1863
10
0

Про леди, которая делает это


Почему крестились бабушки при виде мастера маникюра Валентины Юкляевских


Мы часто пишем о людях — политиках, музыкантах, писателях, художниках. Все наши герои — люди уникальные, замечательные, достойные. Все они производят то, что профдеформированные журналисты называют «информационным поводом»: побеждают на конкурсах, устраивают концерты, меняют политический строй. На минуточку нам стало скучно — писать об одних и тех же людях, которые на слуху. Мы остановились и подумали: вот девушка — днем она делает маникюр, а вечером ставит ирокез, вот продавец в хлебном магазине — днем торгует плюшками, а вечером вяжет забавных зверят. Наш новый эксперимент, который, надеемся, отыщет отклик у читателей — проект «Естественные люди». Это для нас — это про нас

У нее практически детский тембр голоса, мягкая улыбка, длинные темные волосы и татуировка на все предплечье. Впрочем, волосы завтра могут быть белыми, серыми и даже оранжевыми. В этом вся Валентина — яркая, на грани кича, шоковая терапия для закостенелых консерваторов. При этом — дисциплинированная, корректная и очень работящая. Примерная жена, разделяющая увлечения мужа. Заботливая  мать.  Отличный мастер своего дела. Она любит русский рок и песни со смыслом, яркий маникюр и черные стрелки. Если вы спросите ее совета — разложит перед вами батарею лаков всех цветов радуги. Если вы против — никогда не будет переубеждать.

—Маникюристом  я стала совершенно случайно, в 20 лет. До этого работала продавцом, но понимала, что торговля — это не мое. 33 начальника, беспрестанный контроль, хамство покупателей. Плюс работа до 12 ночи, а дома маленький ребенок. Муж сказал: заканчивай.

«Случайный случай»  — Вале предложили пройти в Екатеринбурге курсы по маникюру. Согласилась сразу. До этого весь опыт — красили  с подружками-одноклассницами  друг другу ногти. Пять дней в неделю,  с утра до вечера Валентина постигала премудрости, получила корочки специалиста и сразу же устроилась на работу в салон.

— Поначалу думала, что меня не возьмут, раз нет опыта. По объявлению пришла, переговорила с хозяйкой. Она сказала:  «Ну что, придется первое время посидеть, «насидеть» клиентов». Бывало, что и целый день никого не было. Постепенно приучила людей к себе. Постоянные клиенты появились.

Клиенты появились разные. Заводчанки с натруженными руками, учительницы с тонкими пальцами. Вот только мужчины салон обходили стороной. Редкий случай, когда женам удавалось притащить их, буквально, за шкирку. Да и сейчас термины «маникюр», а уж тем более  «педикюр» для сильной половины Первоуральска  —  что-то из ряда вон выходящее. Просим вспомнить интересные случаи. Валя на секунду зависает... Паузу тут же заполняет супруг Андрей:

—Да приходил мужик из автосервиса с грязнущими руками!

—  Жених, —  добавляет  Валя. — Невеста чуть не под дулом пистолета принудила — или ногти, или свадьба! Он был, конечно, не в восторге,  стеснялся. Но был так удивлен, когда я все вычистила. Увидел, что у него не серый цвет ногтей, а даже розоватый. Ну, конечно, времени я на него потратила немыслимое количество. Спасла брак! Он был очень благодарен, но сказал, что больше не придет — ему жалко было мой труд.

 Валентина уверена — уход за ногтями для мужчин должен войти в привычку.

—У меня один клиент был, ходил несколько раз, и то его жена сначала привела. У него были проблемные ноги, натоптыши. Нужен был уход специалиста. Сам он не справлялся. Он ко мне достаточно долго ходил. И даже на маникюр приходил, хотя столик был в общем зале. Сказал в итоге: « Мне пофиг, я понял, что мне комфортно, удобно, меньше проблем с кожей стало»,  — вспоминает Валя. — А в целом, это большая социальная проблема  — многие женщины ходят и сетуют, что мужей не могут своих вытащить . Те упираются руками и ногами. Как будто я им красным лаком накрашу!

Что говорить о мужчинах, если многие женщины доверяют свои руки и ноги специалисту только по великим праздникам. Но здесь другая причина — экономия. Валя говорит: кризис в стране резко ощущается в косметических салонах. Если мужчины продолжают делать стрижку, не зависимо от происходящего, женщины откладывают красоту на потом. Или бегут, когда уже поздно. Муж ушел, и  вдруг стало понятно — почему. Потому что голова немытая и лак на ногтях облупился... Да, Валентина знает много разных историй. Маникюристу, как психологу, многие рассказывают сокровенное. Да и полтора-два часа — чем не полноценный сеанс у хорошего психолога?

— А я первое время и была психологом. Учила женщин любить себя. Сначала было сложно. Для них маникюр был  какой-то роскошью, которую раз в год на великий праздник делают. Я приучала, что это обычная вещь, это гигиена. После того, как перешла работать в другой салон, многие клиентки ушли за мной. И негатив несут, и позитив. Ладно, когда про новости, поездки рассказывают. Со временем научилась определять, когда человек не хочет идти на контакт. Я в душу не лезу. Если начинает  разговор, тогда уже поддерживаю.Поначалу всю работу домой приносила, постоянно рассказывала мужу, пока ему не надоело.

Андрей, просматривающий в это время новости, вдруг начинает смеяться. Читает вслух:

— Организаторы концерта группы «Князь» в Екатеринбурге убедительно просят фанатов оставлять  топоры дома!

— На песню «Лесник» чтобы пришли без топоров?! — вставляет Валя.

Дружный смех. Андрей с Валей как раз собираются посетить концерт. Это другая сторона Валентины — та, где она красок не жалеет ни для рук, ни для глаз, ни для головы. Ее голова, кстати, как-то стала предметом обсуждения десятков взбудораженных прохожих. А  когда девушка зашла в обычный первоуральский автобус, первоуральские бабушки стали истово креститься и отводить глаза.

— Это была очень интересная история. Мы поехали на очередной фестиваль в Заречный. Лет 10 назад... – начинает Андрей.

—Ты че? Серьезно? Мы столько лет знакомы?! — звонко, по- девичьи, смеется Валя и продолжает:

— Мы обычно всегда ездим вместе. А тут вышло, что муж с другом уехали чуть раньше. На тусовках  насмотрелась  всякого великолепия и решила сделать ирокез. В основном, ирокезы ставят парни молодые. Обычно с зимы к лету, к фестивалю отращивают волосы. Поставят  ирокез, покрасят в желтые и фиолетовые цвета. Потом им проще: отмылось — хорошо, не отмылось — сбреют и отрастят снова. Я думаю, что я — хуже что ли? Я в тот период красилась чисто в черный цвет, по-моему...

 —Черный, белый, красный,  — перечисляет муж.  — Не помню.

 —Да, история того, что я красилась во все цвета, тоже имеет смысл. Серый, красно-белый... Мне очень даже шло блондинкой.

 — Браслеты, черные глаза, татуировки... Зашла на конечной остановке в большой автобус. Спокойно села у окошка, приготовила деньги за проезд. Смотрю, с моей стороны ни одного места не занято. Подходит кондуктор с чуть ли не трясущимися руками. Я просто вспомнила ее лицо сейчас! — Валя снова заразительно смеется. — А я боковым взглядом увидела, что бабки пальцем тычут, перешептываются, крестятся. Потом на площади зашла молодежь: «А, круто!». Потом мне сказали, что меня чуть ли не фоткали и снимали. Событие года, видимо.

На этом приключения ирокеза не закончились. На автобус до Екатеринбурга Валя благополучно опоздала. Пришлось ловить такси.

—Поехали,—  говорит таксист. — Только не знаю, как ты сядешь! Я понимаю, что не вхожу в машину с ирокезом. Он опустил сиденье. Боком в дверь влезла и всю дорогу лежа. Наверное, таксист уже многого насмотрелся. Они знают, что есть такие люди!

Валя стала звездой фестиваля. Муж шутил: «За фото с тобой пора деньги брать!».  Сюрприз ему явно понравился. Еще бы! Ведь он, наверное, единственный человек, который и фото на паспорт делал с ирокезом!

— Это был 2005 год. Я тогда так и ходил с ирокезом. Полгода  волосы отращивал, панковал.  Паспортистка не хотела отдавать такой паспорт. Позвала начальство. Я уже на улицу вышел, там дождь, волосы намокли, ирокез не стоял. Он посмотрел на меня и сказал: «Я вижу, что это ты. Похож». И отдали мне паспорт. А вот кредит давать не хотели. В трех банках отказали. По-моему, я все же его с этим паспортом взял. Просто я привык добиваться своих целей и знал, что оснований для отказа нет.

В свое время именно Андрей  «увел» Валю из русской попсы в мир рока, панк-рока и  металла. Со свойственной ему целеустремленностью прививал любовь к другой музыке.

—Как и все девчонки, я  слушала «Руки вверх». До сих пор наизусть помню, — улыбается Валентина. — Когда с Андреем познакомились, он слушал металл, тяжелый рок. Договорились, что все, что хотим, слушаем по отдельности. Он — Rammstein, я — «140 ударов в минуту». Постепенно он начал меня приучать к своей музыки. С «Арии» мы начинали, да?

Тяжелую музыку Валя так и не полюбила, но вот к русскому року пристрастилась. Говорит, ей нравятся песни со смыслом. Поэтому иностранные не приветствует — не понимает текст.

— «Князь», на который мы едем, это классический панк-рок. Все их песни больше, как сказки. Со смыслом, историей. Как и у «Арии», — вставляет Андрей.

 —Муж мне говорил в начале нашего знакомства, чего ты свою попсу слушаешь, в ней никакого смысла нет. Но в той попсе хотя бы какой-то был. Хотя бы небольшие истории, взять даже «Потому что есть Алешка у тебя»! Ну, «ванильные сопли» такие, конечно, были. Там все про любовь. Конечно, я  пыталась отстаивать. «Удиви меня», сказала я мужу. С тех пор у нас много общих любимых песен, но есть особенно любимые. «Осколок льда» одна из них.

В это время телефон Вали звонит. И что мы слышим? Вполне попсовая современная песня. Да, ирокез-ирокезом, а «ванили» женщине все же иногда не хватает.

 


 

Фото Анастасии Нургалиевой и личного архива семьи Юкляевских