1666
10
0

Обещала не реветь!


Сотрудница автоинспекции — о своей работе


 

К 8 марта мы решили рассказать о женщинах, выполняющих работу, которая по плечу только мужчинам. Светлана Некрасова вспоминает, как работала инспектором дорожно-патрульной службы. Она — одна из тех, кто был в составе экспериментального женского экипажа. И единственная, кто остался работать в ГИБДД.

Село Новоалексеевское. Около 9-ти вечера. Пенсионерка идет в баню — рискует здоровьем, и переходит дорогу там, где не положено. Бабушку сбивает одна машина, вторая тут же проезжает по телу. Все происходит за считанные секунды.

Первый водитель — женщина — останавливается и пытается помочь несчастной — но уже поздно. Она вызвала сотрудников ГАИ. Второй водитель успевает только испугаться и скрыться.

Так начинается рабочий день капитана полиции, старшего инспектора группы по исполнению административного законодательства и розыску Светланы Некрасовой. Точнее, смена не заканчивается. По долгу службы Светлана выезжает на ДТП, где погибли или пострадали люди и выясняет все обстоятельства.

В девять вечера сотрудников подняли. Заканчивают работу на месте аварии в пять утра. Светлане удается съездить домой — позавтракать и помыться, спросить у сына про уроки — и снова ехать в отдел. Надо искать второго водителя.

— Ездил мой сотрудник. Он нашел водителя. Ему пришлось сознаться — обнаружили машину и кровь на ней. Его наказали только за оставление места ДТП. Виновником оказалась женщина, первый водитель. Жалко, конечно. Она никак не могла пенсионерку на дороге заметить.

Светлана до сих пор принимает все близко к сердцу. Хотя за 12 лет работы пора бы «почерстветь». Очень хрупкая, невысокая девушка  — капитан полиции. Сейчас командует двумя сотрудниками.

— Когда была пересменка у экипажей ДПС — коллеги стоят разговаривают и я рядом. Одни мужчины. Кто-то ругается. А я сижу, у меня щеки краснеют. Вот смотрят и смеются «Да уж, мы тут ругаемся. А ей стыдно».


 

Опять всех ловит!

 — Меня сразу повезли к начальнику отдела МВД, когда я пришла на работу. Тогда еще был Марк Веберов. Хочу, говорит, посмотреть, что за девочка собирается стать инспектором ДПС. Я пришла — у меня еще косичка была. Он смотрит — «Куда ты собралась? Летом работать жарко, зимой холодно. Хочешь работать? Ладно. Только смотри, не реви!».

Да, бывало и жарко, и холодно, и плохо. Но у меня мысль одна — я же что обещала? Не реветь!


В ГИБДД было три девушки-инспектора. Две сотрудницы, что начинали работать вместе со Светланой, быстро передумали. Одна ушла через месяц, вторая — через полтора. Потому что некоторые вещи тяжело выдерживать не только физически, но и морально.  И Светалана единственная осталась работать в ГИБДД.

— Был первый случай, когда я только пришла. КАМАЗ не уступил дорогу семье с маленьким ребенком. Мы приехали, а там мясо — не понятно, где «железо», а где люди. И я две недели не могла спать — мне все маленькая девочка снилась. К такому не привыкнешь.


Трудно было привыкнуть и к форме. Летом  — юбка или брюки, рубашка, жилетка и китель. Но все должно быть по уставу:

— Я еще стажеркой была. Лето, пришла в белых босоножках. Велели снять.

Но найти туфли — уже проблема. У Светланы 36 размер, а самые маленькие туфли, что нашлись в отделе — 37, 5. Пришлось самой покупать. Юбки и рубашки ушивала. Что и говорить о куртках. До сих пор носит самую маленькую — да и та видно — большая.


 

На работу как на праздник

Для хрупкой девушки такая работа — испытание. Всякие случаи были — и стрельба, и погони, и погони со стрельбой. Чаще всего попадались пьяные водители, которые не хотели останавливаться.  

— Я до этого в магазине работала — а там бывало, приходили покупатели, которые воровали. В основном наркоманы, конечно, — мы их ловили сдавали милиции. И вот выхожу на первую смену в автоинспекции. Погоня — мчится водитель в алкогольном опьянении. Догнали, задержали, садим в патрульную машину. А он смотрит на меня —«Опять она! Она в магазине нас ловила. И тут опять ловит!».

Бывало, угрожали, что поймают. Бывало страшно, что не вернется домой, к ребенку — признается Светлана. Но о приятного от водителей она слышала больше.

— Всем было дико — как так, девушка на дороге стоит? Один выходил, говорит, а можно еще раз проеду, а вы меня остановите? И снова ехал. И так пять раз — нарочно, чтобы остановила. Кто-то цветы дарил. А иногда идешь по обочине  — и водители тормозят, просят проверить документы. Даже женщины говорили «Вам жезл не нужен, все сами останавливаются».

Задержанные водители даже хвастались знакомством. Говорили коллегам-автоинспекторам  — мол, парни, отпустите, пожалуйста. Я у вашей девушки на свадьбе гулял, передайте ей привет. В ответ на такие «приветы» Светалана только пожимала плечами — никакой свадьбы у нее в Первоуральске не было.


Признается, свою работу любила. Даже беременная не хотела уходить с рабочего места. Коллеги шутили: родишь, форму наденешь и снова на смену выйдешь.

— Я до последнего сидела. В три часа ушла с работы, в четыре живот заболел. Вот и все, поехала рожать дочку. А потом два месяца на больничном побыла и — вышла. Я очень хотела на работу. Даже не знаю, почему. Очень нравилось мне.


Несмотря на все трудности, скучает по тому времени, когда приходилось работать автоинспектором. Она не раз просила руководителей оставить ее на этой должности. Но проработать удалось только полтора года, до конца 2008-го.

— Начальство велело — или набирайте взвод девушек, или расформировывайте — переводите с дороги. Мне говорили — пиши рапорт в кабинет. Я говорила, не хочу. И каждое утро приходила на смену. После развода экипажей коллеги привозили обратно в кабинет. Так продолжалось две недели. Вот, все, я стала работать в кабинете. Но мне до сих пор не хватает этого адреналина, этих ощущений, которые были тогда.


Фото Анастасии Нургалиевой