850
15
0

«Образ» без «Улыбки»


30 работников парикмахерского салона в Первоуральске остались не у дел


— Заходите внутрь, мы вас ждем, мы вас видим, — собеседница явно наблюдает в окно за моим выражением лица, пока я смотрю на неприветливое объявление.

Внутри прохладно, и это хорошо, потому что на улице жара. И темно — это плохо. Значит, стричь и красить ногти сегодня опять не будут. Как не делали этого вчера, неделю и даже месяц назад. Известная всем первоуральцам «Улыбка», судя по рассказанным историям, давно стерта с лица Первоуральска. Есть «Образ», в который вошли 10 парикмахеров-стажистов. Каждый из них колдовал над образами доброй половины города по 30-40 лет. Третий месяц кресла парикмахерской пустуют, работники подумывают о голодовке, клиенты, чтобы не обрасти окончательно, ищут другие варианты. Сами «пострадавшие» все варианты, кроме крайнего — обращения в суд — уже испробовали. После чего впервые публично свою историю решили рассказать на приеме депутата ЗакСо Алексея Дронова.

Алексей Дронов, депутат ЗакСо

История оказалась настолько запутанной, неоднозначной и даже фантастичной в той степени наивности, которая современному обществу не свойственна, что разобраться во всех нюансах за «приемное» время не получилось. Договорились встретиться на месте. На том, где 60 лет была парикмахерская.

Занимать привычные  места парикмахеры не спешат. Все равно электричества нет, и столы с зеркалами – всего лишь предметы интерьера. Новые и недешевые. 100 тысяч за оборудование отдали. О прежнем вспоминать и вздыхать уже поздно. «Увели» из-под носа, и не докажешь. Все же на доверии было. Почти сорок лет. И лопнуло враз, как мыльный пузырь.

Галина Волженцева

Разговариваем в основном с Галиной Волженцевой. Это бывший директор ООО «Улыбка» и нынешний директор ООО «Образ». История напоминает плохой водевиль. Они и сами не знают, как попали в сети своей же коллеги, бок о бок делавшей с ними стрижки и прически на протяжении нескольких десятилетий. Коллегу, теперь уже бывшую, зовут Пономарева Людмила Александровна.  Здесь теперь она бывает крайне редко. Приходит, чтобы забрать прибыль от сдаваемых в цоколе здания помещений, на диалоги с парикмахерами не идет, никакие варианты решения проблемы не рассматривает. Зато отключила бывшим коллегам свет и воду, лишив их средств к существованию и возможности заниматься любимым делом.

— Мы все раньше работали в ООО «Улыбка». Все были учредителями. Это 15 человек вместе с Пономаревой. Коллектив у нас дружный, стабильный. В 2013 году я уступила ей место директора, ей очень этого хотелось, я не возражала.  Если бы мы знали, чем это все обернется. У нее, видимо, изначально был план — захватить всю парикмахерскую. К этому и идет.

Эмоции удержать непросто, но Галина Петровна продолжает эту историю.

— Потом по инициативе Пономаревой мы все вышли из «Улыбки». Каждый оформил ИП, заключили договор с ООО «Улыбка» в лице  Пономаревой, стали сдавать свои доли в аренду. Получалось так, что ¾ мы сдавали ей просто так, безвозмездно, а на 1/4 мы работали, заключив ИП, и платили налоги. Затем мы увидели, заметили, что она нечестно работает, ущемляет нас в материальном плане. Когда заподозрили неладное, организовали свое ООО «Образ» на 10 человек.

Галина Волженцева возглавила общество.

—Мы ничего не арендуем, это наша собственность — 75%. У ООО «Улыбка» нет ни одного квадратного метра. А есть у пяти физических лиц. Мы все работающие, а там только одна, остальные пенсионеры.

—Мы работаем здесь очень давно. Я 35 лет, — вступает в разговор Наталья Павлова. — Когда мы с «Образом» заключили договор аренды и субаренды, то сразу поняли, что совершили очень большую глупость. Не сходили к юристам, не проконсультировались. Когда были в «Улыбке»,  как собственники получали прибыль салона. А с Пономаревой не только дивидендов не было, еще и сами платили. И бухгалтер нас убеждал, что сейчас мы будем работать правильно. Мы же в этом совсем не разбираемся, мы всегда занимались своим делом, создавали красоту. А потом все поняли.

Все поняли они уже через два месяца «странной» работы. Владея 75% помещения, должны Пономаревой и еще четверым бывшим коллегам, ставшим на ее сторону, у которых было всего – 25%.

— Я такие деньги за свою долю заплатила в свое время. В те времена, когда зарабатывали копейки, это было 12 тысяч рублей. Я занимала, три года отдавала потом.

— По 600 рублей за смену должны были платить Пономаревой, на 11 месяцев был договор. Мы сходили к пяти юристам. Все смеются над нами. Говорят: «Как вы так могли, девочки?!».

А «девочки» доверяли человеку, с которым проработали по 30 лет.  И в мыслях не было заподозрить обман.

—Мы же  больше времени здесь проводим, чем дома. Разве мы могли подумать? Золотые горы обещала. Можно двух обмануть, но не 10-14 человек. Капелька по капельке она нас в свои сети затягивала.

— Денежная составляющая, я считаю, сыграла роль. Раньше таких средств не было. В советские времена, как положено, сдавали все деньги, получали зарплату, платили налоги, отпускные получали, больничные оплачивали. Оставшиеся дивиденды делили. А здесь Пономарева официально сдавала субарендаторам площади за одну цену, по факту – сумма была в два-три раза больше. Плюс, мы ее «кормили» неплохо. Мы, собственники, сдавали ей в аренду и платили ей каждый по 15 тысяч просто так. Нам ни квитанций, ни чеков, ничего не выдавалось. По договору платили. Она нам в субаренду как бы сдавала. Все удивляются, что такого не может быть (сами смеются). Она сказала: «Или так, как я хочу, или — вот порог».

Порог сотрудники «Образа» увидели быстро. Сразу, как решили «рабский» договор расторгнуть. Предупредили, как положено, за месяц. А за день до окончания срока пришли на работу, но так и остались на пороге. Замки Пономарева сменила и в салоне, и в цокольном этаже. После того, как попасть внутрь удалось, женщины увидели голые стены.

— Все, что было куплено на общие деньги всех собственников, она забрала. Воровство. Когда мы вышли из общества, она нам ничего не выдала – ни в денежном эквиваленте, ни в натуре. Но доказательств нет. Все было на устных договоренностях.

 

В полиции, куда обратились пострадавшие, сказали: «Это ваши разборки». Заявление приняли, на этом все. 

Если бы дело было только в оборудовании. Вместе с креслами и столами мастера лишились коммунальных благ — воды и электричества. Работа парикмахерской была парализована.

— На тот момент договор с ресурсниками был у ООО «Улыбка». Пономарева пошла в «Водоканал», «Энергосбыт» и попросила отключить воду и свет. Сказала, что никакие работы здесь больше не ведутся. Ей поверили на слово.

С водой проблему решить довольно оперативно. Посодействовали замглавы Артур Гузаиров и управляющий Западным управленческим округом Виталий Вольф. А вот со светом — тушите свет. Заколдованный круг. Ответили, что подключат только при согласии всех 15-ти собственников. Галина Волженцева поехала в областное отделение. Там такой мелкой проблеме удивились.

— 29 июня у ООО «Улыбка» закончился договор на поставку электроэнергии. «Энергосбыт» заключил договор с нами, с ООО «Образ». А подключить нас не могут. Мы получили акт разграничения от «Облэнерго», в «Энергосбыт» принесли, там говорят – нам все равно надо 15 подписей. У них юристы находятся в Нижнем Тагиле, настаивают на полном количестве подписей. В Екатеринбурге говорят: «2/3 есть, какие проблемы? Если бы вы были у нас, мы бы давно вас уже подключили. Что у вас в Первоуральске, не знаем. Такая мелкая проблема, как подключение света, решается на месте. Это не что-то сверхъестественное, элементарно».

 

Такой же ответ получили и на приеме от помощника Дронова — Дмитрия Крючкова: подключать при наличии 2/3 можно. В итоге, ответ есть, света – нет. Зато электричество есть в цокольном этаже, где деятельность нескольких субподрядчиков не прекращалась. Ведется она незаконно, утверждают собравшиеся.

— Там внизу они поставили автономный генератор. А мы как поставим? У нас наверху жильцы, они с ума сойдут от шума.

Спускаемся в подвал. Действительно, работа идет. Правда, субподрядчики тоже чувствуют себя «на крючке». Говорят, что уже начали подыскивать альтернативные помещения. Ситуация, когда каждый из сособственников то и дело приходит и высказывает претензии, их не устраивает. За два года тоже успели обрасти клиентурой, и не хотят растерять покупателей.

 — У нас договор аренды с таким же собственником, с Пономаревой . У меня есть свидетельство о собственности, на основании которого заключен  договор. Мы ничего не нарушаем. У них идут суды, пускай разбираются сами, — говорит индивидуальный предприниматель Ирина Чуракова.

— Интересно получается, она здесь может сдавать без нашего согласия помещения, а мы наверху – ни сдавать, ни работать не можем, — произносит Галина Волженцева. — Здесь-то, в цоколе, воды по-прежнему нет. Как люди работают два месяца, непонятно. И как еще СЭС не заинтересовалась этим – тоже. 

— Вы здесь нелегально, понимаете?

— Пусть все решит суд.

Суда не избежать теперь уже точно. Все предложения решить мирным путем отвергнуты. Мастера «Образа» предлагали даже вариант поделить этажи —цоколь по площади не меньше верхнего помещения. Все напрасно.

— Мы совсем недавно обнаружили, что в Свердловском арбитражном суде есть иск ООО «Магнит»  к ООО «Улыбка». Директор «Магнита» (не путать с известной торговой сетью) — родная сестра Пономаревой. Значит, они что-то задумали. Или обанкротить, или заключить  договор на безвозмездное  пользование без нашего согласия. Задним числом могут сделать. И по городу с их слов идет слух, что здесь парикмахерской никогда не будет, здесь будет банк.

 

Сейчас представители ООО «Образ» готовят иск в суд на раздел помещения. Пока же приходят сюда, чтобы полить цветы, пообщаться и ответить на телефонные звонки. Даже спустя два месяца, они продолжают поступать. А первое время телефонный аппарат просто разрывало.

— Люди звонят в постоянно с одним вопросом: «Когда откроетесь?». И мастера, и цены их устраивали. Мы даже сосчитать не сможем, сколько у нас клиентов. Полгорода, точно.

Одна из них Любовь Лубьянова сегодня тоже в этом зале. Зашла поддержать любимый салон, в котором вся ее семья подстригается уже 15 лет.

— Я как устроилась на работу в город, сразу же начала сюда ходить. Очень удобно и мне, и моим родным, и коллегам было. Попадала к разным мастерам, но всегда была довольна. Они здесь все профи. Да и цена очень устраивала. В другом салоне в два раза дороже взяли, и не понравилось. Ребенок у меня инвалид, проблемный, но так к нему хорошо относились здесь. Мы раз в месяц стабильно всей семьей приходили. И теперь ждем, когда снова парикмахерская откроется.

 Нервные ресурсы мастеров на исходе, денежные кончились давно. В более выигрышном положении пенсионеры. Остальные вынуждены опираться на своих детей.  Татьяне Каниной  сложно вдвойне — работы лишилась и она, и ее дочка — мастер маникюра.

—Руки-то чешутся. А на дому как работать? Надо все оборудовать. Да и почему я должна работать дома, если у меня здесь доля в собственности? Клиентов, конечно, многих уже растеряли. Молодые девочки как-то пристроились, а мы куда пойдем?

— Она выбрала время, я когда у нас действительно пошла работа после зимнего затишья. Начались последние звонки, выпускные вечера. И мы все пропустили.

— 30 человек на улице, а никому и дела нет. Хоть голодовку объявляй!

— Мы можем сюда прийти, погулять, потанцевать, поспать даже можем. Но работать мы не можем, потому что нет света.

— Придется, видимо, в Нижний Тагил ехать, раз специалисты «Энергосбыта» боятся на себя брать ответственность. Хорошо хоть, не во Владивосток! 

Мы будем следить за развитием этой истории. 10 парикмахеров еще надеются на помощь чиновников, но уже точно понимают, что суда не избежать. Время «на доверии» прошло.

Комментарии всех заинтересованных лиц, если таковые пожелают выказаться,  мы опубликуем на страницах нашего интернет-издания.


 

Фото Дмитрия Рудика