704
4
0

Мусор — это вопрос политический


Эксперт Общественной палаты Владимир Плюснин делится наблюдениями о том, как готовятся воплощать «мусорную реформу»


Владимир Плюснин, эксперт общественной палаты Свердловской области

Любой эксперт делает оценку ситуации и выдает прогнозы, рассчитывает риски, связанные с той или иной хозяйственной деятельностью. Эколог Владимир Плюснин — эксперт общественной палаты — наблюдает за тем, как в Первоуральске готовятся к реализации «мусорной реформы». Где-то с тревогой, где-то — с оптимизмом. Радует одно — не все жители равнодушны к предстоящим изменениям. Об этом красноречиво говорят звонки на «горячую линию». Радует Владимира Серафимовича и позиция регионального оператора по вывозу мусора. Но обо всем по порядку.


 

Интерес жителей к отходам заканчивается на мусорной площадке. Удаление мусора с площадки — санитарный вопрос. А вот экологические проблемы начинаются в процессе утилизации и переработки мусора. Но у меня впечатление, что вообще никто ничего не понимает, включая самих разработчиков «мусорного закона», — начинает Владимир Плюснин.

Делать такие громкие заявление Плюснину позволяет опыт. В 2011 году он принимал участие в работе Общественной палаты РФ  в качестве эксперта — обсуждали пакет предложений, связанных с реформой «мусорного законодательства». Было радостно, что к экспертному сообществу обратились. Но… никто ничего не услышал.

— Все замечательные начинания пропали. Даже думать не надо было законодателям, только проголосовать. И мы получили бы внятную картину в сфере обращения с отходами на территории РФ, — разводит руками Владимир Серафимович. — Было много здравых идей. Первое — экономический механизм развития отрасли. Сейчас говорят о раздельном сборе мусора, а элементарно нет инфраструктуры, которая позволит эффективно отбирать этот мусор, после чего его эффективно использовать. Проблема с банальными полигонами. По западному округу их считанные единицы, которые можно использовать с минимальной степенью риска. Нам говорят, что ничего страшного, будем воспитывать население. А лучший воспитатель — экономика. В Европе воспитывают деньги — и очень быстро. В Японии народ сортирует мусор на 10 компонентов. Еще выделяется отдельная горючая фракция, из которой бережливые японцы делают альтернативное топливо для добычи электро- и теплоэнергии. Мусор они воспринимают как сырье, а не как помои. Если кто-то из домохозяев скинул не туда горючий материал, то следует большой штраф. Муниципалитет за этим следит. А если человек добросовестно занимается сортировкой, то ему идет льгота на коммунальные услуги. А у нас кто-то разложит на два пакета, а кто-то нет. И куда дальше? Второй важный момент — стимуляция бизнеса по переработке отходов. У нас этот бизнес пока в примитивном состоянии. Есть один пример в области эффективного использования вторичных пластмасс, больше нет. У пермяков интересный пример по утилизации автомобильных шин. Нижегородцы эффективно используют переработку старой электроники. Но в целом картина грустная.

На нет, как говорится, и суда нет. А пока мы подходим к началу того, что  (раз уж мы начали говорить метафорами) должно проложить дорогу к светлому будущему. Пока спотыкаемся:

— Есть  желание власти менять картину к лучшему. Но пока что мы наблюдаем как наш регион с ускорением движется к мусорной пропасти.  Нужны функции контроля для продвижения отрасли. Что может местная власть сделать? Ничего. У нее нет рычагов влияния. Ну нашли у нас свалку мертвых собак. По своему опыту могу сказать (Владимир Плюснин ранее возглавлял Экологический фонд в Первоуральске – ред.), находишь виновника загрязнения территории, но штраф он получит меньше, чем стоимость бумаги, на которой написаны запросы в разного рода инстанции. Это ненормально. А ведь были предложения, которые расширяли полномочия муниципалитетов и субъекта федерации, которые позволяли бы эффективно контролировать все процессы в сфере обращения с отходами. В Москву каждый раз не напишешься.


Институт регоператоров — определенный шаг вперед, но без серьезной базы это больше приносит косметический эффект. Плата вырастет в несколько раз.  Мы оплачиваем транспорт, захоронение и переработку, а также загрязнение окружающей среды и инвестиционную составляющую. Инвестиционная составляющая — это плата за развитие инфраструктуры. Но есть вопрос о компенсации ранее нанесенного ущерба. Как мы его будем компенсировать? Кто будет оплачивать рекультивацию нашей старой свалки? Лично я против, я не жил в 1953 году, когда ее организовывали. А кроме моего кошелька поискать негде? Если бы у нас структура по переработке приносила бы прибыль, то ее можно было бы вкладывать в рекультивацию. За чей счет уборка несанкционированных свалок? Их убирают, они образуются снова. Это системный недостаток. Если не будет комплексного подхода в масштабах страны, то ничего не изменится. Мне непонятно, почему вывоз мусора из сельских территорий стоит дороже, чем из города. У них мусора меньше. Все это говорится на разных уровнях, но где-то тонет. Как правило, в коридорах Госдумы. Появился только новый механизм изъятия денег у населения. Я боюсь, чтобы не получилось как с фондом капремонтов. С  мусором сейчас главное, чтобы качество услуги не ухудшилось. Должен заработать принцип — мысли глобально, делай локально. Радует, что оператор представляет проблему в полном объеме.

Что еще получим? Первоуральску обещана установка новых контейнеров. Я бы еще подумал над схемой санитарной очистки. Надо посмотреть расстановку площадок, насколько она соответствует санитарному законодательству. Ко мне по этому вопросу как к эксперту обращаются.

— В рамках нашей программы движения «Первоуральцы» в стадии завершения карта гарбологических нагрузок Первоуральска. С помощью нее мы в дальнейшем можем оценивать эффективность новой мусорной системы. Свалки увеличиваются или сокращаются? Какой мусор растет, а какой убывает? Больше ПЭТ стало валяться на улицах или меньше? Все это позволяет контролировать ситуацию. Меня искренне удивляет, почему контейнеры для сбора бутылок ставят на мусорных площадках в блок для негабарита. Кто догадался? В результате негабарит валяется рядом с площадкой. А экскаватор роет яму. Ямы такие, что с мусорщиков можно лицензию за добычу полезных ископаемых требовать.

Что хорошо — у нас по западному округу будет меняться инфраструктура. Планируется строительство завода с полигоном нового уровня в Красноуфимске. Будет сортировочная линия в Новоуральске. Сделают полную реконструкцию нашего многострадального завода по переработке ТБО с увеличением мощности до 200 тысяч тонн. Сортировать будет автомат. Что расширит спектр сортируемой продукции — сырья. Увеличивается процент его отбора. Ни 10-15% при ручной переборке. Уменьшится количество отходов, поступающих на полигоны. Правильные мысли по производству альтернативного топлива. Регоператор отработал схему по передаче этого топлива на цементные заводы. Мусор будет использоваться в технологии производства цемента. Появляется экономическая составляющая.

Сейчас у нас есть желание расширить работу нашей горячей линии. Телефон — 963-036-4125. Регопреатор относится с пониманием к нашим обращениям. Несколько раз была оперативная реакция на поступившие к нам сообщения по Талице и Магнитке. Намерения у них правильные, стратегия есть, она ощутимая. Ее можно посмотреть и оценить.


Фото из архива редакции