326
1
0

На табуретку меня никто не ставил


Памяти Вадима Белоконя — прошло три года с момента его гибели


 

Три года назад не стало Вадима Белоконя — 1 ноября он остановился на трассе по дороге в Каменку, чтобы помочь улетевшей в кювет машине. По роковому стечению обстоятельств Вадим Белоконь и полицейский Евгений Щербаков, который также остановился, чтобы помочь автомобилистам, были сбиты «Ладой», проезжающей мимо. Водитель не справился с управлением.

Сегодня мы вспоминаем Вадима Васильевича. Перечитав несколько его интервью, публикуем моменты.


 

Вадим Белоконь 


 

 

На табуретку в детстве меня не ставили, чтобы я прочитал стишок — я залезал на нее сам: всегда хотел заниматься тем, чем занимаюсь сейчас.

Моя мама мне сказала: «Вадик, пойми одну простую вещь: плохим инженером в нашей стране быть можно, а плохим артистом — нельзя». Кстати, я не собирался быть плохим инженером — собирался быть хорошим. И поступил в политех в экспериментальную группу по роботехнике. С головой всегда был порядок, другой вопрос — разгильдяйство. 

Театр — искусство сиюминутное. Чем отличается театр от кино? Именно своей сиюминутностью, сиюсекундностью даже. Ты никогда не сыграешь роль сегодня так, как ты сыграл ее вчера: сегодня у тебя болит пятка, чешется в носу, ощущения другие… Все равно ты будешь на сцене вместе со своими ощущениями и мыслями — такими, какие они есть сейчас.

Иногда приемная комиссия в театральных вузах ошибается. Гениальность и бездарность — грань между ними очень тонкая и очень трудно понять: гений перед тобой или профнепригодная бездарность.

Вомногих периферийных театрах происходит масса интересных вещей. Самый банальный пример — «Коляда-театр» Екатеринбурга. Для Москвы Екатеринбург — та же самая провинция, что и Первоуральск, разницы нет. Тем не менее, господин Коляда сделал из своего театра бренд, его с удовольствием «едят» везде, в том числе и за границей.  

У театра есть воспитательная функция, но, одновременно, есть и развлекательная. Какая из них весомее? Воспитательная, я думаю. Когда люди приходят в театр, они требуют за свои деньги что-то более легкое и светлое, причем светлое не всегда хорошее. Вот и ходишь по лезвию бритвы, чтобы остаться востребованным людьми, не обидеть тех, кто платит за твое существование и голосует рублем, покупая билеты.

Культура — это достояние общественности, а искусство — это штука личностная и внутренняя. Потом люди ее понимают. Искусство единично, а культура — массова.

У меня нет театральных постановок и режиссеров, на которые я ориентируюсь. Пытаюсь учиться у всех, но ориентироваться надо только на свою голову — только тогда не ошибешься.

А чем плох в Первоуральске зритель? Мне он очень нравится. Не надо считать людей дураками.

У любого театра всегда полно финансовых проблем, полно вопросов, связанных и с репертуаром, и с труппой. Но не должны люди видеть того, что творится за кулисами. Театр должен быть счастливым, добрым, беспроблемным. 


По материалам газеты "Городские вести"