521
10
0

Ремонт сделали, пить бросили, ждут суда


Что происходит в семье девочки, которая выпала из окна четвертого этажа 


Эта история случилась 19 июля. Пятилетняя Алина выпала из окна 4 этого этажа общежития. Соседи говорили, что в тот момент, когда это случилось, мать была пьяна. Девочка подошла к окну, долго стояла и смотрела вниз. Тут же, на подоконнике, стояла младшая сестра Алины — маленькая Света так и не поняла, что произошло. 

В итоге на место приехала полиция, спасатели и социальные службы. Девочек забрали из семьи: Алину поместили в больницу, ее сестру Свету — в социально-реабилитационный центр (по-простому — в детский дом). 

Смотрим, как развивается история дальше. 

Сейчас, спустя почти полтора месяца, эту историю с маленькой девочкой сих пор обсуждают в общежитии — хотя тут каждые выходные то драка, то поножовщина. Соседи говорят, что давно обращали внимание на эту семью — еще до того, как случилось ЧП. Жили в маленькой комнате вчетвером — Ольга, ее сожитель Рифат, пятилетняя Алина и трехлетняя Света. Рифат — отец Светы. У Алины другой отец. Семья появилась в общежитии примерно год-полтора назад. 

Дома не было кровати. Вчетвером — мать, отец и две девочки — спали на полу. В туалет в конце коридора бежать было лень — копили помои и выливали в окно. В комнате постоянно стоял запах мочи, ползали тараканы. Дети ходили грязные. 

За два дня до инцидента мы видели — девочка на окне стояла. Крикнуть побоялась — вдруг она испугается, потеряет равновесие. Рифат мимо шел, мы и сказали ему  — смотри, упадет же. Рамы-то старые, на ладан дышат. Он: «Да-да», — и буквально через несколько дней это случилось. 

Женщины рассказывают об этом анонимно. Деньги семья тратила на выпивку — на «шкалики». Где брали деньги — неизвестно, пара не работала. Возможно, пропивали детские пособия. 

Говорят, пьянки случались по вине Рифата — сожителя Ольги. У пары доходило до драк — Ольга настаивала, чтоб он бросил пить. Но Рифат приходил домой с очередной партией пузырьков — и начиналось. Так, по крайней мере, говорят соседи. Женщины уверяют — они звонили в органы опеки, но толку от этого особого не вышло. 

Мы позвонили, сказали — вот так и так, есть такая семья, назвали адрес, данные. А нам ответили — «Ребенку есть, что поесть? Да? Значит все хорошо». Мы больше не звонили. 

Почему у них дети на окне были? 

Дак удобно это. Она начинает курить — и детей ставит на окна.  А то они шустрые — убегут в коридор, шумят, соседи ругаются. А так мать и курит вроде, и за ребенком следит. Я им говорила — перестаньте, а то лишитесь детей. Ну вот оно так и вышло. 

 

Что сделали в полиции после ЧП 

Сразу после того, как Алина выпала из окна, на место выехал наряд полиции. Родителей доставили в отдел МВД и привлекли к административной ответственности за нахождение в состоянии алкогольного опьянения и за ненадлежащее исполнение своих родительских обязанностей. 

Алину отвезли в больницу, Свету — в социально-реабилитационный центр. Сотрудники полиции проверили бытовые условия и подтвердили, что семья неблагополучная. С девочками сейчас работают психологи и выясняют, применяли ли жестокость в семье, как относились к детям родители и пр. 

После того, как неблагополучную семью выявили, с ней начинают работать все субъекты системы профилактики: сотрудники полиции проверяют, дома ли родители, трезвые ли они. 

В таких семьях, какими бы родители ни были, дети их очень любят и хотят жить в семье. Наша задача — не забрать детей, а исправить ситуацию в семье. Мы даем время: ставим такие условия — хочешь, чтобы дети остались, лечись от зависимости, иди устраивайся на работу. Даем направление к наркологу, в центр занятости. Мы делаем так, чтобы родители привели в порядок жилье, — поясняетЮлия Хомякова, начальник отдела по делам несовершеннолетних ОМВД России по Первоуральску. 

Юлия Хомякова также пояснила, что изъятием ребенка из семьи занимаются органы опеки. Они могут сделать это по согласованию с родителями — пока те проходят реабилитацию, устраиваются на работу. И в этот момент с семьей плотно работают сотрудники отдела ПДН. 

Таких семьей не так много, к сожалению. Чаще выбирают алкоголь, чем детей. Но есть и те, кто встает на путь исправления. В этой ситуации мы будем ставить вопрос о лишении родительских прав — но надо смотреть, что выберут родители и как изменится обстановка. 

 

Что сделали органы опеки после ЧП 

Нина Логунова, начальник управления социальной политики Первоуральска

Ребенка, который выпал из окна, мы забрали сразу. Как только он пролечился в больнице, был передан в учреждение социального обслуживания. Второй ребенок тоже. Дети адаптировались — в социально-реабилитационном центре хорошие условия, там с детьми работают психологи. 

Сейчас с мамой надо работать — папы там официально нет.  Семья поставлена на учет в комиссии по делам несовершеннолетних как семья в социально-опасной ситуации. 

Детей поместили в социальное учреждение временно, по согласию с мамой. Для того, чтобы ее лишить родительских прав, нужны веские причины. У нас пока нет доказательств: этот случай мог быть из ряда вон выходящим. Ту информацию, которая прозвучала в СМИ, надо проверить. Семья в поле зрения субъектов профилактики не попадала ни разу. И подчеркну, что лишение родительских прав происходит только по решению суда — инициировать процесс могут органы опеки, полиции или территориальная комиссия по делам несовершеннолетних. 

Мы работаем по закону — нас есть 120 ФЗ, там есть список субъектов, которые подключаться — Управление образования, Управление культуры, физкультуры, ПДН, здравоохранение и так далее. 

 

Что изменилось в семье после ЧП 

Соседи говорят, что семья встала на путь исправления — Ольга и Рифат сделали ремонт, заменили оконное стекло, поклеили обои, пол поменяли. И говорят, что перестали пить — мать легла на лечение в больнице на Динасе. Девочек навещает Рифат, он же носит передачки в больницу сожительнице. 

Да у меня тут бардак, но вы проходите, — он зовет в комнату. Мужчина собирается в детский дом — навестить дочь, принести куртку, холодно стало. — Вон, смотрите, стекло поставили. 

Показывает, что новое стекло прочное и легонько толкает его рукой. Он не отрицает, чтобы пьян в день инцидента, и Ольга тоже. Потом оба «бегали и психовали», когда Алина выпала. 

— А почему девочки на окне все время были? 

— Сами лезли. Мы их ругали-ругали, толку-то? 

— Вы бросили пить? 

— Да.

— Кто вам сказал. что надо бросить пить? Сотрудники органов опеки? 

— Да

— Почему вы пили алкоголь? У вас же дети маленькие? 

— Не знаю...

От Рифата пахнет алкоголем, но говорит он связно. Уверяет, что устроился работать сторожем. Как только Ольга полечится, она тоже выйдет на работу — будет уборщицей на предприятии. Рифат рассказывает, что никак не мог пристроить девочек в садик. И только сейчас, после этого ЧП, для детей как-то быстро нашлись места. 

В комнате чисто. Два шкафа, в них книги и детские игрушки. На полу лежит матрас — это спальное место. 

— Вы хотите, чтобы девочки вернулись? 

— Да. 

— Скучаете? 

— Да. 

— А по чему скучаете? 

— Как? Без детей куда? 

— А что вы хотите с ними делать? 

— Что? 

— Ну, обычно вместе играют, телевизор смотрят. 

— Хочу играть, телевизор смотреть. 

В ноябре или декабре у семьи будет судебный процесс, говорит Рифат. И там уже будут решать, вернуться девочки в семью или нет. Сейчас, хоть в детском доме и хорошие условия, Света и Алина хотят домой. Отец говорит, что малышки скучают — каждый раз просят забрать. 


Фото Дмитрия Дегтяря