1814
4
0

Сколько еще человек должно умереть, чтобы нам дали ангиограф?


Первоуральцы готовят письмо губернатору с призывом о помощи


На повестке заседания общественной палаты Западного управленческого округа всего два вопроса, но настолько острых, что заложенных полутора часов не хватило, чтобы обсудить все досконально. Речь идет о проблемах в организации здравоохранения и паллиативной помощи.

Среди спикеров — специально приглашенный представитель Минздрава, который рассказал о том, какие перспективы намечены к 2024 году. Какие региональные программы намечены, как будет решаться вопрос с дефицитом кадров и т.д. Доклад занял порядка 25 минут и вызвал бурное обсуждение. Лейтмотив которого — с теми проблемами, которые в здравоохранении есть сейчас, часть первоуральцев может и не дожить до 2024 года.

— Я напомню, что на первом месте среди причин смертности в Первоуральске стоят сердечно-сосудистые заболевания. Инфаркт миокарда — самое опасное из них. Чтобы человека спасти, нужно в течение часа-максимум полутора провести ангиопластику — то есть вытащить тромб из сосуда. И главным методом лечения является чрезкожное коронарное вмешательство — это когда с помощью ангиографа мы этот сосуд прочищаем, — отметил Вадим Кучумов, заведующий кардиологическим отделением городской больницы.

— Позиция министерства [здравоохранения] такова — в ближайшие два года мы ангиограф не получим, — сказал Владимир Кириллов, председатель Общественной палаты. — Это информация из области.

— Да, — подтвердил представитель министерства здравоохранения. — Позиция министерства такова, что сперва такими аппаратами как ангиограф надо обеспечить удаленные территории.

— И Верхняя Пышма тоже считается удаленной территорией? — уточнили присутствующие. — Там ангиограф уже есть.

Можно много приводить статистики, оперировать цифрами — столько-то километров туда, столько-то оттуда. Мы формально прикреплены к Екатеринбургу. Но! Ни один пациент до Екатеринбурга в первый час не доедет. Особенно если пациент тяжелый — с сердечной недостаточностью, многие просто не транспортабельны.  То есть тяжелые больные фактически лишены этой помощи. Что у нас есть сейчас? Прекрасное здание, подготовленное помещение операционной, специалисты, прошедшие обучение для работы на ангиографе. Но у нас нет ангиографа. Почему нас не слышат? Еще три года назад мы с Николаем Шайдуровым (главный врач городской больницы — ред.) были инициаторами того, чтобы в Первоуральске появился ангиограф. Три года обещаний — воз и ныне там. Спрошу еще пафоснее — сколько человек должно умереть, чтобы стало понятно: хватит считать километры, хватит формальных подходов, просто услышьте, что территория нуждается в ангиографе. Первоуральск — 150 000 населения, плюс агломерация Ревда-Дегтярск. Представляете, скольким людям мы можем помочь? Сейчас все гонятся за статистикой, за цифрами — столько-то стентирований сделано. А сделать его можно и через сутки после начала инфаркта, только толку от этого будет 10 процентов. А если сделать в первый час, имея ангиограф,  — эффективность выше 90 процентов.

Владимир Кириллов, председатель Общественной палаты Западного управленческого округа (в центре)

— Именно по этому вопросу мы обратимся к губернатору. Потому что нас не устраивает, что два года вы ничего видеть не будете, — подвел итог Владимир Кириллов, обращаясь к представителю министерства здравоохранения.


 

Фото Дмитрия Дегтяря