1096
7
0

Нас вывели в простой, а потом незаконно уволили


Полгода 10 сотрудников первоуральского тубдиспансера доказывают в судах, что объективных оснований для их увольнения у работодателя не было


 

Ремонт первоуральского тубдиспансера

История началась с того, что сотрудников первоуральского Тубдиспансера вывели в простой. Причина — отсутствие отопления в больничном здании.

Ситуация с плохим отоплением продолжалась больше трех лет. Больных укрывали кучей одеял, мы приносили им из дома одежду и обогреватели, а в октябре 2016 линия отопления вовсе не запустилась, и нас отправили в простой, — вспоминает Елена Спиченко. — Нам предложили, кому-то взять очередной отпуск, а если есть возможность уйти на больничный.

Медики утверждают, что никакой информации о сроках простоя до них никто не доводил. Периодически приказом сотрудников вызывали на работу в связи с производственной необходимостью. Так длилось до начала лета 2017 года. После письменного обращения к главному на тот момент фтизиатру Свердловской области Андрею Цветкову состоялось собрание работников первоуральского Тубдиспансера.

К нам вместе с кадровиками приехал главный врач областного противотуберкулезного диспансера Андрей Цветков — наш непосредственный начальник. Он объяснил, что в простое мы будем находиться до сентября 2017 года. И о сокращении речи идти не может. Нас периодически продолжали вызывать на работу. В июне 2018 нас вызвали в связи с изменениями в начислении заработной платы. Подписали новые договоры. И снова ни слова не было сказано о сокращении. А через две недели из области приехала представитель отдела кадров, и собрание она начала с того, что они нас тянули полтора года. Все возмутились. Мы все стажисты — медсестры с высшей категорией. И нас тянули? Но возмущение было проигнорировано, и нам 30 июля выдали уведомления о сокращении штатных должностей через два месяца.

В уведомлениях, как полагается, были предложены вакантные должности, соответствующие квалификации увольняемых сотрудников, и вакантные низкооплачиваемые работы. 

Елена Спиченко

— Они все делали как бы правильно. Мне лично предложили вакансию водителя. А я санитарка. Я машины только по цвету различаю. Нам всем предлагали пойти водителями. Ну глупость, — смеется Елена Спиченко. — Еще предложили 0,25 ставки медсестры.

— Одна из сокращенных попросила у представителя отдела кадров Мензоровой объяснить объем работы на эти 0,25 ставки. Это же законное требование. А в ответ: еще не факт, что мы вас возьмем, подойдете вы нам или нет, — рассказывает нюансы работы с претендентами на вакантные должности в тубдиспансере Марина Галицких.

— В октябре перед самым сокращением предложили вакансию уборщика территории, а мы от себя предложили разделить ее по 0,25 на четверых, раз можно так поделить ставку медсестры, ну чтобы нам не быть в простое. И этой должности в списке не стало. А сейчас в газете объявление, что на Гагарина,46 требуется уборщик территории. Очевидно, что от нас просто избавлялись, — подводит итог Елена Спиченко.

10 уволенных из первоуральского тубдиспансера медиков обратились с исковым заявлением в городской суд. В исковом требовании они указали на то, что ГБУЗ СО «ПТД» не предложил при увольнении все имеющиеся вакансии. И фактически сокращения штата учреждения не было.

Марина Галицких

— Наши ставки переведены в Ревду. Наша адвокат во время заседания суда на это и упирала, что именно здесь кроется нарушение. В Ревде первоуральский филиал, мы единая больница, а нас, первоуральцев, почему-то сокращают, — вскрывает секрет кадровой игры Марина Галицких.

Но городской суд решил, что увольнение истцов произведено в соответствии с трудовым законодательством.

— В решении первоуральского суда, которое выдано нам на руки, почему-то напечатано решение суда города Екатеринбурга. Пишут про сокращение отделения №4 «Баженова» филиала №1 «Кристалл», сколько человек там сократили и почему не восстановили истца. А после этого идет решение нашего суда о том, что сокращение в Тубдиспансере проведено правильно. Они даже не сослались на то решение, а целиком вставили кусок, взятый из Интернета.  И выдали его нам, — грустно усмехается Галицких.

10 отчаянных медсестер решили не сдаваться и обратились в Областной суд. 22 марта состоялось заключительное заседание.

— Сначала суд к нам был благосклонен, задавал вопросы, от которых Мензорова вздрагивала. А во время второго заседания было видно, что Мензорова уверена в благоприятном для нее исходе, — комментирует событие Елена Спиченко.

— В суде работодатель упирает на то, что мы бездействовали. Мы должны были ходить и писать заявления с просьбами куда-то нас пристроить. В трудовом кодексе к работнику нет такого требования. Нас вывели в простой, это не наша вина, — убеждена Марина Галицких

Татьяна Гордова

— Суд потребовал от работодателя доказательство, что в Ревда отдельное медицинское учреждение. Ему предоставили 10 соглашений с подписями, — начинает рассказывать Татьяна Гордова.

— Хорошо, что адвокат при ознакомлении с документами в зале суда заметила, что подписи не наши, — вставляет реплику Спиченко.

— А по этим соглашениям, которые мы не подписывали, получалось, что мы привязаны конкретно к адресу Гагарина, 46, г. Первоуральск. Из нас их никто не подписывал, но в суд их безбоязненно предоставили, — возмущена Галицких.

— Мензорова так и не смогла ответить на вопрос суда, почему они поддельные. Предложила эти соглашение не учитывать, и больше к ним никто не возвращался, — завершает историю из зала суда Гордова.

— Еще меня резануло, когда судья на последнем заседании задала вопрос о пенсии. Естественно, я не скрыла, что пенсионерка. Но и судьи пенсионерки, чего они-то работают, — недоумевает Елена Спиченко. — До этого я и не думала, что пенсия может стать мотивом для нашего увольнения. На это даже никто не намекал.

Областной суд оставил решение первоуральского суда без изменений. Сейчас истцы ждут получения на руки решения областного суда, а затем будут готовиться к обращению в Верховный суд.

— Адвокат уверена, что суд должен был встать на нашу сторону. Она за 20 лет практики впервые столкнулась с предоставлением подложных документов, которые просто изымаются из дела без последствий. И такое поведение ответчика никак судом не учитывается. Наше требование не меняется — это восстановление на рабочем месте. Мы утверждаем, что процедура увольнения неправильная, мы говорим о незаконности сокращения в период простоя по вине работодателя. Либо должна быть ликвидация предприятия, либо предприятие должно начать работать. И сокращения ставок не было, их просто перевели из первоуральского подразделения тубдиспансера в ревдинское. А на нас банально решили сэкономить, нарушив вся и все.

В конце разговора медики не удержались от рассказа о ситуации, которая сегодня сложилась в Первоуральске в связи с закрытием Противотуберкулезного диспансера. 

— Три зимы здание стоит без отопления.  Удивительно, что на это никак не реагирует первоуральская власть. Когда мы работали, в стационаре было 80 коек, в дневном 45 коек. Но пациентов всегда было больше. В Первоуральске должно лечиться 125 больных, плюсом поликлиника. Больные-то не вылечились. Уповают, что их примет Ревда. В Ревде 30 коек. Но там сейчас лежит 50 человек, на дневном еще 30. А остальные-то вообще не лечатся. Мы же их на улицах встречаем, — делится информацией Марина Галицких

— А те, кто лечится, ездят в Ревду автобусом в 8.30 вместе со студентами. Автобус переполнен, и в нем наши чахоточные, — разводит руками Татьяна Гордова. — Они же многие с открытой формой. Проблема туберкулеза — это не смешно. Сейчас городские больницы возмущаются, больные туберкулезом идут к ним. Поднялась температура, они идут в поликлинику, сидят в общей очереди. Опасность распространения увеличивается.  Это ненормально. А Цветков обещал, что осенью прошлого года все откроется на Гагарина, 46. Сейчас он министр, поэтому об этом предпочитают не вспоминать.


 

Фото Дмитрия Рудика