351
8
0

Не пишите в соцсети, пишите нашему модератору


В ИКЦ собрался «становой стержень гражданского общества» — представители общественных палат Западного округа. Обсудили вопрос цифровизации. Пока все выглядит неоднозначно


 

Лариса Крапивина, руководитель молодежного центра гражданского и патриотического воспитания «Каравелла»

Новую форму взаимодействия властных структур и населения представила гражданскому форуму руководитель молодежного центра гражданского и патриотического воспитания «Каравелла» Лариса Крапивина. Она параллельно с основной работой осуществляет деятельность по взаимодействию Общественной палаты Свердловской области со СМИ.

Крапивина поставила собравшихся перед фактом — включение общества в цифровизацию уже не мода, а потребность жителей региона. Об этом уже заговорил сам российский президент. В январе 2019 была сформулирована задача разработать и внедрить цифровую платформу, которая позволит привлекать граждан к решению проблемных вопросов территорий.

В итоге родилось предложение создать единый портал взаимодействия государственных исполнительных органов власти, органов местного самоуправления региона и людей, живущих на земле. Создание новой цифровой платформы позволит выявлять мнение жителей области для того, чтобы оно становилось не только достоянием общественности, но и доходило до уровня руководителей муниципалитетов и высшего эшелона управленцев региона.

Наименование новой цифровой платформы — «Свердловская область открыта». Сейчас идет ее тестирование. К ней можно получить доступ, набрав название в поисковике своего электронного устройства.

— Что она позволяет? Оперативно взаимодействовать, считывать настроения людей, получать быструю обратную связь со стороны исполнительных органов государственной власти и самоуправления. Также она позволяет гражданам выстраивать некий рейтинг проблемных вопросов, которые наиболее актуальны для конкретной территории. Человек видит реакцию людей на его обращение. Оно кликается жителями. Руководство тех или иных организаций видит это. И составляет представление насколько актуальна обозначенная проблема. Бумаги уже не будут месяцами ходить по кабинетам. Появляется возможность информирования людей о том, что уже по данной теме сделано. Это даст возможность снять напряжение, когда граждане реагируют на захват их общественного пространства, пример тому ситуация с храмом в Екатеринбурге. На такие обращения на цифровой платформе будет быстрая реакция.

Заходить на платформу можно через электронную почту, а также при помощи популярных соцсетей и через сервер Госуслуг.  Условие — человек должен быть реальным. Он не зайдет под каким-либо псевдонимом. Его индентификация должна быть подтверждена.

А дальше три варианта участия в работе платформы — голосование в опросе, сообщение о проблеме или внесение рационального предложения. Сообщение о проблеме будет сразу адресовано конкретному должностному лицу. Также можно отследить, есть ли уже уведомления от других граждан по данному вопросу, если да, то и как идет работа по его решению.

Все обращения сортирует модератор. Он проверяет реальность существования информатора. Оценивает адекватность сообщения. Затем от него оно уходит должностному лицу, в зоне ответственности которого находится решение таких вопросов.

Цифровую платформу «Свердловская область открыта» по итогам тестирования запланировано запустить в четвертом квартале 2020 года.


 

Как водится, самое интересное началось после доклада. В отдельной комнате общественники собрались, чтобы обсудить услышанное.

— Это будет просто книга жалоб, куда будут сливать всю информацию. Это российская психология. Предложений не будет, будут только жалобы, — обращается с места одна из участниц форума к Ларисе Крапивиной.

— Все, что вы рассказали, —хорошо. Но существует объем финансирования. Если на муниципалитет свалится весь объем жалоб, надо будет формировать программы реализации этих обращений. Вы представляете объем финансирования на то, чтобы засыпать все ямы? Быстро это сделать технически невозможно, — продолжаются реплики из зала.

— Это невозможно потому, что, когда у нас снимают относительно хороший асфальт и закатывают дорогу новым асфальтом, в это же время на другом участке проезжая часть вся в ямах, но этого никто не замечает, — пытается ответить Крапивина.

— Если район дотационный, то денег нет, — продолжает о наболевшем аудитория. — хоть миллион обращений нам напишут, мы ничего не сделаем. А если дадут деньги, то с удовольствием все ямы уберем.

— Лариса Александровна, а опрос проводили о необходимости такой платформы? — спрашивает председатель Общественной палаты Первоуральска Николай Минькин. — Может, ее не надо?

— Опрос проводили. Это был вопрос, поставленный на Форуме гражданского общества РФ. Это начала Москва, многие регионы используют этот опыт. В Москве миллионы обращений, и никто от них не задыхается и не приходит в ужас.

Николай Минькин (в центре), Владимир Кучерюк (справа)

— Ну вы сравнили финансы Москвы и наши, — посмеиваются с мест.

— Хорошо, — не сдается Крапивина. — Город Белгород такой же провинциальный город. Он сам начал это делать. В Екатеринбурге на сайте Общественной палаты есть кнопка, куда можно писать обращения, и мобильно получать на них ответ. Это проще, чем писать письмо в администрацию, регистрировать его. Представляете, какое количество чиновничьих коридоров мы с вами за счет платформы убираем. И самое главное, мы будем понимать, кто тут ответственный. Кто, например, объединив средства жителей микрорайона, должен установить детскую площадку. Для меня эта платформа реальный ресурс, который позволит людям мобильно реагировать на проблемы, которые существуют.

— Без такой платформы современному обществу не обойтись, — считает пенсионер из Дружинина Юрий Кокшаров. — Но вопросы возникают у тех, кто сталкивается с решением проблем. Для них главная головная боль, когда ты работаешь на программах софинансирования, ты должен постоянно говорить: дай, дай, дай. И это на каждую дырку. Тут сразу надо думать над второй частью работы платформы — о реальных деньгах. Правительству надо подумать, как муниципалитет будет реализовывать решение обозначенных проблем. Все вопросы от людей пойдут к муниципалитету. Они останутся на земле.

— Ну вот же, я вам карту развернула, на ней видно, в какой точке сосредотачивается клубок проблем. Тут же возникает вопрос к власти: а что там происходит? Почему проблемы не решаются. Но может быть муниципалитет, где люди фиксируют на платформе не проблемы, а идеи. Тогда появится повод поговорить, как это у них получается. Им будут проставляться галочки и рейтинги. Мы же с вами общественники, такой ресурс открывает нам новые возможности, — продолжает объяснять Крапивина.

— Мы свою трибуну уже имеем, а для общества согласен, что это большое окно, — соглашается Кокшаров.

— Вот вы приводите в пример Москву, — вступает в диалог член Общественного совета западного округа Владимир Кучерюк. — Там за 9 месяцев текущего года только на благоустройство израсходовано 196 миллиардов рублей. Весь бюджет Свердловской области на следующий год — 260 миллиардов. Все упирается в средства. Губернатору будут периодически докладывать, что происходит на этой цифровой платформе. И как он будет работать с министрами? Это очень важный вопрос. Как власть будет контролировать и принимать решения?

— Да не будут губернатору докладывать, он сам может открыть эту платформу. Здесь все будет видно по красным и зеленым флажкам. В каком муниципалитете все красно, а в каком зелено.

— Там, где ничего нет, ею, может быть, не пользуются. А в каком-то муниципалитете собрались все в кучу и давай лайкать, как на выборах, — высказывает предположение Кучерюк.

— Проблема в сроках реализации обращений. Платформа нужна, но хорошо бы знать количество денег, — возвращается к началу обсуждения Юрий Кокшаров.

— А кто модератор? На кого возлагается эта функция? Это департамент или муниципалитеты? — звучит вопрос из зала.

— Служба должна быть на уровне области. Где она точно будет, сейчас не скажу. Это будут операторы и контроллер. Они должны следить за работой платформы на всей территории области. Часть работы — фильтр, часть работы — видеть сигналы, что вопросы не решаются и направлять информацию выше, — отвечает коллега Крапивиной. — Без операторов платформа работать не будет. Сколько их потребуется, пока вопрос.

— Где зарплату получать будут? — перешептываются сидящие, а потом задают этот вопрос вслух.

— Пока не знаю.

— Ну это определенно должны быть ответственные люди. А то мы фотографов на дорогах уже знаем. Насмотрелись. Коммерческая организация.

— А как эта платформа соотносится с системой инцидент-менеджмента? — снова вопрос с места.

— Эта платформа для коммуникации людей и власти. Люди заходят и оставляют обращение. И знают, что в срок меньше 30-ти дней им будет дан ответ. Они должны понять, что проблему надо не обсуждать в соцсетях, а зайти сюда, чтобы она решилась.

— Ну муниципалитет получал жалобы из соцсетей, сейчас будет получать еще и отсюда. И что?

— Мы не можем запретить нахождение в соцсетях. Мы будем давать ответы и туда, и сюда, — бодро итожит Крапивина. — Переходный этап неизбежен. В итоге мы должны уйти от инструмента соцсетей. Кроме того, цифровые платформы создаются для уменьшения оборота бумаг.

— Да я давно не работаю с бумагой, у меня все в электронном виде, — оппонирует Крапивиной женщина из зала.

— Нам надо свести бумаги к минимуму.

— Ну и чтобы народ на улицу не выходил, — шутит Минькин.

— А не будет накруток при рейтинговом голосовании? Как общество может проконтролировать того же модератора? Где уверенность, что он не манипулирует рейтинговыми голосованиями за какое-то благоустройство? Это же особенность электронных платформ, — напоминает присутствующим пенсионер из Дружинина.  

— Технически модератор не может влиять на голосование. У него функция посмотреть сообщение, нажать «да» или «отклонить». На основании правил об обращениях граждан.

— Это мы только говорим. Считалось, что на конкурсе «Голос» счетчик нельзя накрутить, но ведь накрутили. Внесем маленький вирус, и он позволит нам в нужный момент изменить картинку. А если кто-то под моим именем через госуслуги зарегистрировался на вашей платформе? — продолжает сомневаться в надежности платформы Юрий Кокшаров.

— Это невозможно сделать. Под вашими данными невозможно зарегистрироваться.

— Под наши данные мошенники кредиты берут, — отрезает Кокшаров. — Я обозначаю вопрос: как обеспечивается на платформе система защиты граждан? Экстремист будет думать, как зайти на платформу, не обозначив себя. Меня как гражданина от этого должны защищать.

— Защита есть, но это не предмет для разглашения. Это надежный механизм.

— Государство облегчает нам жизнь, освобождает от необходимости ходить на общественные слушания, применяя механизм электронного голосования. Но тогда и наша защита должна быть обеспечена.

— В Белгороде такая платформа работает давно, у вас есть статистика принятых решений по обращениям граждан? — продолжают требовать конкретики с мест в зале.

— Это открытая информация. Зайдите и посмотрите. Там есть счетчик количества поданных обращений и количества решенных вопросов.

— Это не ответ.

— Коллеги, — обращается к участникам обсуждения Владимир Кучерюк. — Дорогу осилит идущий. Это наше будущее. От этого нам никуда не деться.

— Цифровой концлагерь, — снова смеется Николай Минькин.

— Внедряйте, а на третьем этапе внедрения будем общаться, — благословляет разработчиков платформы Кучерюк.


 

Фото Дмитрия Дегтяря