490
10
0

Пустыри на Хромпике, мат на стенах теплопункта и отсутствие горячей воды


На что жаловались жители Первоуральска заместителю главы администрации по ЖКХ 


Накануне в мэрии проводил прием граждан заместитель главы администрации по ЖКХ Артур Гузаиров. 13 человек записалось на прием. По факту было больше — люди приходили парами, группами по трое-четверо. Перед приемом установили регламент — 10 минут на одного посетителя. Но уже после первого вопроса стало понятно, что этого времени не хватит. И Артур Гузаиров принимал граждан, что называется, до «последнего клиента».

Прием начинается с трех женщин — в кабинет забегают стайкой. Дама в красном пальто, в дискотечном платье на одно плечо с розовыми пайетками и растрепанными волосами кричит журналистам: 

— Так, я сказала, меня не снимать! Я сказала! Так, если вы будете...

— Повежливей, пожалуйста. Достаточно просто попросить. 

Дама умолкает, журналисты выходят. Из кабинета доносится разговор на повышенных тонах. Да, кажется, с первыми просителями, кажется, не повезло.  

Артур Гузаиров, пожалуй, единственный заместитель главы, который во время приема граждан сразу начинает звонить коммунальщикам — в УК, в СТК, в фонд капремонта и другие организации, чтобы выяснить детали проблемы и по возможности решить ее


 

Нам сказали, что в 2020 году построят дома  

К кабинету подбегает пенсионерка — открывает дверь, заглядывает. Ей объясняют, что на прием вызывают по очереди. Женщина не успокаивается. Она волнуется и не хочет идти в коридор — туда, где стоят лавочки. Стоит и ждет у самой двери в кабинет. Говорит, что ее зовут Лидия Кондулинская. И она всей душой «болеет» за микрорайон Хромпик. 

Я 67 лет там живу. Раньше он был образцовым поселком (теперь это микрорайон города — прим.редакции), а теперь захолустье какое-то. У нас не кронируют деревья. Недавно снесли аварийные дома, дак на их месте все заросло травой. И мы не знаем, что дальше будет на этих пустырях, нам как-то жутко рядом жить. Район-то неплохой: школа рядом, детские сады, больница, магазины, два вокзала.

Лидия Кондулинская собрала подписи жителей домов улиц Мамина-Сибиряка, Розы Люксембург, Химиков. Люди просят кронировать деревья, благоустроить двор. 

У нас управляющая компания двор не убирает. Говорит, что 5 метров от дома — вот и конец территории. 

УК отвечает за участок, отмежеванный к дому, — отвечает Артур Гузаиров. — Надо открыть публичную кадастровую карту и проверить границы. 

У нас поселок очень зеленый, но за зеленью никто не следит. Тополя не кронируют. Управляющая компания говорит, это не в ее ведении. Тополя громадные — им столько же лет, сколько мне. На Химиков,3 дерево с корнем вырвало — ладно хоть не на дом упало. Да оно так и лежит. Трава не косится, везде кусты! Страшно жить.

По кронированию деревьев вопрос обещают решить. Артур Гузаиров говорит, что на место съездит комиссия, которая посмотрит место, где растут тополя — и выяснит, это придомовая территория или муниципальная. Это нужно, чтобы решить, кто займется этим вопросом. 

Но другой вопрос — про пустыри — так и остается вопросом. Дело в том, что на месте снесенных домов не разрешали строить новые, т.к. земельные участки попадают в санитарно-защитную зону предприятия «Русский Хром 1915». При этом, в существующих домах, которые были построены до введения таких норм санитарного законодателства, продавать квартиры можно и жить можно.

Мне депутат (первоуральской городской думы — прим.редакции) Юрий Жильцов сказал, что в 2020 году на этом месте построят дома. Я немного успокоилась, что траву и мусор уберут. 

Не знаю. Я не располагаю такой информацией, про строительство не могу сказать ничего, — отвечает Артур Гузаиров. 


 

 

Дети читают мат на стенах 

Галина Косачева не особенно хочет общаться — вся в расстройстве. Женщина приехала из Талицы. Говорит, волнуется за теплопункт перед школой №28 — он требует ремонта уже давно. 

Он стоит прямо у пешеходного перехода к школе. Там матами все исписано. А детишки идут и смотрят, потом повторяют. Позор какой,  — произносит женщина и отворачивает лицо. 

Галина Косачева принесла документы — рассказывает, что несколько лет добивается этого ремонта. Ходила на прием к депутату Законодательного собрания Алексею Дронову, писала обращения в администрацию. Вот ответы. 

Мне уже три года обещают ремонт. И Дронов обещал — прислал бумагу, что в 17 году будет ремонт. Потом вы прислали бумагу, что в 18-м, потом — в 19-м.

Эти бумаги жительница Талицы пказывает чиновникам — Артуру Гузаирову и Сергею Гайдукову, исполняющему обязанности начальника управления ЖКХ и строительства. Артур Гузаиров поясняет, что теплопункт — это собственность компании СТК. И набирает номер главного инженера организации

Вы обещали гражданам, что будет ремонт ЦТП в августе 2017 года, потом в 2018 и в 2019... Нет, ремонт здания написано. Дальше — ремонт запланирован на 18-й год. Потом вы пишете, что на 19-й год. Сколько можно? Деньги же были заложены? Работы не были выполнены. А зачем обещаете, что сделаете? 

По итогу разговора решено, что главный инженер съездит на место, оценит состояние теплопункта и то, какие работы надо провести. 

Горячая вода появляется в день минут на 20 

Две женщины — Нина Николенко и Валентина Лебедева, живут в доме на Прокатчиков,2. У них в последние 5 лет практически не бывает горячей воды— точнее, не угадаешь, когда она появится. Причем, трудности только у жителей последнего подъезда. 

Вот только откроешь кран, пропустишь — тепленькая пошла. Бежишь мыться, а ее нет уже. Приходится кастрюлю тащить и греть. Как-то даже и не предскажешь, когда она бывает. Говорят, в 6 утра есть. Но я так рано не встаю. А так вода бывает по 20 минут в день, — говорит Валентина Лебедева. 

Женщины показывают документы — писали жалобы в администрацию с 2017 года. Чиновники ответили — в доме нет циркуляционного водопровода. Нет водопровода — нет воды. 

У дома долгое время не было управляющей организации. Здание взяла на обслуживание компания ЕРЦ в конца августа. И коммунальщики сказали жителям, что циркуляционный водопровод надо сделать, но за их счет, раз это внутридомовое имущество. Для этого понадобится порядка 420 000 рублей. Жильцам такую сумму не осилить — да и люди говорят, что не хотят. Саму идею с циркуляционным трубопроводом считают бредом. 

Да это абсурд, я много лет в проектной организации проработала, и хоть что-то в этом понимаю. Дому 37 лет — и как его сдали без циркуляционного трубопровода? Опять же, 32 года было все нормально, был водопровод, а сейчас пропал? Куда-то трубы делись? Холодная-то по ним бежит, — возмущается Валентина Лебедева. 

За разъяснением ситуации люди решили обратиться в администрацию. Чиновники слушают, смотрят решение суда — и говорят, что горячей воды в подъезде нет не из-за отсутствии циркуляционного водопровода. Выдвигают версии, что коммуникации где-то подтапливает или пережимает. Но в итоге останавливаются на том, что в дом надо выйти с проверкой. 

Давайте посмотрим данные теплопункта — какой температуры вода выходит, — резюмирует Артур Гузаиров. И уже на основе эти данные коммунальщики начнут выяснять, почему же в доме толком не бывает горячей воды. 


Фото Дмитрия Дегтяря