531
5
0

Самочинство, произвол и издевательство


К первоуральской пенсионерке без предупреждения приехали судебные приставы и описали все имущество. Ей сказали, что через 10 дней вещи вывезут — потому, что надо заплатить долги сына, который 20 лет не живет в этой квартире. 


В прошлую пятницу, 9 августа, к пенсионерке постучались судебные приставы и попросили открыть дверь. Сотрудники ФССП зашли в квартиру, не представились, не показали удостоверения и не пояснили, что намерены делать — так, по крайней мере, говорит сама женщина. Ей велели открыть все шкафы, разобрать диван — и лишь в конце сказали, что делают опись имущества из-за сына-должника. Адвокат женщины уверен — приставы нарушили закон «Об исполнительном производстве». 


 

 

Я не привыкла жаловаться. Ну тут прямо не знаю, что делать, — начинает рассказ пенсионерка Анна Ивановна. Она просит изменить личные данные потому, что эта ситуация для нее унизительна: стыдно перед соседями и знакомыми. Она решила рассказать свою историю ради того, «чтобы над другими так не издевались». — Они ко мне зашли в квартиру, не представились. Но видно, что в форме. И среди них — женщина, она не пристав. Она сразу кому-то звонит и говорит: «Вызываем грузчиков, мебель надо вывозить». Я чуть не умерла. За что? Меня трясло — соседка пришла и говорит: «Ой, какое у тебя лицо было». 

После этого женщине приказали — надо открывать шкафы и показывать их содержимое. Пенсионерка подчинилась и начала выворачивать все свои пожитки. 

Это самочинство, произвол и издевательство. Женщина, которая была с приставами, заставила разбирать диван, кресло. У меня компрессионный перелом позвоночника, а меня заставили диван разбирать. А что делать? Я разбирала и плакала. 

В конце пригласили понятых, составили опись имущества. Анна Ивановна подписала документы, не глядя — раз велели люди в форме. И в конце концов ей пояснили, что через 10 дней мебель вывезут, если сын не выплатит долг. Женщина удивилась — сын прописан в ее квартире, но переехал в Екатеринбург 20 лет назад.  

Пенсионерка стала смутно догадываться, что произошло. Ее сын когда-то занимался бизнесом. По словам женщины, однажды привез бракованную партию товара, и клиентка подала в суд на возмещение ущерба. Сумма — порядка миллиона рублей. Суд вынес решение в пользу клиентки бизнесмена, выдал исполнительный лист, передал судебным приставам. Мужчина не скрывался, был на связи с приставам, и исправно платил долг, говорит пенсионерка. 

Сын даже не в курсе был, что приставы придут. Ему пристав после всего позвонил и представился, сказал, что было сделано. Сын так ругался. Ну если собирались прийти, мне надо было хотя бы письмо написать — каждый день почту проверяю, я очень аккуратная в таких делах. Хоть бы подготовилась. Мне сказали, что письмо в почтовый ящик опускали, но не было его. 

На следующий день женщина пришла в первоуральский отдел ФССП, чтобы посмотреть, какие документы она подписала. 

Я спросила у пристава, наш ли отдел согласовал действия. Он сказал, что делал все без согласования с местным начальством — у него бумага из области пришла. 


 Отделить имущество должника 

Какое право имели описывать имущество женщины, если она не является стороной исполнительного производства? Ей не показали удостоверение, не объяснили, что происходит, не огласили постановление о проведение исполнительных действий, не объяснили порядок обжалования. И должным образом не уведомили перед проведением описи, — поясняет юрист, член «Ассоциации юристов России», Алексей Светлаков. — Я считаю, это нарушением закона «Об исполнительном производстве». 

Приставы-исполнители должны были показать удостоверение, дать женщине проверить, не просрочено ли оно. Понятым  — разъяснить их права, для чего их приглашают, а также на основании какого документа проводятся действия. Понятые могут делать замечания — их должны внести в протокол. По итогам описи документ стоило вручить пенсионерке. Всего этого не было, уверяет пожилая женщина. 

Они мне сказали — у нас такие законы, такие законы — и все. 

Единственное — сторона исполнительного производства вправе участвовать в при производстве действий. То есть, женщина, которой сын должен деньги, находилась в квартире законно. Но действия ее вызывают сомнения. 

Она в каждый шкаф залезла, и в ванную, и в туалет, и в холодильник. Я хотела спросить, а нижнее белье показать не надо? Она мой дом обыскивала. 

При этом приставы-исполнители должны описать именно имущество сына — по закону, если должник проживает не один, надо отделить его имущество от имущества других жильцов. Но описали все, хотя мужчина много лет не живет с матерью — и большинство вещей она покупала самостоятельно. Их приставы не имели права описывать.

Даже если сын перечислил маме деньги на пылесос, например, вещь будет имуществом матери. Потому, что это подарок, — поясняет юрист. 

Женщина не должник в этой истории, настаивает Алексей Светлаков. Приставы должны были письменно уведомить должника по адресу фактического проживания, что придут описывать имущество в квартире, где он зарегистрирован. Одно дело, если бы силовики не знали, где находится мужчина. Но, по словам матери, он был на связи с отделом ФССП. 

Приставы были у сына в Екатеринбурге — в квартире, где он живет с семьей. Но они даже в квартиру к нему не зашли, — рассказывает пожилая женщина.  

Сейчас пенсионерка вместе с юристом решают, стоит ли подавать жалобу на действия судебных приставов в надзорные органы. Сын женщины намерен выплатить долг своему кредитру в ближайшее время. 


Редакция предоставляет право высказаться всем участникам конфликта.

Также в пресс-службу судебных приставов был направлен запрос с просьбой прокомментировать данную ситуацию. 


Фото Дмитрия Дегтяря