999
15
0

Не собираю слезки и не считаю их несчастными


История Марины Иваковой — «технаря» с педагогическим образованием, которая не делит детей на обычных и особенных


 

Преподавать в творческой студии Марина Ивакова начала два года назад. Ее ученики — это и двухлетние детки, и вполне себе серьезные взрослые люди. Каждому она помогает  не просто освоить навыки рисования, лепки, аппликации. Она дает большее — уверенность, что все получится. Даже тогда, когда у ее ученика этой уверенности нет ни на каплю краски. Она не делит детей на обычных и особенных. Точнее так:  они все для нее — особенные и уникальные. Вот, к примеру, красавица и умница Лиза, на чей урок мы сегодня попали. «Красота моя» — то и дело, как будто между слов, произносит Марина Викторовна. Красота смущенно улыбается, исподлобья поглядывает на нас, привыкает. У Лизы — ДЦП. Ножки пока ее не слушаются, но  ручки, благодаря усилиям родителей, педагогов, да и самой очень старательной девочки, довольно уверенно управляются с тоненькой кисточкой.

Сегодня у Лизы урок рисования. Впрочем, если бы она очень сильно захотела лепить, Марина Викторовна поддержала бы ее энтузиазм.

—Каждое занятие индивидуально под ребенка. Здесь уже я решаю обычно.  В основном, есть определенная тема, но, если ребенок хочет, если он чем-то загорелся, я не в праве ему что -то запретить. Если у него есть желание воплотить что-то в жизнь, то почему бы и нет, это же здорово! Иногда рисуют что-то для своих мам. К примеру, букет красных маков.  Я вам тоже могу дать бумажку. Можете тоже мне что-то нарисовать.

Да уж, рисование — это мой конек! Но здесь главное слушать свой голос и ощущения, говорит Марина. Раздумий нет. Не сговариваясь, вместе с Лизой рисуем горы. Перед нами белые листы и море цветных возможностей в виде карандашей и мелков.

— Вы обратили внимание, что они все разные? Я не про цвет. У каждого разная степень жесткости. Форма и фактура. Чтобы тренировать руку. Вот трехгранные мелки, чтобы сразу правильно держать. Есть круглые, с насечками.

Предлагаю Лизе самый красивый — оранжевый. Берет. Привыкает. Рисует солнце.

— А, если ребенок захочет синее солнце и красное небо?

— Значит, будет синее солнце и красное небо. Сегодня он видит это так. Я могу только предложить цветовую гамму. Я не стараюсь переубедить ребенка. Зачем? Главное, чтобы он захотел и сделал. Важно стремление и важен результат. Мне интересно. И потом, детям очень нравится, когда уважают их мнение, когда их спрашивают.

Так и с музыкой. Если кто-то из ребятишек очень сильно желает рисовать и лепить под звуки, Марина Викторовна идет навстречу. Правда, сразу предупреждает, будет баловство — не будет музыки. Дети ее понимают.

— Я могу включить  только под честное слово. Все по-серьезному. Детям тоже нравится, они чувствуют ответственность, чувствуют себя взрослыми. И они могут сделать выбор.

С Лизой занятия проходят в дружеском общении. Для девочки, помимо развития моторики рук и творческого мышления, очень важно научиться концентрироваться. Поэтому отвлекать ее вопросами негоже. Спрашиваю Марину:

— Вы давно с Лизой занимаетесь?

— Полгода уже. Она у меня на индивидуальном обучении. Очень старательная и нежная девочка. Быстро ко мне привыкла. Это самое важное, чтобы ребенок ко мне привык, доверился и не боялся. Мы раз в неделю встречаемся, чаще не получается. У Лизы много других занятий и терапий.

— За это время уже есть успехи?

— Конечно. У нее из пластилина очень красивые картины получаются. Лепит, размазывает, все очень здорово делает. Научилась аккуратно обводить по контуру, раскрашивать мелкие детали.

—А сколько Лизе лет? — по привычке обращаюсь к Марине.

— Семь, скоро восемь будет, — четко и довольно звонко вдруг произносит Лиза.

— Все, красота моя, давай красками порисуем. Сегодня будем делать  большой красивый маяк. Согласна?  Ты знаешь, что такое маяк? Нет? Ты не знаешь что такое маяк, который освещает путь кораблям? Большущая башня стоит на скале и смотрит на море и светит в темноте, чтобы кораблики близко не подплывали  и не было кораблекрушения. И сделаем линию горизонта.

Марина Викторовна, в хорошем смысле, не выбирает выражения. Не упрощает речь, тем более, не сюсюкает и не коверкает слова. Даже с двухлетними детьми она говорит, как со взрослыми.

—Они понимают меня. Все понимают. Надо просто правильно объяснить. А лучше показать. Так еще быстрее доходит. Они потом домой и приходят, начинают мам-пап учить, как надо разговаривать!

Перед Лизой появляется чистый лист бумаги. Вместе с Мариной Викторовной крепят его по периметру скотчем. И «ползать» по столу не будет, и рамочка красивая получится.

— Давай начнем вести линию вот сюда, – Марина Ивакова только показывает направление, листа не касается. Ребенок делает все сам. Это его творение, и он обязательно заберет его домой.

Сама Марина рисует с детства. В художественную школу не ходила, но мама, которая тоже умеет рисовать, нанимала девочке репетиторов.

— Рисуйте, что в голову приходит, — говорит мне Марина, видя, что я слегка «зависла».

— Это что за курицы? — иронизирует коллега, обижая моих ласточек и орлов.

— Зато она тени правильно нарисовала. Интуиция. — Ободряет меня педагог. — Здесь главное не думать, развивать фантазию. Я детей приучаю рисовать картинками. Если по заданию у нас — кошка или мышка, то нужно нарисовать что-то еще, помимо этого. Сделать композицию. Придумать историю. Развить фантазию.

История ночного моря и звездного неба Лизы облачается в краски.

— Я коричневый люблю и еще желтый. Папа желтый не любит. А я черный не очень люблю. Красный мне нравится, но сегодня надо желтый.

— У тебя уже так ровненько и аккуратно получается?

— А мама у меня только разукрашки умеет раскрашивать! — довольно смеется Лиза.

Интереснее всего «делать» звездное небо. Пусть для Лизы разбрызгивать белую краску на темном фоне совсем непросто, она старается сделать это самостоятельно. Осталось добавить вырезанные из бумаги лучи маяка, и рисунок может спокойно сохнуть.

— Что-то мы придумываем сами вместе, что - то ребенок хочет нарисовать, бывает, срисовываем. Все индивидуально. Да и мы же люди живые. Если нет сегодня вдохновения, можно что-то подсмотреть. Я подстраиваюсь под потребности ребенка. Если пальчики слабые, значит, из пластилина будем что-то делать. Если с моторикой уже хорошо, можно дать кисточку. Есть дети которым желательно рисовать карандашом, причем, жестким, чтобы нажатие было правильное. Занятие тоже длится по-разному. Если ребенок маленький и неусидчивый, то на одном занятии можно менять деятельность. Если взрослый, то занимается чем-то одним. Если все успевает сделать  или эмоционально уже потух, выработал сам себя, я его отпускаю. Может, через 40 минут. Если он что-то не доделал, а желание завершить сейчас у него есть, я его торопить не буду. Он будет сидеть с другой группой, сколько ему потребуется.

Лиза, похоже, нисколько не устала. Марина Викторовна выставляет перед девочкой огромную коробку с кубиками. В напарники Лиза выбрала меня. Мы будем с ней строить слова.

— Мне нравится буква «Ю» и «О», а еще «С». Стеша. Так мою подругу зовут. Давай соберем ее имя.

— И твое соберем!

— Да, и еще кота моей сестры. Он взрослый.

— Ты тоже хочешь котенка? Маленького?

— Нееет. Маленькие по шторам бегают! — смеется.

Каждый кубик звучит по-своему. Внутри «начинка» из различных деталей.

— Там такие маленькие пластмассовые штучки. А здесь — железные. Мне больше нравятся первые. Из них строить будем! — Лиза быстро определяется с выбором.

Поиграв в «интеллектуалов», строим башню по принципу: «кто положит очередной кубик, не уронив».

— А давай ронять?

— Давай! Аааа! — повизгивает от удовольствия Лиза. — Ты придешь ко мне домой играть? Я тебя приглашаю.

На сегодня занятия закончены. После того, как Лизин маяк высохнет окончательно, девочка обязательно заберет его домой. На стенку не повесит. Уже решила, что положит в папину папку.

— Каждая картинка принадлежит ребенку. Он ее делал, он ее и забирает.

Я смотрю на Марину Викторовну и не могу понять, как в ней сочетается определенная жесткость, настойчивость с терпением и лояльностью. По первому образованию Марина Ивакова — экономист. Говорит, это во многом помогает ей в нынешней деятельности. Она мыслит структурно и сразу видит, чем может помочь ребенку.

—Техническое образование  более практичное. Я не жалею детей, не собираю слезки и не считаю их несчастными. Ко мне приводят ребенка и говорят: «У него проблемы здесь, здесь и здесь». Я сразу же все это анализирую и представляю картину наших занятий.  Я узнаю нюансы, которые родители готовы рассказать. Где - то просят построже, где - то помягче, если ребенок очень чувствительный. В личную жизнь семьи я не вмешиваюсь. Но контакт устанавливаю. Нужен отклик, чтобы дома закреплять результат. Работа с родителями основная — я могу лишь дать рекомендации и необходимые навыки.

Марина Викторовна — педагог очень требовательный. Скорее, для своих учеников она — старший наставник.

— Если вы пришли на занятия, вы будете сидеть и заниматься. Если нет, то вон там в коридоре сидит  мама, пойдите к ней, поиграйте и приходите обратно. Это все очень спокойно, без повышенных интонаций. А зачем на них кричать? Они итак хорошо понимают. Они мои ученики, но это не мешает им подбежать ко мне пообниматься.

 Марина очень тепло и внимательно относится к каждому ученику. Это очень заметно. Она видит в каждом скрытый потенциал. Ей неважно, обычный ребенок или особенный, как Лиза. Таких детишек у нее четверо. Ей главное, найти с ними общий язык. Получается со всеми. Любимой работой Марина Викторовна занимается уже шесть лет. И не понимает, что значит, восстанавливаться.

— Когда я закончила институт, моему ребенку было три года, и мы были 800-ми в очереди на детский сад. Тогда с единомышленницей мы открыли свой частный детсад. С того момента я начала знакомиться с другими детьми, мне стало нравиться с ними заниматься. Потом садик нам стал не нужен, так как дали место в государственном, а желание работать с детками осталось.  Я начала развиваться дальше, поступила в ревдинский педколледж, начала читать много литературы и практиковаться.

На вопрос, есть ли у нее своя методика, Марина не знает ответа. Возможно, они есть, только она их не замечает. Возможно, весь секрет успеха ее учеников и кроется в том самом подходе, где людей не делят на правильных и не очень, на одаренных и не талантливых.

—Мне со всеми нравится работать. Они все особенные и интересные, со своим мировоззрением и точкой зрения. И на моих занятиях они могут ее высказать. Я выслушаю и приму ее. Все дети для меня наравне. Так и им и мне комфортнее. Я воспринимаю действия, предметы, явления такими, какие они есть.  И особенности людей я тоже воспринимаю, как факт. Мы все разные. Меня это не напрягает, не «выстегивает» из меня энергию. Поэтому мне не приходится восстанавливаться. Я просто люблю свою работу и люблю получать результат. Я же тоже развиваюсь. Вижу успех детей, и меня это стимулирует.

А детей стимулирует то, что в них верят. Марина говорит, это у нее в характере — уверенность в том, что все получится и у нее, и у ребенка. Медленно, но верно  она идет вместе с ними к намеченной цели. И, чем сложнее получается на старте, тем интереснее результат на финише.

— Я просто знаю, что будет результат. Уверена и знаю,  что получится . Даже, если ребенок не уверен, я его приободрю и поведу к этой цели. Получается всегда!

Пожалуй, стоит записаться и осуществить еще одну мечту. Тем более, что Марина готова научить и правополушарному рисованию, и даже росписи по воде. Горы, уж точно, покорятся!

 

Фото Юрия Чернова