460
12
0

Назовите это конюшней, веселее будет


Первоуральский суд  отказал пожарным в праве признать их квартиры служебными


Елена и Игорь Тимохины

В городском суде заключительное заседание по рассмотрению искового требования семьи Тимохиных к ОАО ПНТЗ. Напряжение между сторонами судебного разбирательства ощущается еще до начала процесса. Представитель истцов перед дверями зала заседаний обвиняет юриста ПНТЗ в злоупотреблении правом. Так как тот предоставил суду отзыв на исковое заявление, не уведомив об этом истцов заблаговременно.


 

Новость по теме:

Живем в гостях у юридического лица

 

Как 12 первоуральских семей попали в зависимость от собственников градообразующего предприятия


 

 

Предмет разбирательства в суде — признание права пользования жилым помещением в здании по адресу ул. Вайнера, 6 на основании служебного найма и признание сделки приватизации здания недействительной. На сегодняшний день собственником этого здания является ОАО ПНТЗ. Прежде завод содержал пожарную часть и обеспечивал ее сотрудников квартирами по истечении определенного срока службы. Но времена изменились, и те, кто проживает на Вайнера, 6, оказались лишены права на получение собственного жилья.

Истцами выступают Елена Тимохина и ее муж — Игорь Тимохин, бывший пожарный. Они проживают в квартире, предоставленной ВПЧ №48 более 15 лет. Их представитель — адвокат Евгений Ганьжин. От ОАО ПНТЗ в суде присутствует представитель, действующий на основании доверенности.

Адвокат Евгений Ганьжин

Судья Кукушкина принимает ходатайства и приобщает к делу дополнительные документы, предоставленные истцами. Во время 10-ти минутного перерыва адвокат Ганьжин знакомится с отзывом ответчика на исковое заявление. Затем суд переходит к рассмотрению дела по существу.

Представитель истцов озвучивает свои замечания к отзыву представителя ПНТЗ:

— Здесь говорится, что отсутствие жилых помещений прямо следует из плана приватизации и акта оценки. Уважаемый суд, поясню, в плане приватизации скрыли не только статус жилых помещений, но и наличие проживающих в них граждан. Оценку можно провести формально, и указать в ней  хоть конюшню, чтобы было веселее. Если оценка и была, то она была безвыездной. Еще один пункт отзыва — «отсутствие жилых помещений следует из копий паспортов истцов». Но если мы предоставляем копии документов о регистрации проживания людей в соседних с жильем Тимохиных помещениях, следовательно, эти помещения жилые, и в отношении помещения истцов действуют такие же правовые отношения. Кроме того, все опрошенные свидетели подтверждают длительное проживание людей и легитимность их вселения в данные жилые помещения.

А сейчас завод заявляет, что они живут в пожарном депо. А ни это ли является искажением фактов и введением в заблуждение участников процесса? В архивных постановлениях муниципального образования 1977 года четко указано, что помещения, где проживают истцы, признаны служебными квартирами. Со стороны ответчика нет ни одного аргументированного доказательства, что это депо. Пожарное депо — это пристрой к дому Вайнера,6. А действия ПНТЗ я трактую, как воспрепятствование реализации статьи 40-ой конституции, по которой каждый гражданин имеет право на жилище. Международная конвенция по правам человека определяет прерогативу личности перед государством и другими юридическими лицами.  Прошу суд признать право пользования жилья Тимохиными на условиях служебного найма, так как это жилье предоставлялось очередникам с согласия балансодержателя — ПНТЗ, и признать сделку приватизации здания недействительной.


 

Наступает очередь представителя ПНТЗ.

— У истцов два требования. По существу, поясняю, здание распложено на земельном участке с разрешенным использованием для размещения пожарного депо для производственных целей. Он не относится к жилищному фонду. Депо приобретено ПНТЗ по плану приватизации в 1992 году. В 2010 году прошла регистрация права на указанное здание. В 1998 году ответчик по просьбе руководства пожарной части реконструировал помещения 3-го и 4-го этажей в пригодные для проживания сотрудников воинской части. Но эти помещения не являются самостоятельным объектом прав. Они не стали жильем, хотя мы и используем понятие «квартира». Но даже если такое решение будет принято, помещения останутся собственностью завода, как все помещения ВПЧ №48. Единственный легитимный собственник — ПНТЗ. Права пользования помещением реализуются путем заключения договора коммерческого найма. По требованию истцов о признании права пользования жильем на условиях служебного найма ПНТЗ является не надлежащим ответчиком. Здание депо передавалось в пользование как государственным, так и частным пожарным частям. В настоящее время арендатором является ООО «Пожарная часть». ВПЧ №48 ликвидирована по приказу МЧС России по Свердловской области в 2008 году. Часть военнослужащих покинули служебное помещение, но часть из них осталась.Обеспечение жильем военнослужащих, уволенных со службы, должно было осуществляться в рамках федеральной программы.

В помощь бывшим военнослужащим на период их адаптации ПНТЗ принял решение о временном их проживании в данных помещениях. Тимохин в качестве нуждающегося в жилплощади стоял в списках МЧС. Здание депо никогда не относилось к муниципальной собственности, как никогда не относилось и к зданиям социально-культурного назначения. Оно построено ответчиком для собственных производственных нужд. Поэтому у муниципалитета никаких распорядительных действий в 1977 году не могло быть. Реконструкция помещений была сделана только после приватизации. Мы считаем, что истцы введены в заблуждение в части отношений, возникших между ними и ответчиком. Тимохины не работают и не работали на ПНТЗ, они с ведома руководства ВПЧ временно проживали в здании пожарной части.  Тимохину была предоставлена возможность временного проживания. В 2012 году с проживающими в депо бывшими военными был заключен договор коммерческого найма. Он действует по настоящее время. Прошу принять суд во внимание, что стороной договора социального найма может выступать либо государство, либо муниципалитет. Договор служебного найма прописан жилищным кодексом РСФСР.

Там в статье 105 указано, что должны быть соответствующие списки, и выдаваться ордера и договоры служебного найма. Со стороны истцов не предоставлено ни то, ни другое. Законодательством не предусмотрена передача в собственность помещений, находящихся в пользовании граждан на условиях коммерческого найма. В суде уже рассматривался иск Букиных о приватизации жилого помещения, в нем участвовал представитель истцов, участвующий и в настоящем заседании. Букиным в ходе длительного разбирательства отказано в приватизации жилья, поэтому складывается представление о злоупотреблении представителем истцов предоставленным правом. Кроме того, истек срок давности признания недействительности оспариваемой истцом сделки приватизации депо.Апелляционный суд Свердловской области уже вынес решение по аналогичному иску, учитывая возникновение права собственности ОАО ПНТЗ на помещения, расположенные на 3 и 4 этажах по ул. Вайнера,6 и переоборудованные в жилые, ответчик вправе распорядиться ими как собственник и заключить договоры коммерческого найма. А требования истца суд оставил без удовлетворения.

Судья Елена Кукушкина

Стороны задают вопросы, подлежащие выяснению по делу в суде. Порой срываются в словесную перепалку, судья объявляет замечания с занесением в протокол заседания. Наступает очередь допроса свидетеля.

Светлана Токарева, свидетель

Свидетель Светлана Токарева проходила службу в ВПЧ №48 с 1989 годав должности секретаря, а с 1996 в должности старшины. Занималась делами хозслужбы и параллельно вопросами жилья.  Утверждает, что, когда она устроилась на работу, квартиры в депо уже были, и люди в них проживали, в том числе, и Тимохины. Заселение проходило с согласия ПНТЗ. Одобрение завода подтверждалось служебной карточкой. Служебные карточки проходили один раз в месяц сверку в паспортном столе. В них же фиксировались улучшения жилищных условий жильцов — предоставление квартир с большей площадью в здании на Вайнера,6. Были ордера. И был договор, что при выходе на пенсию, жильцы остаются в служебном помещении. В 2008 при увольнении Токаревой все учетные карточки были переданы на Новотрубный завод.

После допроса свидетеля суд приступает к изучению письменных документов, находящихся в его распоряжении.

По окончании изучения материалов дела Евгений Ганьжин еще раз акцентирует внимание суда на том, что в момент приватизации предприятие сокрыло наличие в здании жилых помещений и людей, проживающих в них. А сегодня жильцы предпенсионного возраста оказались в положении, когда они не могут приобрести собственное жилье, и находятся в квартирах до момента, пока собственник не попросит их на выход.

Представитель ПНТЗ в свою очередь отмечает, что здание на Вайнера,6 построено заводом и эксплуатируется в интересах предприятия. Служебное жилье заводом истцам не предоставлялось. Завод максимально постарался после расформирования ВПЧ №48 помочь истцам, оставив их проживать на неопределенный срок.

Суд решил оставить заявленные в иске Тимохиных требования без удовлетворения.Решение может быть обжаловано по истечении месяца после его оформления в окончательной форме.

Истцы намерены подать апелляцию. Евгений Ганьжин дал комментарий к состоявшемуся процессу:

— В случае с Букиными был неверно определен ответчик — муниципалитет. Дело проиграли. Но именно в ходе процесса вскрылся план приватизации, о котором никто из жильцов в доме на Вайнера,6 не знал. Все делалось втихушку. А свои права на здание завод зарегистрировал, спустя 19 лет. Это делалось только с целью скрыть факт приватизации, и чтобы не платить налоги на имущество. В этом здании осуществлялась предпринимательская деятельность. Они породили крепостных, с которых получают денежку. А все помещения социального назначения, не имеющие отношения к производству, в период приватизации должны были передаваться в муниципалитет. Но не передавались потому, что это Новотрубный завод. Вот такая простая логика.

Представитель ПНТЗ отказался от личного общения, предложив направить запрос в пресс-службу завода.


Фото Анастасии Нургалиевой