2248
10
0

Мы как будто вечно в поезде


Жители столетнего дома мечтают о переселении


 

На доме у Первомайского переезда красуется табличка с четко выведенной датой постройки — 1907. Ее на крышу повесил один из жильцов — чтобы видело все начальство, проезжающее мимо. Только оно по улице Калинина, похоже, не ездит.  Здание должны были признать аварийным, а жильцам — дать новые квартиры. Это людям пообещал сам Президент. И здесь все еще ждут, что когда-нибудь это произойдет.

Дрожат стекла в рамах. Мимо едет поезд. Такое ощущение, что едет прямо через дом. Но местные только отмахиваются — здесь все привычные. И к прыгающим стаканам на столе, и к падающей посуде. Разбитые тарелки и чашки давно перестали считать.  Те, кто здесь живут, считают, будто сами постоянно едут в поезде. Не понять особенности столетнего дома, который стоит у самой железной дороги, только гостям.

— Это еще лето. А зимой-то все гораздо громче — поезд слышно издалека. Уже по звуку понимаешь, грузовой или пассажирский. Грузовые идут тяжело. А электричка, что ей? Мигом пролетит. У меня как-то родители ночевали после свадьбы. Отец проснулся, давай кресла двигать.  Говорит мне: ты что, не понимаешь? Поезд идет, убирай, кресла, койки, все! Так испугался, — смеется Сергей. Он — инвалид первой группы. Мужчина живет в первом доме на улице Калинина уже четверть века.

У Сергея есть документы, которые подтверждают — здание построили в 1907 году из деревянного бруса. Тут только с горькой иронией можно заметить, что раньше «строили на века». Жилье предназначалось для железнодорожников. Бригадир пути, работающий на местной станции, в 1992 году и получил квартирку в доме у дороги. Состояние жилплощади было, мягко говоря, не ахти. Теперь, когда дом находится в муниципальной собственности, все стало еще хуже.

Здесь нет почти никаких коммунальных благ. Из плюсов только один – платят только за свет. Зато, как включаешь лампочки, сразу видно, — по стенам в комнате ползут трещины. Потолок провис – чем смог, хозяин подлатал дыру. В старой печке такие тонкие стенки, что нет-нет — какой-нибудь кирпич да и вылетит ненароком.  

— Вот с месяц назад один вылетел. Дак я три часа проветривал комнату, дышать было невозможно. В эту зиму я не знаю, что делать буду, все разваливается. Мыши-крысы — друзья наши. Кот есть и ладно, живем. Жена с детьми уехали, на Магнитке у тестя живут. Здесь жить не смогла. Оно и понятно – как детям в таких условиях…

Две трагедии на одном переезде

В соседней квартире живет Мария  — мать-одиночка с тремя детьми. Сюда они с мужем приехали после смерти свекрови. Та погибла на переезде у самого дома. Говорят, пыталась перейти пути, и тут кто-то ее окликнул. Заминка стоила женщине жизни. Мало того, спустя несколько лет на этом переезде погиб и муж Марии. Что же там случилось, никто толком объяснить не может. «Все списали на суицид» — говорит вдова. Семья продолжает жить в «несчастливой квартире» — хочешь-не хочешь, вариантов-то нет.

 В доме нет ни холодной, ни горячей воды, ни газа. Худо-бедно в квартире провели какую-то канализацию. Хотя у соседа до сих пор все удобства на улице. У Марии есть еще и электрический котел. Только зимой, бывает, все тепло выдувает ветром. Поэтому приходится топить печь.

Чтобы помыться, семья берет воду, которую по выходным привозит брат Марии. Каждая капля буквально на вес золота. Ванночка есть только у малышки — остальные моются в тазике. Приходится греть чайник три раза, чтобы хватило троим. В выходные ездят в квартиру к брату. Там можно помыться в настоящей ванне.

 — Мне сказали, что можно получить квартиру как малоимущей. Но нужно доказать, что все, кто здесь прописан, работают. Тут, кроме меня, прописаны и свекровкин брат, и брат моего мужа. Да и я не работаю — уволилась с завода после потери кормильца, — говорит женщина, успокаивая маленького ребенка.

Когда-то жители пытались все изменить. Несколько лет назад Сергей вызывал телевидение, написал письмо президенту, тогда еще Дмитрию Медведеву. В общем, шум поднял еще тот. Только толку много не вышло.

— Мне сказали жди, и в 2017 ты получишь квартиру, — говорит мужчина.

В 2015 году пришли ответы за подписью управляющего Западным округом Виталия Вольфа — мол, нужно провести обследование, чтобы признать здание аварийным. Сергей показывает документ, в котором идет речь, о том, что сюда должна придти комиссия. Но за 2 года никто так и не пришел.

Судя по документу, управляющий Западным округом считает, что вековой дом должен еще стоять и стоять — его можно будет включить в программу расселения «после завершения действующей программы, рассчитанный на период с 2013 по 2017 годы».

   

Обращаться в компетентные органы

 

 Ксения Лумпова, Председатель Комиссии по правовым вопросам ЖКХ «Ассоциации юристов России»

 Решает вопрос о признании дома ветхим либо аварийным межведомственная комиссия, которую создает уполномоченный орган местного самоуправления,  на этом есть четкое указание в федеральном законодательстве (п.8 ч.1 ст.14 Жилищного кодекса РФ). В Первоуральске таким органом является Управление ЖКХ и строительства. Поэтому жителю необходимо обращаться с заявлением именно туда.

К заявлению необходимо приложить правоустанавливающие документы на жилое помещение (договор найма либо ордер на заселение), если имеются - заявления в организации, письма, жалобы на неудовлетворительные условия проживания.

Закон также обязывает заявителя предоставить заключение проектно-изыскательской организации по результатам обследования элементов ограждающих и несущих конструкций жилого помещения. Стоимость такого обследования составляет несколько десятков тысяч рублей. Но из этой ситуации есть выход.

Во-первых, Управление ЖКХ в реестре необходимых документов делает оговорку о том, что такой документ предоставляется, если такое заключение признано комиссией необходимым.

Во-вторых, основанием для проведения оценки может быть не только обращение нанимателя (собственника), но и заключение органов государственного надзора (контроля) по вопросам, отнесенным к их компетенции. Поэтому, житель может обратиться в такой орган с просьбой дать соответствующее заключение.

После того, как заявление со всеми необходимыми документами будет подано в Управление ЖКХ,  Межведомственная комиссия проведет оценку соответствия жилого помещения (или многоквартирного дома в целом) и примет решение о пригодности или непригодности для постоянного проживания.

В случае, если гражданин недоволен решением комиссии, он вправе оспорить его в суде. Однако, стоит отметить, что главным доказательством для разрешения дела будет заключение строительно-технической экспертизы.

 

P.S.

Мы направили официальные запросы и в городскую администрацию, и в администрацию Западного управленческого округа с просьбой прокомментировать ситуацию.

Однако, стоит отметить, что в этом году в Первоуральске должны расселить пять домов, судя по информации, опубликованной на официальном портале Управления ЖКХ и строительства. Эти здания были признаны ветхими и аварийными еще в 2002, 2010 и 2011 годах. Для жильцов к началу осени должны были построить новый дом в микрорайоне Динас. Но, судя по всему, дело затягивается. На днях Департамент информполитики губернатора  опубликовал новость, что у Первоуральска проблемы со строительством жилья для переселенцев – мол, нужно еще одно техническое обследование объекта. Поэтому глава региона предложил областному правительству проработать вопрос о передаче части полномочий по расселения ветхого и аварийного жилья с муниципального на региональный уровень.

Так что, кажется, при таком раскладе вековой дом обречен еще постоять.  Тем не менее, у людей еще остается надежда, что кто-нибудь из «большого начальства» каким-то неимоверным образом все же заглянет в Первомайку и увидит ту самую табличку с датой 1907 на старом доме у железной дороги. И может быть, тогда-то все и изменится…