306
8
0

Мы все получили от жизни рюкзак


В Первоуральск приехала гостья из Швеции, чтобы научить работе с особенными людьми


 

В ноябре Инновационный культурный центр готовится провести два инклюзивных мероприятия. В отличие от западных стран, где к людям с особенностями здоровья относятся как к равным, для России тема ментальных расстройств достаточно болезненная. Одним тяжело, что общество их отвергает. Другим тяжело даже видеть «не таких» людей. Между тем, существует очень тонкая грань, отделяющая особенных от обычных. Гарантий, что ее никогда не перешагнешь — нет.

Об этом и многом другом увлеченно и с любовью поведала Бригитта Дек — лечебный педагог и социальный терапевт, лектор и консультант шведского Института лечебной педагогики Микаэлгордэн. Она уверена, мы все друг друга чему-то учим, все разные и похожие одновременно. Каждый, будь то особенный или стандартный, по сути хочет одного — быть счастливым и проявить лучшее, что в нем есть.

Бригитта Дек в России частый гость. Говорит, выход на пенсию позволил ей, наконец, стать более мобильной. Теперь поездки по миру стали более частыми. В Екатеринбурге она была много раз. В Первоуральск попала впервые. Оценила инновационное здание и дружелюбную атмосферу.

В зале — педагоги, занимающиеся с особенными детьми и взрослыми, сотрудники ИКЦ. Внимают каждому слову. Несмотря на то, что диалог ведется через переводчика, границ в общении не ощущается от слова «вообще». Самые трогательные моменты — когда Бриггита уважительно и практически без акцента вставляет русские фразы.

«Добрый день», — и она начинает.

—В 2001 году поступил запрос из России, из Екатеринбурга с просьбой каким-то образом помочь организовать обучение лечебных педагогов . Я начала с регулярностью 2-3 раза в год приезжать на Урал. Стало понятно, что есть очень большая потребность в оказании помощи именно взрослым людям с особенностями развития. Они не выходили из своих домов. 

Справка:

Ментальные нарушения — тяжелое нарушение психического развития, при котором, прежде всего, страдает способность к социальному взаимодействию и поведению. Поэтому находить контакт с такими людьми крайне сложно.

 

Возникало много разных инициатив. Одна стартовала в Верх-Нейвинске — проект «Доброе дело». Его инициатор — Вера Симакова, которая тоже обучалась у Бриггиты. В ноябре 2005 года она привезла Бриггиту Дек в Верх-Нейвинск, чтобы посмотреть начинания. Женщина до сих пор помнит каждую мелочь. На нее та поездка произвела неизгладимое впечатление.

—И что я там увидела? Полузаброшенный дом. Можно было хоть как-то использовать только одну комнату. В ней сидело несколько взрослых, каждый сам в себе, в своем мире. Атмосфера была безжизненной. Ограничение, нарушение, все плохо — говорили их лица. Вера Симакова играла на гитаре, пыталась их расшевелить. Я поняла: строить нужно не только дом, а выстраивать, настраивать людей. Через полгода я приехала снова. Настроение было другим. Было больше людей. Чувствовалась жизнь и радость. Немножко пели. У некоторых были в руках мятые бумажки, и они читали с них то, что хотели бы сказать. Сначала это был отдельные несвязанные слова. Кто-то называл день недели, кто-то называл свое имя. Постепенно они стали воспринимать друг друга. Это так глубоко врезалось в память, как они сидели в первый раз и во второй.

Через несколько месяцев у центра появилась какая-то программа. А у Веры появилась помощница. Люди, приходившие в центр, научились браться за руки и говорить «Доброе утро» (Бриггита снова с удовольствием говорит эту фразу по-русски и улыбается). Читали стихи, немного двигались. Постепенно ремонтировался дом, а вместе с ним — оживали и «ремонтировались» люди.

Потом появились мастерские. Сначала для терапевтической работы. Сейчас около 40-ка человек там производят продукцию по заказам. А всего посетителей около 70-ти. Каждый день они могут переживать чувство собственного достоинства. Из людей с ограничениями постепенно выросли сотрудники. Я проводила с ними интервью. Они высказывали свое мнение. И кто-то говорил — я был в самом начале, когда мы создали «Благое Дело». Другой – ну, без меня тут, вообще, ничего не делается!

Позже при центре появилась своя театральная студия, которые в Европе давно не редкость. Бриггита высказала идею, больше смахивающую на фантастическую:

Я пригласила их к себе в Швецию выступить в доме культуры. Звучало, скорее, как мечта. Я им сказала — «мечтайте, это хорошо». И вот недавно они эту идею осуществили. Получилось турне — Щвеция-Россия (Москва)-Норвегия-Австрия. Театр ментальщиков из Верх-Нейвинска приглашали учреждения искусства и театра.

В Швеции с такими людьми давно работают по триальному методу. Его успешно внедрила Вера Симакова — теория, практика, искусство.

Сотрудники и посетители «Благого Дела» стали одними из помощников в организации первого всемирного конгресса людей с ограниченными возможностями, который проходил в Екатеринбурге в прошлом году. Приехало 700 человек из 30 стран.

— С самого начала было чувство радости и сопричастности. Как одна большая семья. Для меня это была демонстрация мира — потрясающее переживание. Эти люди каждый день борются с какими-то сложностями. И они принимают этот вызов. Они пытаются сделать из своих невозможностей возможности. Я задаю себе вопрос – а не происходит ли это и в нашей жизни? И чем мы отличаемся тогда? Ментальщики такие же люди, как мы с вами. Мы все получили от судьбы в наследство рюкзак. У кого-то он тяжелее, у кого-то — легче. Это домашнее задание, которое нам нужно выполнить. Мы очень многому можем научиться друг у друга. Каждый уникален. Мы ведем себя по разному в разных обстоятельствах. Бываем замкнуты или раздражены. Если это выходит из-под контроля, то может стать отклонением. Если тенденции усилить — тогда и возникает диагноз. Никто не застрахован.

Бриггита приводит столь простые и явные примеры, что явно — каждый в зале успевает проиграть каждую ситуацию с собой. Вопросов не задают долго. Задумались, ушли в себя.

— Я себе тоже иногда говорю: «Бриггита, не обязательно отвечать сразу. Можно помолчать»!

Молчание, наконец, прервано первым вопросом:

—Мы стараемся детей-аутистов записывать в общие группы. А как у вас?

У нас тоже стараются сначала в обычную привести. Если необходимо, то человек получает ассистента. Тьютора. Если не получается — тогда спецшкола.

—Институт тьюторства у вас как развит? В России это дорогое удовольствие, и тьюторов днем с огнем не найти.

У нас это не проблема. Тьютора или ассистента люди получают от государства. Родители не платят ничего.

— Как у вас общество воспринимает особенных людей?

— Могу сказать, что у нас с этим уже почти никаких проблем нет. Если бы кто-то высказался резко в сторону такого человека, реакция окружающих была бы однозначной. Есть у нас много театров с участием в постановках таких людей. Их показывают по ТВ. Рассказывают о них. Проблема, на самом деле, не у ментальщиков, а у тех, кто к ним там относится с неприятием.

—У нас каждый день посетители в ИКЦ. Все люди разные. Есть с особенностями. Есть довольно агрессивные. Резко реагируют на любую задержку, на окружение на скорость интернета. Как нам быть?

Объяснять правила и, возможно, даже на какое-то время отстранять от пользования услугами. Границы ставить четкие, если человек пытается доминировать. Но правильно, тактично. Дистанция должна быть, но не холодная. Вы должны им помочь соблюдать дружелюбную дистанцию. Это, вообще, на все случаи жизни хорошо, особенно в начале знакомства. Особенные люди, ментальщики не уверены в себе, постоянный страх сделать что-то не так, что они чего-то не поймут... Вы должны излучать положительный настрой и заранее их предупреждать о следующих действиях. Чтобы они могли подготовиться. За час–два. Иначе они начинают тревожиться. Вы должны говорить ясно, понятно, за один раз немного информации, повторять естественным образом несколько раз одно и то же.

Бриггита излучает столько дружелюбия, понимания и света, что теперь понятно абсолютно всем — нет универсальных рецептов поведения с особенными людьми, да и с обычными. Но есть беспроигрышные правила, подходящие всем:

— Доброжелательность, уважение к дистанции другого человека, и позволять себе быть собой, а человеку быть им, — выводит универсальный рецепт Наталья Тычинина.

— Есть гениальный пианист и есть расстроенный инструмент. Он не дает проявиться гению. И мы должны помогать друг другу, искать эту ценность друг в друге, помогать настроить рояль, — улыбается Бригитта.

Настроить сидящих в зале ей, кажется, удалось. 20 ноября «настройки» придется воспроизвести в реальной жизни. ИКЦ проведет два инклюзивных мероприятия: III Международный фестиваль инклюзивного искусства «Inclusive Art» и семинар с участием международных экспертов «ВКуЛьтуре — содействие участию людей с ограниченными возможностями здоровья в культурной жизни».

Доброжелательная и, практически, без дистанции лекция Бригитты в качестве подготовки — еще один пример того, что эта самая подготовка нужна всем — и особенным, и обычным. Просто в разных масштабах.


 

Фото предоставлено пресс-службой ИКЦ и из сети интернет.