1055
7
0

Мы раздумывали, а СМИ раздували


Билимбаевцы определились с местом установки бюста Николая II


Наш городской округ снова в повестке федеральных новостей. На этот раз предметом поверхностного взгляда столичных медийщиков стал поселок Билимбай. В подаче федералов населенный пункт выглядит как потешное далекое замкадье. Вот, мол,  вознамерились самодуры-предприниматели (они же учредители фонда «Строганофф») установить ни к селу, ни к городу возле памятника церковной архитектуры бюст Николаю II. И даже не удосужились все это оформить по-человечески. Ни тебе землеотвода, ни проекта, утвержденного местным органом власти.

Свято-Троицкий храм. Фото: Городские вести

Вот тут хочется сходу сказать москвичам, что у самих в столице архитектурных кандибоберов производства скульптора Церетели хоть отбавляй. Впору в Книгу рекордов Гиннеса заявляться по количеству этих несуразиц, распиханных по разным уголкам Москвы. Но не согласиться трудно— документами надо было всё ж таки прикрыться.

Но как тут прикроешься, если в первых рядах возмущенных православных прихожан бывшие начальники Билимбаевского СТУ — Николай Минькин и Александр Гильденмайстер. Гильденмайстер до сих пор остается во власти. Просто сменил кресло в исполнительном органе на стул в представительном, став депутатом городской думы. И имелся ли в такой ситуации смысл отправлять запрос в администрацию на разрешение установки памятника? Проще действовать по принципу — смелость города берет.

Александр Гильденмайстер, депутат городской думы,

член попечительского совета фонда "Строганофф"

Но сначала следует рассказать о том, с чего началось веселье в СМИ, а именно об обращении билимбаевцев к Архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Кириллу.  В письме, в котором среди фамилий подписантов первыми значатся Минькин и Гильденмайстер, православные сельчане ставят Владыку в известность, что «почитают Святых Царственных Страстотерпцев, но установку памятника Николаю II не поддерживают потому, что он не имеет отношения к православной жизни поселка».

Если вы в этом словесном обороте что-то понимаете, то объясните, чем православная жизнь поселка отличается от генеральной линии, проводимой РПЦ?

Так вот от всей этой информации, размещенной в открытых источниках, у меня лично настроение испортилось. Сложилось устойчивое ощущение общественного разброда, ставшего почвой для потешек разного рода умников.

Фото: Ура.ру

Поэтому стало интересно выслушать мнение людей, которые большую часть своей жизни посвятили сохранению истории Билимбая. Обратились к известному в Первоуральске краеведу — Людмиле Ивановне Аболенцевой. Она призналась, что поначалу подогрела вспыхнувший вокруг памятника раздор:

— Николай II никакого отношения к Билимбаю не имел. У нас бывали Александр I и Александр II. Александру II возле тракта когда-то памятник стоял в поселке. Поэтому сообщение от [Александра] Гильденмайстера о памятнике Николаю меня шокировало. Но с другой стороны, фонд «Строганофф» выиграл в Епархии конкурс на лучший паломнический маршрут. Билимбай этого достоин, но необходимо провести огромную работу. От храма осталось немного, но он еще узнаваем в плане архитектуры. Есть исторический производственный комплекс — старый строгановский завод. На восстановление этих памятников нужны огромные деньги. Я ребятам из фонда «Строганофф» кланяюсь в ноги, что они начали что-то делать. Но у них у самих капитала, который нужен, нет. Я с Андреем Михаиловичем Моисеевым (директор фонда «Строганофф») не разговаривала, но мне кажется, что вся работа с памятником Николаю проделана для того, чтобы привлечь внимание епархии к Свято-Троицкому храму. Чтобы в нем хоть что-то начали делать. Это укладывается в логику, которую я выстроила по публикациям в СМИ о мероприятиях, приуроченных к дате расстрела царской семьи. Вместе с Епархией в подготовке участвует губернатор. Эту волну надо поймать, и ребята из фонда попробовали это сделать. Воспользовались ситуацией, чтобы привлечь внимание к Свято-Троицкому храму и добиться финансирования его восстановления. Но это моя логика. И даже если не будет соответствия историческим фактам, но появятся деньги на реставрацию церкви, то пусть памятник Николаю стоит. Главное, чтобы была польза для сохранения билимбаевского исторического комплекса. Я только «за».


 

Сегодня в билимбаевской библиотеке состоялось собрание общественности. Один из вопросов повестки — установка бюста НиколаюII. Среди участников — настоятель храма Петра и Павла отец Константин и настоятель храма Святой Троицы отец Михаил. Представители духовенства информируют публику о вчерашнем совещании в Екатеринбургской Епархии.

— Мы с Владыкой решили, что из-за возникших разногласий, памятник установим в храме. Там будет гореть неугасаемая лампада, которой люди будут приходить молиться и восхвалять страстотерпца НиколаяII и его семью, расстрелянную в ипатьевском доме, — сообщает отец Михаил.

Затем слово берет настоятель храма Петра и Павла отец Константин:

— Владыка не может вмешиваться в дела общины, но он предложил рассмотреть возможность установки бюста в храме. Так как от такого солидного дара отказываться неправильно. А установка на улице повлечет множество согласований и мероприятий по организации территории. Община с этим мнением согласилась. Вкладываться в территорию, не восстановив жемчужину Урала — храм Святой Троицы, наверное, неверно. И в ходе разговора было принято решение направить усилия прежде всего на восстановление храма. Владыка обещал всестороннюю помощь в этом вопросе. Все стороны, участвовавшие во встрече, продемонстрировали решимость направить усилия на восстановление уникального объекта культурного наследия. СМИ поняли ситуацию в русле сенсации, даже заголовки появились — «Восстал уральский поселок». Как о таком можно говорить? Не было восстания. Просто был момент зависания в решении вопроса. Мы раздумывали, а драгоценные СМИ раздували. Все встало на свои места. И бюст будет хорошим началом восстановления памятника культурного наследия. Стоимость работ по скромным подсчетам — 1 млрд. рублей. Сейчас идет сбор рабочей документации, и нужно вмешательство особых людей. Молимся и ждем. Осенью Епархией будет объявлен сбор средств на восстановление.

Константин Третьяков, начальник Билимбаевского СТУ

Председательствующий на собрании начальник Билимбаевского СТУ Костантин Третьяков озвучил список членов попечительского совета по восстановлению Свято-Троицкой церкви, которым предстоит контролировать и продвигать вопросы, связанные с реставрацией храма:

  1. Александр Гильденмайстер, депутат
  2. Отец Константин
  3. Отец Михаил
  4. Вячеслав Виноградов, директор ООО «Камнедробильный завод Сухореченский»
  5. Николай Наумчук, директор ООО «Айс-Проект»
  6. Константин Третьяков, начальник Билимбаевского СТУ

Участник собрания поддержали предложение о составе попечительского совета.

Андрей Моисеев, директор фонда "Строганофф" (на переднем плане) и Дмитрий Разбойников, член Совета фонда

Инициатор передачи бюста Николая II Свято-Троицкому храму, директор фонда «Строганофф» Андрей Моисеев хранил молчание до конца собрания и лишь в финале взял слово. Андрей Михайлович пояснил, что установка бюста Николая II — по сути, дань исторической справедливости, ведь хоть и опосредованно, но Николай II имел отношение к Билимбаю. Кроме того, Моисеев рассказал и о том, что фонд «Строганофф» не ведет активную работу по восстановлению Свято-Троицкого храма, но при этом занимается подготовкой необходимых для этого документов. В финале своей 10-минутной тирады Андрей Моисеев предложил дополнить список инициативной группы еще двумя именами, включив туда Председателя уральского Союза десантников Евгения Тетерина и руководителя областного БТИ Дмитрия Разбойникова.

Общественность предложение поддержала.

Евгений Тетерин, председатель Уральского союза десантников (фото из архива редакции)