1361
6
0

Почему СХ2 в Р3 можно, а Т2 в СХ2 нельзя


Почему не прошли поправки в «земельные» вопросы, и где «зарыта» коррупционная составляющая


Внесение изменений в правила землепользования и застройки территории: этот вопрос — «вотчина» главного архитектора Первоуральска Константина Гартмана. Его доклад значится практически в самом конце повестки, и до этого момента все у первоуральских депутатов идет «без сучка, без задоринки». Вопросы спорятся без споров, все не раз рассмотрены на комитетах и одобряются единогласно. Лишь с земельным выходит заминка. Константин Владимирович предлагает внести изменения в 12 пунктов. Часть из них касается частных запросов, часть — общегородских.

Константин Гартман, начальник отдела архитектуры и градостроительства

Первые два вопроса касаются размещения туристических зон на реке Чусовой. В поселке Билимбай изменяем комплексную общественно деловую зону на зону Р3 — зона курортов, баз отдыха, лагерей отдыха. Второй вопрос касается Нижнего Села. Изменение зоны СХ2 на зону Р3. Земельный участок находится на левом берегу реки Чусовая, — начинает доклад начальник управления архитектуры и градостроительства . Для наглядности к каждому пункту прилагается космоснимок. Приглашенным рассмотреть его на экране нет никакой возможности. Впрочем, ответственность за решение лежит на депутатах, которые внимательно изучают слайды.

Дальше следует ряд частных вопросов, которые, впрочем, затрагивают интересы большого количества человек. Часть земель, относящихся к зоне Т2 — автомобильного транспорта — просит поменять на зону сельскохозяйственных угодий совхоз «Первоуральский». В других случаях физические лица хотят оформить земельный участок, часть которого попадает то на территорию общего пользования, то на территорию рекреации, а то врезается в береговую полосу водного объекта. Из-за чего частично перекрывается доступ к воде жителям одного из поселков.

— По этим вопросам было подготовлено обращение в Министерство природных ресурсов, получено следующее разъяснение: если участки были предоставлены до утверждения водного кодекса, то возможно формирование земельных участков в береговой зоне. К тому же по схемам видно, что полностью доступ к воде не перекрывается. Остается расстояние порядка 15м.

Я знаю эти участки. — вступает в диалог один из парламентариев. —Я там живу, и люди действительно хотят привести в соответствие документы. Там большой промежуток доступа к воде. Считаю, что с этими пунктами надо плотнее поработать. Можно еще раз прокуратуре внимательно посмотреть.

А прокуратура против. Против сразу шести из двенадцати озвученных изменений.

Андрей Калинин, прокурор

Андрей Вячеславович [Калинин — прокурор Первоуральска], ваше мнение по этим вопросам изменилось или нет? - спрашивают депутаты.

У нас мнение-то достаточно просто сформировать. Я не могу сейчас подробно по каждому пункту изложить. В общем и целом я, как прокурор, отстаиваю интересы неопределенного круга лиц, и у меня принципы очень простые — если увеличивается зона городских лесов, то, конечно, мы «за». Если три метра от забора приводят в соответствие, то мы пропускаем. А если уничтожается проулок и по нему препятствуется проход, мы «против». Если выделяет 10 соток, а фактически самозахватом берутся 20-30 и потом узаконивается, то мы «против». Мы плотно работаем с администрацией. Они приходят к нам, показывают, в каких-то моментах мы с ними соглашаемся, где-то нет. Кардинальных перемен у нас не произошло.

— То есть, если мы не исключим эти пункты, будет протест прокурора? — вопрошают парламентарии.

— Не знаю, будем рассматривать, — ответ Калинина.

Галина Селькова, председатель городской думы

— Коллеги, ваши предложения? — вступает председатель Думы Галина Селькова.

Часть депутатов в некотором замешательстве. Вплоть до этого вопроса все шло гладко, без сучка и задоринки. Просят помощи юриста:

— Данный проект следует рассматривать в соответствии с пунктами, которые указал прокурор. По пунктам 3 и 4 в соответствии с генпланом в дальнейшем планируется строительство дороги, то есть, фактически, скорее всего приведет к противоречию. П.7 и п.8 — данные земельные участки находятся в береговой зоне — фактически препятствование третьим лицам. Заключения прокурор не отозвал. То есть, в принципе...

С этим «в принципе» депутаты пытаются что-то сделать. Более опытные, сидящие на этих местах не первый созыв, высказывают предложения:

— Я предлагаю голосовать за проект за исключением этих шести пунктов, — начинает Галина Селькова.

Юрий Жильцов, депутат, советник директора ЗАО "Русский хром 1915"

Совхоз тоже хочет привести все в соответствие, тем более, что он пользуется землей, — вступает в полемику депутат Юрий Жильцов. — Этот вопрос мусолили-мусолили, и все пришли к мнению, что там никаких нарушений нет.

У меня предложение: оставить тот проект, который был вынесен администрацией без учета каких-то пожеланий, - высказывается Марат Сафиуллин. — Мы вправе голосовать, принимать любой нормативный акт, а у прокуратуры есть право обжаловать.

Я предлагаю учесть мнение прокуратуры и по этим спорным вопросам еще раз доразобраться, чтобы не создавать каких-то непонятных коллизий. Чтобы была полная прозрачность, — возражает Валерий Хорев.

Предлагаю докладчикам в будущем просто готовить не списком вопросы, а по отдельности, чтобы по каждому голосовать. А то сейчас по законным пунктам не можем принять решение, — вступает Константин Коротаев.

— Можем, почему нет, исключить незаконные и все? — слышится из зала.

Марат Сафиуллин, депутат

— Вы, Константин Валерьевич, человек работавший в органах, оперируете словами такими «законно-незаконно». Здесь нет ничего незаконного. Пока, — вновь вступает в полемику Марат Сафиуллин. — И вот в письме прокуратуры коррупционная составляющая указана. Что там такого, в чем подвох-то с совхозом? Пришли люди, хотят все оформить на законных основаниях. На комитеты их приглашали, они объяснили, большинство депутатов были «за». Мы и другие пункты не примем сейчас, так получается. Дальше-то как городу развиваться?

Законно — объясняет прокурор, и дает раскладку по совхозу, после того, как ни одно из трех вынесенных на голосование предложений не проходит.

— Я смотрю, мнения разделились. Если дадите мне возможность сказать несколько слов... Я хочу донести. Мы работаем вместе с вами, разбираем каждый конкретный вопрос. С совхозом все не так однозначно. Там очень нехорошие движения. Имущество активно выводится. Мы вмешаться не можем, поскольку это самостоятельное юридическое лицо. Но я не могу дать никаких гарантий, что эти два участка после оформления куда-то не «уйдут», и опять эта ситуация не вернется к нам. Пускай представители совхоза появятся, пускай с нашим представителем дадут гарантии, что они там хотят делать, для чего это все оформляется. На протяжении последних 10 лет у них количество собственности только уменьшается. А ведь там и государственные субсидии есть. Там есть какие-то непонятные сделки, где здание за 28 миллионов уходит в итоге за 3 миллиона родственнику директора. Мы туда не лезем, потому что у нас нет законного основания, там есть совет который принимает решения, есть учредители. Но вы поймите, что за всеми этими участками, которые мы не пропускаем, стоят такие вот истории. Сейчас мы пропустим, потом это окажется у нас, и у меня будет болеть голова. Я предлагаю эти пункты изъять, и мы рассмотрим их все вместе еще раз. Но мы ни в коем случае не являемся тормозом.

Видимо, во избежание собственной головной боли, депутаты земельный вопрос «завернули», отправив на доработку.


 

Фото из архива редакции