336
12
0

Сапер ошибается много раз. Просто один раз фатально


Сотрудники службы взрывобезопасности «Урал-Вымпел» — об опасной работе, боеприпасах в уральских огородах и ложном минировании. 


 

На их счету тысячи разминирований и обезвреженных взрывных устройств. Участие в обеспечении безопасности президента России, членов правительства страны, первых лиц иностранных государств (Хиллари Клинтон, принц Уэльский) и руководства Свердловской области. 

Служба взрывобезопасности «Урал-Вымпел» — уникальная гражданская организация, которая тихо и незаметно обеспечивает нам спокойную жизнь. С 1995 года входит в систему оперативного оповещения по чрезвычайным ситуациям УВД Екатеринбурга и Свердловской области. Специалисты «Урал-Вымпела» дежурят круглосуточно. Отдельный пост работает и в Первоуральске.

Все сотрудники с боевым опытом

Компания была создана в далеком 1994 году в Екатеринбурге. Но основатель «Урал-Вымпела» — боевой офицер Валерий Архипов— родом из Первоуральска. Сейчас службой руководит его сын – Александр Архипов.

Валерий Архипов

 – Первоуральск и мне не чужой. Я здесь учился, здесь родились все мои дети,улыбается Александр Архипов. И уже серьезно продолжает – Если вернуться к истокам, то первоначально была мысль сделать организацию, которая сможет заниматься безопасностью в городе (Екатеринбурге).

Времена были очень тяжелые. Война на улицах шла прямо адская, стрельба, взрывы. Я пришел в «Вымпел» в 1995- м. Мама была жутко против, говорила, что ей одного военного хватает. Но... Я служил в инженерно-саперном батальоне, так что все к этому делу и шло.Было принято решение о создании подразделения, которое будет заниматься взрывобезопасностью, на тот момент разминированием.

Про взрывобезопасность мы уже начали позже думать, как это по-граждански назвать. Разминирование, саперы, война – это немножко другое конечно. У нас больше предотвращение.

Александр Архипов

Предотвращение – это значит, что по звонку из ЕДДС (единой диспетчерской службы) или МВД специалист «Урал-Вымпела» должен немедленно прибыть на место, где обнаружен подозрительный или взрывоопасный предмет. Оценить степень опасности и решить, что с этим делать. К предотвращению, относится и проверка мест, где проводятся массовые мероприятия.

25 лет назад, при создании «Урал-Вымпела», никто и подумать не мог, как долго будет востребован опыт офицеров инженерных войск. При приеме на работу основатель службы Валерий Архипов отдавал предпочтение воинам-афганцам. По-другому и быть не могло. Прошедший Афганистан Валерий Александрович знал, насколько изощренной бывает минная война. «За речкой» он был командиром роты спецминирования.

Да и сейчас практически все сотрудники у нас с боевым опытом. Большинство офицеры запаса МО, МВД, ФСБ,поясняет Александр Архипов.

Чтобы обезопасить саперов в 2003 году Валерий Архипов разработал техзадание для создания робота под названием «Богомол». Изготовили его в Миассе. Самый первый робот по кличке «Рыжий» «погиб» при исполнении в 2007 году. Под иномаркой было установлено взрывное устройство на неизвлекаемость.

Робот «Богомол»

Штраф за спасение, ложные минирования и трехлинейка в огороде 

Сотрудники службы взрывобезопасности работают в Екатеринбурге, Верхней Пышме, Среднеуральске и Первоуральске. И в каждом городе работы хватает. 

В Первоуральске мы работаем 17 лет. У нас здесь пост, один человек. Долго работал Игорь Кокшаров, потом вот Иван пришел, рассказывает руководитель службы «Урал-Вымпел» Александр Архипов.

Иван Киряков — выпускник Тюменского высшего военно-инженерного командного училища, которое еще со времен Союза считается одним и лучших в подготовке саперов и минеров.

Пять лет в «конно-прикладном училище» (шуточный сленг), зимой на лыжах по Тюмени, летом бегом в кирзовых сапогах. Закончил с отличием. Усиленная подготовка по минированию, разминированию и взрывному делу. А в 2002 году приехал я на Северный флот и обалдел от местных достопримечательностей. Сопки, деревья кривые,вспоминает Иван.

Иван Киряков

Служил офицер в отдельном инженерном батальоне морской пехоты недалеко от Североморска. 

Главное — первый раз себя преодолеть. В поселке Росляково с товарищем вдвоем за неделю разминировали 13 000 единиц. Это только за неделю, а разминирование длилось два с половиной месяца. Там в Великую Отечественную находился склад, где было от пистолетных патронов до крупнокалиберных снарядов. Там было всё, что можно представить себе, вплоть до авиабомб. При этом боеприпасы не только производства СССР, но и Германии, Англии, США. Внезапные сюрпризы во время службы тоже были, в Долине Славы, например. 

Уволившись из армии, Иван вернулся на Урал и стал трудиться в службе взрывобезопасности. Вначале в Екатеринбурге, теперь в Первоуральске.

Когда «минировали» администрацию здесь, полиция предоставила машину сопровождения. Летим, мы значит по Билимбаю, я на своей машине. Прибыли. Управление образования осматривали, проверили и здание администрации. Ничего не обнаружили. А потом штраф мне пришел! На красный свет за машиной сопровождения проехал. Камера же не разбирает, кто есть кто. 

– С какими боеприпасами приходилось сталкиваться в Первоуральске?

Что касается Первоуральска, здесь в основном встречаются боеприпасы, которые в 90-е утащили с целью сдать в металлолом. Либо халатность военных. А с оружием времен Гражданской войны тут такая ситуация: я например, у себя в огороде в Шале грядку под клубнику копал и выкопал трехлинейку. Состояние конечно... Все разваливается на глазах. 

Артиллерийские снаряды попадаются. В Шайтанке возле дома как-то нашли, но он учебно-тренировочный был. В Билимбае из реки достали минометную мину. Дети купались, нашли и бросили мужчине под ноги! Мужчина говорит, что двести метров пролетел за секунду! Хорошо, что все обошлось.

Та самая минометная мина

Еще был случай этим летом. Парень пришел устраиваться в магазин работать, ему отказали. Он взял, соорудил самодельное зажигательное взрывное устройство и забросил в магазин. Тут ажиотаж такой был...

– Иван, когда идет шквал ложных минирований, так называемый телефонный терроризм, как работать в авральном режиме? Внимание не притупляется? 

Специалисты в этой сфере видят то, чего не видят другие. Если ты сам умеешь это делать (минировать), то находясь на месте, можешь определить слабые места объекта.

Сапер ошибается много раз, просто один раз фатально

Страх в здоровых количествах необходим – уверены саперы. Он охраняет от излишней самоуверенности и нередко спасает жизнь. Недаром же человеку, который действует безрассудно, говорят «Ты что? Страх потерял?» 

Если ты страх потерял, то уже не контролируешь свои действия. Чрезмерная уверенность может привести к трагедии. Много было таких примеров на практике. И по телевизору показывали, как майор не проверил взрывчатку на неизвлекаемость, и ему оторвало голову, – говорит Иван Киряков.

Сапер ошибается много раз, просто один раз фатально. Был момент, когда меня Бог уберег, продолжает тему Александр Архипов. — Это наверно 1999 год был. Было очень холодно, около 35 градусов на улице. Позвонили, сказали, что что-то непонятное лежит в подъезде. Приехали мы в микрорайон Елизавет. Там в подъезде между вторым и третьим этажом пакет лежит целлофановый. Со мной милиционер пошел. А у меня фонарь с собой был, большой, хороший, но очень неудобно его в бронекостюме держать. Налобных фонарей тогда еще не было. И его милиционер держал. Я пакет открываю, смотрю, а там тротиловые шашки. Детонаторы вставлены со взрывателями на проводах, лампочка моргает. Я понимаю, что приплыли...

Такой поворачиваюсь: «Боевое!». И милиционер буквально через секунду исчез! С фонарем моим убежал! И я в темноте такой один. Это все дело было в доме под газовой трубой. В общем, принял дурацкое решение на самом деле. Вынес все это на улицу на руках, и там гидроразрушителем разрушили.

Отходняк сильный был, неделю колбасило. Мне тогда было 26 лет. Помню, как шел и думал, что, двум смертям не бывать... Можно было взорвать прямо в подъезде. Ну хлопнуло бы, ну громко! Дом к тому моменту уже эвакуировали. Но вот, что-то замкнуло, и решил вынести. Были такие псевдогеройские истории, – говорит Александр Архипов.

И вспоминает, что тогда Валерий Александрович сильно ругался. И как на сотрудника, и как на сына. Ведь выбрав столь опасную профессию нужно знать всё и даже больше. Иначе никак.

Валерий Архипов

 

О миссии на Земле

Гуманитарные командировки отдельная тема. Несколько раз «Урал-Вымпел» ездил в Хорватию. Если сложить все поездки, то только в Хорватии получится больше года непрерывного поиска боеприпасов и разминирований. Еще была очистка местности в Краснодарском крае и Дагестане. Эхо войны раздается во многих местах планеты.

Сотрудники «Урал-Вымпел» в Хорватии

Мы получили аккредитацию в международном противоминном центре Министерства обороны РФ, есть лицензии. И мы практически готовы к выполнению задач по гуманитарной очистке местности. Я хочу к этому вернуться, развить серьезно это направление, – делится планами Александр Архипов. 

Но главной все равно остается работа в городах. Чтобы людям жилось спокойно. И взрывы они видели только в боевиках. 


Фото Дмитрия Дегтяря и из архива «Урал-Вымпел»