815
7
0

Мусорят все — и подростки, и пристойные матери


Жительница Первоуральска заразила стремлением к чистоте отдыхающих на Верхнем пруду горожан. Но не всех. Нужна помощь администрации


 

Лариса Прудникова начала посещать стихийный пляж на Верхнем пруду с начала июня. Дни тогда стояли жаркие. Но вместо благостных ощущений от отдыха на берегу водоема ее посетила оторопь.

— Я увидела плотный слой отдыхающих поверх плотного слоя мусора. Это был шок. Есть у наших людей талант — отдыхать поверх куч мусора.

В первое посещение пляжа Лариса Юрьевна расчистила от бутылочных крышечек и шкурок от сосисок кусочек территории, чтобы только расстелить покрывало. В следующий раз она пришла с двумя большими полиэтиленовыми пакетами.

Лариса Прудникова

— Я начала собирать мусор. На меня посмотрел мужчина и попросил пакет. Я поделилась. Мы в четыре руки расчистили довольно солидную территорию.

Прудникова во время жары ходила купаться почти ежедневно. И каждый раз наполняла пару пакетов. Глядя на нее, другие отдыхающие стали подключаться к генеральной уборке.

— Все пакеты, которые мы собирали, я стаскивала в одно место. Хороший пример тоже заразителен. Постепенно мусор стал концентрироваться на одном пятачке. Когда накопился курганчик, — Лариса Юрьевна показывает его высоту ладонью на уровне груди, — мусор начал на жаре «благоухать» всеми оттенками. Я попыталась связаться с администрацией. Написала в Управление ЖКХ. Приложила фотографии. Отправила карту с местом дислокации курганчика.

Но ответа Прудникова не получила. Но через несколько дней после обращения куча мусора исчезла.

— Я не знаю, кто это сделал. То ли администрация, то ли общественники поработали. Но очисткой территории здесь занимаются одиночки вроде меня.

Но Лариса Юрьевна предлагает подойти к проблеме, с которой она столкнулась, не разово, а комплексно.

— Нужно, чтобы в ближайшем доступе были мусорные баки. А я как законопослушный гражданин, чтобы вынести мусор с пляжа, должна переть его в руках два с половиной километра до улицы Вайнера.

Лыжная база "Бодрость" на карантине

Ближайшая контейнерная площадка находится чуть ближе — на территории лыжной базы «Бодрость». Но в связи с пандемией ее территория закрыта. Контейнеры стоят за забором, и подойти к ним нереально.

— И я не знаю, как отнесется администрация базы к тому, что туда понесут мусор с пляжа. Статус водоохранной зоны не запрещает доступ и отдых людей на берегу. Это удобно для детей. И почему бы администрации города не установить здесь пару мусорных баков?

Мы со своей стороны аргументируем, что Верхний пруд — питьевой водоем, и обустраивать здесь место для массового отдыха не совсем логично.

— Место для массового отдыха уже есть по факту. Надо делать одно из двух. Либо организуем место отдыха горожан, что не запрещено статусом водоохранной зоны, и делаем соответствующую инфраструктуру. Или говорим, что здесь питьевой водоем — и сюда никто не ходит и не ездит. Кстати, не смотря на перекопанные дороги, я неоднократно видела, как машины выезжают прямо к воде. А статус водоохранной зоны как раз запрещает такую стоянку машин. И в том и в другом случае требуются усилия со стороны администрации.

Сегодня поляна стихийного пляжа выглядит вполне опрятно, но Прудникова утверждает, что людей это не останавливает, они продолжают сорить.

— Намусорить — это «святое» дело. Судя по составу отходов, делают это не только подростки, распивающие пиво. Недавно я обнаружила несколько пакетов из-под детского питания. Пристойная мать, которая наверняка жалуется на грязный пляж, покормила ребенка и тут же выбросила упаковку. Так что, мусорят все — и подростки, и пристойные матери.

Похолодание не отменило борьбу Ларисы Юрьевны за чистоту береговой линии.

— Прогресс на лицо. Жаль, что я не сохранила кадров первых жарких дней. А сейчас вы видите достаточно чистую территорию. Наступит жара, и снова появится слой мусора. Снова я приду с пакетами и буду убирать. Но я считаю, что администрация должна организовать здесь хотя бы минимальную инфраструктуру. Определить место для отходов и регулярно вывозить мусор. Другого выхода я не вижу.  

 


 

Фото Дмитрия Дегтяря