735
3
0

От «Железа» до FeO, или Нет в Первоуральске семьи, не связанной с Новотрубным


Немного мнений и много фото с премьеры театра «Вариант» «Железо» — третьей части «Сказаний о земле уральской»


 

Фото Александра Мосунова

В Первоуральске состоялась премьера третьей части «Сказаний о земле уральской» «Железо» — рассказ о феномене уральского характера, история любви и мужества на фоне ключевых событий в истории города и всей страны с начала 20 века до середины столетия. 

Публикуем два мнения — журналиста Александра Мосунова, который уже успел заслужить звание театрального критика, и заядлой театралки, поклонницы первоуральского театра Алевтины Сосуновой (отметим, что в спектакле рассказана судьба династии Сосуновых). 


 

Фото из архива редакции

 Александр Мосунов, журналист:

«Вариант» опять проделал титаническую работу, несмотря на имеющиеся внутренние проблемы. Эту работу проделали все — вплоть до волонтеров и детей. И сама эта работа достойна всяческой похвалы! Так работать могут только фанатично влюбленные в сцену люди. Браво!

А теперь по сути, а также, если позволите, о своих личных взглядах на спектакль, входящий в большой проект.
Сразу скажу, что до «Железного Озона» театр еще не добрался, но уже заявил, что будет двигаться в этом направлении, так как пришло подтверждение, что российский Минкульт вновь даст для проекта «Сказания о земле Уральской» денег… Наверное, в новой части «Сказаний» появятся персонажи Данилова, Дуева, Муцоева, Комарова… Однако, оставим это для постоянного автора сценариев Олега Михайлова и идеолога проекта – художественного руководителя театра «Вариант» Юрия Крылова.
Сегодня поговорим о «Железе» — спектакле, которым театр в минувшую пятницу, 18 октября, официально открыл 38-ой сезон, естественно, при стечении официальных лиц, часть коих вообще никогда ранее в театре замечена не была. Тем приятнее, наверное, творческому коллективу. Будет ли смысл, кроме «приятностей» - посмотрим… Но это опять таки не относится к теме – к спектаклю.



Накануне премьеры я написал в фейсбуке пост «Иди и смотри», в котором призвал всех первоуральцев обратить внимание на данную театральную работу, так как речь в ней идет о их городе, о их заводе и о них самих, в том числе подчас пофамильно. А это большая ответственность. Ведь даже если реальные герои давно умерли, то живы родственники, знакомые и т.д. Но давайте по порядку, по пунктам.
*** Еще раз поздравляю театр. Верной дорогой идете, товарищи! Проект «Сказания» при любом раскладе надо делать. Делать новые главы. Делать и переделывать то, что уже создано. С учетом опыта.
А опыт огромный. И прежде всего, этот опыт говорит, что «Сказания» состоялись, так как у них есть прекрасные режиссер Леван Допуа и композитор Александр Фоминцев. Их работа вытаскивает наверх даже самые сложные позиции проекта, о которых поговорим ниже.



*** «Железо» — спектакль в двух актах. И первый из них действительно о том, что было заявлено во всех анонсах – об уральском характере, о становлении завода, который вытащил на себе многие промышленные и военные вопросы советской России (СССР), о переломанных судьбах, о рабочем классе, который сегодня не в почете… А вот во второй части много не ясного, точнее – не имеющего отношения к заявке.
*** Война, и особенно послевоенный период, поданы в основном через судьбу дочери одного из главных героев – медсестры, которая влюбилась в немца, да не простого немца, а фашиста высшей пробы, палача-эсэсовца, которые, собственно, и сидели в лагере в районе нынешней Талицы. И, несмотря на то, что Оксана Крылова сыграла здесь одну из самых запоминающихся и эмоциональных сцен – призналась матери в своей порочной любви, меня не покидают ряд вопросов. Это что, самый существенный момент в судьбе города, завода и нашего народа в послевоенный период? Как может девушка, потерявшая в годы сталинских репрессий первую любовь, лишившаяся в годы войны любимого человека – врача, спасшего тысячи военнопленных, а после этого еще и сломленная в застенках НКВД, влюбиться в фашиста? Почему вообще пленные немцы показаны веселыми и добрыми, раздающими хрустящий шоколад голодным первоуральским детям, а советский охранник лагеря – угрюмый негодяй-мздоимец?
Да, такие вертухаи были. Да, был случай – любовь русской и немца. Но, пардон, при чем тут уральский характер? Где во второй части завод? Где, наконец, один из главных героев — прототип реального Героя труда Василия Сосунова?
Да и с личной жизнью Василия Ивановича какие-то непонятки… Это же династия новотрубников. В конце спектакля на поклонах стоит его правнучка… А мы смотрим постановку и видим, что прожил он жизнь бобылем, страдая от безответной любви со стороны жены еще одного из главных героев…
А зачем друг и соратник Сосунова в 1954 году пытается бежать из города, прожив «свою чужую жизнь»? Хочет прожить «свою» в конце жизни? Под чужими документами, ведь свои не вернуть? Не верю! Могу поверить в то, что бегут они от людской молвы, от того, чтобы в их внучку не тыкали пальцем, как в дочь той, что влюбилась в фашиста и наложила на себя руки… Но это же как-то не комильфо для проекта, где воспевается Урал, Чусовая, Первоуральск, великий и могучий трубный завод и его люди с уникальным характером! Поэтому побег прикрыли пафосом…
И таких вопросов «Железо» преподносит не мало.



*** Как я уже сказал, режиссерский цемент, положенный на сцене под хорошую музыку, которая эмоционально грамотно передает нам ту эпоху, позволяет хоть как-то представить «Железо» единым целым. Плюс, конечно, удачные образы в исполнении Олега Кушнарева и Оксаны Крыловой, включая то, как она поработала эхом или вторым голосом… Евгений Коробьев интересен, когда подаёт нам Сосунова в более зрелом возрасте… Впрочем, перечислять всех, вплоть до детей, не стану. Старались все. Получилось ли? Что получилось? И что еще получится? На эти вопросы труппа будет отвечать постоянно, выходя на сцену с «Железом». Но…
Если убрать режиссуру, музыку и закадровый текст с исторической фактурой, взятой из Википедии, что останется от «Железа» и для чего особенно, повторюсь, во втором акте?



*** Люблю театр вообще и «Вариант» в частности. А со своей любовью к «Сказаниям», как проекту, уже, наверное, надоел. Но не могу не сказать вот о чем.
«Сказания» считаю проектом, который достоин тиражирования по всей стране, во всех городах и весях, где есть театры – муниципальные – профессиональные или самодеятельные. Рад, что это находит поддержку и в Минкульте России, и в Минкульте области.
И я очень надеялся, что именно «Железо» станет той калькой, которую можно будет наложить и на Полевской, и на Тагил, и на Челябинск… Не получилось. Так как типичные образы, характеры, беды и радости уральцев, которые прослеживаются в причудливых судьбах реальных героев с первых сцен, затем уступают место погоне за «эксклюзивом» и «желтушкой». Этот «изюм» плохо вписывается в жизнь главных героев, ведь они не такие. Да и актерам не реально выдержать сценарные кульбиты. Но «жареное» уже подано… И получается несуразица, которой не веришь. Либо воспринимаешь эти «вписки», как инородное тело, которое не имеет никакого отношения к истинно уральским «Сказаниям». Так же это было, например, с Петербургскими сценами в первой части «Река».
***Но всё это мои хотелки и мое видение спектакля и проекта. А у него есть свои идеологи, авторы, исполнители… И они тоже имеют право (даже побольше моего!) на свое видение, на свои предпочтения в подаче материала, который сейчас поднимается на щит по всей стране, например, под вывеской исторических парков «Россия – моя история» или иных…



Фото из архива редакции

Алевтина Сосунова:

Если действия первой и второй частей «Сказаний…» проходят сквозь века, делая акцент на роли истории в судьбе человека, то третью я восприняла с точностью до наоборот: история (в глобальном смысле) показалась лишь фоном, а на первый план вышли люди. При этом фундаментальная идея «Сказаний….» - «Железо» — не просто не осталась за кадром, а очень гармонично стала самой жизнью. Именно жизнью, а не только калейдоскопом событий, будоражащих страну и завод полвека. Не рамкой к жизнеописанию семьи, а частью общей картины, без которой, пожалуй, не вышло бы передать всю глубину трагизма «Своей чужой жизни».

Это история трёх поколений. Пронзительная, полная боли, хроника жизни людей, попавших в молох Гражданской и Великой Отечественной, переживших репрессии и послевоенные катаклизмы и сумевших сохранить способность верить, жить и любить.

Я не хочу пересказывать сюжет. Уверена, каждый увидит в спектакле свою «чужую» жизнь. Но точно знаю, что смотреть надо всем. Детям, подросткам, взрослым и старикам. Это история нашей страны, нашего города, история каждого из нас, ведь, наверно, нет в Первоуральске семьи, не связанной с Новотрубным.

Наверно, пока остановлюсь. Я ещё не пережила до конца и не осознала в полной мере. Тем более, показанное на сцене – часть подлинной истории моей семьи и многие моменты я знаю не понаслышке.

PS: на моей памяти впервые зрители не прерывали Действие аплодисментами. Нам было страшно нарушить Момент. И за это новое ощущение тоже огромная признательность труппе «Варианта». 


 

Фото Дмитрия Рудика