ними было, другие и вовсе не помнят —  были слишком малы или память стерла воспоминания, чтобы не сойти с ума.


 

На пороге нас встречает Ксения Ивановна Калянова — в домашнем халате, тапочках. Поздравления принимать она готовилась чуть позже. 

— Ох, рано вы! А я и не одета, — кокетничает женщина.

— Подождем!

В ожидании Ксении Ивановны рассматриваем сервант. Там памятная тарелочка — «Участнику Курской битвы».

 

— Я готова, — в дверях появляется наша героиня. Юбка, праздничная блузка, пиджак с огромным количеством медалей и орденов.

— Вы так собираетесь на парад пойти? Красиво.

— Никуда я не пойду. Ноги у меня болят. Буду дома — одна, телевизор смотреть.

 

Нрав у Ксении Ивановны крутой. Сказывается военная закалка. Да и не могло быть иначе — сразу после окончания педучилища отправили юную Ксению служить.

 В 1940 году я окончила педучилище. Учитель начальных классов. Проработала год. Началась война. Все это было в Липецкой области. Немец подходил к нашей территории. Коммунисты и члены партии ночью уехали из нашего большого села в сторону Липецка. Приехали в город Елец. В Ельце мы хотели поступить учителями. А нам сказали — вы молоды, вам надо ехать на фронт. Нас направили в 132-ю автосанроту.

Ксения Ивановна прошла Касторное, Старый Оскол,  Курск.  Потом началась Польша, Германия, недалеко от Берлина встретили Победу.

— Как встречали? Да уж и не помню. Устали все от войны тогда. Плакали, кричали, радовались. 

Но до Победы Ксения Калянова успела перевидать многое.

— Ох, война… Не люблю вспоминать. Помню, раненых привозили. Много. Зима была, холодно, до передовой пять километров. Машина подходит, раненые замерзают — все матерятся, нервничают. У нас было большое одеяло, мы накрывали им людей. Один кричит: «Я замерзаю!». Я снимаю с себя шинель, остаюсь в одной гимнастерке. И километров 20-ть везу в Касторное. Они были очень тяжелые, на носилках таскали. На солому укладывали. Помню мужчину молодого, лежит, открываю шинель, а там нет ног. Мне плохо стало. А он мне и говорит: «Не беспокойся, я поеду работать в колхоз председателем». До сих пор вспоминаю, сколько после боев лежало молодых, красивых мужчин. Убитых. Вспоминаю и плачу.

В 1945 году Ксения Калянова вернулась с фронта. С двумя осколками в лице. Два месяца отдохнула и пошла работать в сельскую школу.

— А волков после войны развелось — тьма. В школу надо было ходить за пять километров. Выхожу как-то на дорогу, а там два волка сели на дорогу. А я не знаю, как идти домой — думала, порвут сейчас.  Они голодные. Но полежали и ушли.  Потом бросила работу, а в 1948 году приехала сюда, в Первоуральск, к сестре. 17 лет работала в 32-й школе, в 17-й еще работала.

Ксения Ивановна живет одна. Как умер муж — тоже участник Великой Отечественной, так и живет. Иногда приходит и звонит племянница — справляется о здоровье, помогает по хозяйству.

— А я люблю дома быть. Книжки вот читаю, телевизор смотрю. Мне нравится политика, интересуюсь. За Украину переживаю. «Вечерний Первоуральск» выписываю, «Российскую газету» мне бесплатно приносят. Вот недавно прочитала, что наш мэр подал в отставку — переживаю.

Ксении Ивановне — 96 лет. День рождения отметит в сентябре.


 

Фото Анастасии Нургалиевой