527
6
0

Просто обед в просто «Кафе»


Для любителей «чистенько, скромненько, со вкусом» — о том, как мы отобедали в «Кафе»


 — Ты обедаешь?

— Да, нет, да… Не знаю, надо, да.

Далее — непереводимое уральское наречие, где собеседник высказывает субъективное мнение насчет моего рабочего графика, отношения к здоровью и жизни в целом.

Итог:

— Мы едем в кафе.

— Удивительное дело — обедать в кафе.

— Мы едем в кафе «Кафе».

— То есть мы едем просто обедать в просто «Кафе»?

— Да. Просто обедать. В просто кафе. Просто вдвоем.


 

Светлана Колесникова, журналист

«Кафе» решило взять скромностью, лаконичностью и сдержанностью красок. Так-так? Где бы открыть новую точку общественного питания (как бы рассуждаем за владельцев)? Конечно, на углу Чкалова и Папанинцев! Конечно, в здании из стекла и бетона, где ранее базировался «Первоуральск-банк». Потому что как-то совсем прозаично открывать кафе в центре жизни культурной и деловой, где и трафик больше, и ценник повыше. Только окраина, только хардкор!

И в целом, оказались чертовски правы. Потому что культурная и деловая жизнь, конечно, не бьет ключом на углу Папанинцев-Чкалова (да и где она бьет в Первоуральске, не будем уж смешить народ), но для людей, работающих в офисах неподалеку, а также родителей, которые забрать своих чад из школы №2 забрали, а покормить не покормили, — просто находка.

Итак, вывеска «Kafe» (или «Cafe»? — врожденная скромность не позволяет делать селфи на крыльце заведения, а память… она же девичья!). Черненькая с красивым лаконичным шрифтом (надеюсь, он не собственность Артемия Лебедева и собственники не «прилипнут» на 1,5 миллиона). Открыв дверь, попадаете в первый зал — небольшое помещение с видом на красоты улицы Папанинцев, много стекла и света.

Но мы не хотим света. И не хотим стекла. Мы хотим в уютную нору подальше от людских глаз, где можно безнаказанно фотографировать еду, закатывать глаза от блаженства, попивая облепиховый морс, и причмокивать жирненькими губами, поглощая сочную отбивную.

— Здравствуйте! — приветливо встречает обслуживающий персонал за кассой. На время мы теряем дар речи, потому что перед нами, на витрине — хлеба (нет, не хлеб, а хлеба): с припудренными хрустящими корочками, аппетитно пахнущие и всячески подталкивающие согрешить (их еще и в бумажные пакетики упаковывают, как в «европах»).

— Купим?

— А вдруг лето все-таки будет? И придется в купальник наряжаться? Нет, нет,  даже не уговаривай.

И гордо так говорим девушке на кассе:

— А где у вас туалет?

Бежевая дверь в конце зала как бы подразумевает, что за ней уборная, но прямо об этом не заявляет: табличками ровное дверное полотно решили не портить. Мы думаем, что дело не во вредности или невнимательности. Просто лаконичность — она должна быть во всем. В уборной — тепло, красиво, бежево и чисто. Из незатейливых элементов, купленных в «Икее», создали вполне затейливую обстановку. А главное — запах. Так пахнет в раю, не иначе. Какими-нибудь лавандами, дельфиниумами и анютиными глазками.

Во враждебный мир возвращаться не хочется, но надо.

В зале — несколько столиков. Побольше, поменьше. Есть столик на двоих. Его мы и заняли. Не без споров, конечно. Потому что пришлось выбирать, кто сядет на диванчик, а кто — на стульчик напротив.  На диванчике удобно смотреть в окно и на керамические изразцы с фантазийным орнаментом. Со стульчика открывается волшебный вид на витрину с хлебами.

Перед нами — приветливая официантка в корпоративном черном фартучке. Красиво. Настолько красиво, что я отвлеклась от подсчета хлебных крошек на столешнице, оставшихся от предыдущих визитеров.  Девушка подала меню бизнес-ланча — на листочке формата А4, написанный чьей-то заботливой, но торопливой рукой. «Свинина тушеная с овощами» — нет, о нет. Потому что «свинина, тушенная с овощами».

— Ты сюда есть пришла или умничать? — умеют, знаете ли, некоторые спутники вернуть к жизни четким пинком.

Мой заказ — суп-пюре, котлета по-хлыновски с картофельным пюре и морс из облепихи. Коллега по бизнес-ланчу заказывает филе «Лакомка» и тушеную капусту. И облепиховый морс. И даже салат не заказал.

Без объявления войны девушка-официантка ставит перед нами корзинку с хлебом. Подозреваю, что с тем самым, как на витрине. Пробовать не стали. Потому что мы сильные, волевые и целеустремленные.

Посуда… Ммм, это сказка, а не посуда. Моя недавняя любовь к керамике расплескалась там, за столиком «Кафе» восторгом и комплиментами — потому что тарелки все как на подбор для меня и Гауди. Нестандартные, неровные, поблескивающие глазурью.

Принесли морс. Облепиховый. В морсе много воды и сахара, и мало облепихи. Таким морсом моя экономная бабушка поила незваных гостей — ополаскивала банку кипяточком и наливала в красивый графин. На любимых внуках бабушка не экономила и доставала лучшее варенье. Поэтому разницу я чувствую.

Немного отойдя от разочарования с морсом, приступаю к супчику. Недурственно. Очень даже. Без особых изысков в подаче, но в овощном супе всё как надо — в меру густой, в меру сливочный. Не в меру горячий, но это нюансы — потому что пока я разглядывала керамические изразцы, всё остыло. Гренки к супу не подаются.

На очереди — котлеты по-хлыновски. Это те, в которых в  фарше мясо соседствует с картофелем и на судьбу не жалуется.  Наши котлеты точно на судьбу не жаловались, потому что легкие, с хорошо прокрученным фаршем, в меру поджаристые на свежем масле. А вот картофельному пюре в микроволновке повезло меньше — краешки слегка припеклись к тарелке, как бы намекая на агрессивную природу микроволн.

— А ты перемешай его, — подсказывает спутник, ловко орудующий вилкой и ножом в тарелке с капустой.

Пюре взбучка помогла. Сразу стало нежным, покладистым и воздушным.

Мой обед обошелся в 190 рублей. Коллеги — 130 рублей. Порции маленькие, но о выходе в граммах честно говорится в меню. Хотите больше — заказывайте две порции.

Вернемся.

Если пустят.

И сварят вкусный морс.