684
10
0

Моя программа называется «Я иду работать»


Как должен жить и работать Первоуральск — рассказывает кандидат на пост главы городского округа Андрей Мурзин


Сегодня жизнь устроена так, что журналисты максимально удалены от процесса формирования исполнительной власти в муниципалитетах. Процесс выдвижения глав администраций больше кулуарный, хотя и достаточно предсказуемый. Защита программ кандидатов тоже проходит в полузакрытом от общественности режиме. И все же хочется знать, с какими проектами организации городской жизни выходят к комиссии претенденты на главный муниципальный пост.

В этом году первоуральские депутаты и представители губернатора будут рассматривать кандидатуры трех претендентов (пока трех, кто знает, что изменится в последний день подачи заявок). С просьбой рассказать о своем видении ближайшего будущего Первоуральска мы обратились к самому доступному из них — Андрею Федоровичу Мурзину


 

Андрей Мурзин 

— Андрей Федорович, как возникло желание выдвинуть свою кандидатуру на пост главы?

— Наверное, в первую очередь, сработало природное любопытство. Именно из-за этого я в 2016 году участвовал в праймериз «Единой России». Проиграл Муцоеву. Он приехал, напечатал во всех газетах и развесил на всех перекрестках свои фотографии. А меня-то мало кто знает. Но мероприятие мне понравилось. Я увидел все изнутри, изнанку современной нашей выборной системы. Но не критиковал нигде. Единственное критическое письмо с пятью замечаниями выслал в нашу партию — «Единая Россия». Я ее сторонник. Они 4 раза не принимали мое письмо по электронной почте. В пятый раз я написал с предупреждением, что все политические партии получат это письмо с моей критикой. Пять замечаний тянут на отмену решений праймериз. Тогда сразу приняли письмо и поблагодарили. Пообещали рассмотреть. Т.е. это все интересно. Почувствовать себя внутри — это здорово. Как только мэр подал в отставку, я стал отслеживать в интернете все, что с этим связано. Когда отставку в мае приняли, я сразу заказал в информационном центре справочку об отсутствии судимости. Она долго делается, остальные документы сделал на работе. И в первых рядах сдал в Думу весь необходимый пакет. Меня уже спрашивали, не человек ли я Комарова. Или Губернатора? Отвечаю —нет.

— А может быть, вы человек Архипова?

— Я его не знаю. Слышал, что вроде бы с «Уралтрубпромом» он как-то связан. Я не знаком ни с директором, ни с учредителями. Было бы интересно, если бы кто-то из них меня поддержал. Но они будут двигать своих, проверенных. Я для них «серая лошадка».

— Серая лошадка — это что-то среднее между «серым кардиналом» и «темной лошадкой»?

— Ну, это уж слишком (смеется).

— Мало о себе заявить и сказать, что мне любопытно. Вы же по формальным признакам вполне проходная фигура. Может быть, у вас есть и программа, с которой вы идете на конкурс?

— Конечно. В голове все есть. Называется моя программа — «Я иду работать». Мы уже слышали сказку «Первоуральск – 300». Все думающие люди прекрасно понимают, что если расстроить Первоуральск до 300 тысяч населения, то это будет социальный капкан. С рабочими местами и сегодня тяжело. Их практически нет. Хороших денег здесь не заработать большинству. Люди мигрируют с завода на завод. Безработица уже существует. Программа «П-300» не предусматривала строительство какого-то грандиозного комбината, чтобы предоставить рабочие места с перспективой на 500 тысяч населения. Поэтому «Первоуральск – 300» — абсурд. Красиво преподнесли с чертежами и графиками. Представляете, работала целая команда художников и архитекторов. Нет у меня таких возможностей и такой программы. Моя программа — улучшение качества жизни в городе. Нам не надо увеличиваться, мы самодостаточны. Вырубать пригородные леса и строить там дома — это неправильно. Нет необходимой инфраструктуры, ее и не будет.

Надо качественно реконструировать. Вот строят дороги, а над этим кто-то смеется, а кто-то сожалеет о потраченных деньгах. Нам не нужны каменные бордюры, нам нужно качественное асфальтовое покрытие и хорошая ливневка. Чтобы вода уходила, а не стояла на асфальте. А то как все происходит сейчас — это вложение денег в никуда. Сделали высокие металлические ограждения вдоль дорог. Я подъезжаю к пешеходному переходу и не вижу пешехода. И пешеход из-за этого забора выглядывает, чтобы увидеть меня. Кто такое создал? Зачем? Отмыть казенные деньги? Это не хозяйственная, это бесхозяйственная деятельность в городе. Строят элитный жилой дом на спортивной площадке колледжа. Интересна реакция Президента, который ратует за спорт, а тут стадион под элитный дом пускают. Вопросов к бесхозяйственности очень много. Кроме того, у нас образовался кадровый пробел. Ощущение, что «Единая Россия» уже не может подыскать настоящего хозяйственника или человека, который хочет работать и управлять процессами внутри муниципалитета. Убрали мэра от конкурентной партии (Юрий Переверзев — ред.). Но он же начинал что-то делать, эту деятельность люди увидели. Его свалили с поста. Следующему мэру город был не нужен (сити-менеджер Алексей Дронов — ред.), ему нужен карьерный рост. Пошел приносить «больше пользы» в Законодательном собрании. Какая нам от него там польза?

— Не знаю, отдал свой голос за повышение пенсионного возраста, например.

— Но он прежде нам должен был озвучить свою позицию. Почему, по его мнению, нужно так. Может быть, мы поймем, что он прав. А пока у людей очень отрицательное отношение к повышению пенсионного возраста. А он просто проголосовал «за». А где его личная четкая позиция? У нас депутаты не считают нужным спускаться с небес. Ну и давайте вернемся к карьерному провалу «ЕР». Последний мэр завершил пребывание на посту большими неприятностями и добровольной отставкой. И сколько мы будем следить за чередой подобных мэров? Будем назначать «своих проверенных» новотрубников? А они опять будут ездить и демонстративно фотографироваться возле помоек, вместо того, чтобы работать с ответственными за порядок на территории города организациями и требовать от них исполнения обязанностей. Поэтому моя программа — «Я иду работать».

— Вы же должны прийти работать с командой. Вам же нужна поддержка?

— Я командные приходы не приветствую. У Алексея Дронова с командой были уголовные дела. Команда приходит, чтобы нажиться что ли? Работать должны свои. А вот оценить со своей точки зрения тех, кто давно работает, это надо. И, если потребуется, отправить кого-то в отставку или переставить с поста на пост. Это нормальная работа. Я не привел людей, чтобы их рассаживать независимо от того, умеют они работать или нет. Я прихожу работать с уже имеющимися спецами. У нас есть новый архитектор, я бы с ней с удовольствием познакомился. Поставил бы вопрос, что надо работать для людей, а не для себя и родственников, как предыдущий. Все должны видеть, что работа администрации направлена на улучшение жизни людей и ситуации в городе. Это итог нашей деятельности. Конечно, звучит красиво. И все так говорят. Но что в администрации происходит на самом деле? В какой кабинет не зайдешь, тебе говорят, что надо закрыть дверь, сегодня не приемный день. Когда я был судьей, мне было проще. Я в такой ситуации предлагал начать диалог сначала и представлялся. Отношение менялось сразу. В качестве адвоката я грешил тем же самым. А нормальный-то человек, вообще, может зайти? Я понимаю, надо работать с документами. Но нельзя совсем закрываться. Администрация работает для людей, но получается, что мы ей только мешаем.

— Вы обозначили ряд проблем — кадровая чехарда, популизм в решении вопросов благоустройства, закрытость администрации. Но надо искать источник проблем. Он лежит в бюджетном наполнении. Как будете привлекать деньги к решению застарелых проблем?

— Самая большая часть работы главы администрации — политическая составляющая. Быть хорошим хозяйственником, заставить работать всех специалистов — это одно. А вот быть дипломатом — это другое. Здесь необходимо большое искусство в преподнесении хорошей идеи, на которую федеральный и областной бюджеты выделят финансирование. Но такая идея может быть рождена только специалистами. Я юрист. Мне больше понятны люди, а не графики. Я могу организовать взаимоотношения всех специалистов, чтобы они создали хороший план развития города. И под этот действительный, а не фантастический план, будет не стыдно поехать и просить деньги. Это будет не выпрашивание или выбивание, это будет заявка на реальную сумму для достижения реального результата. А под дурацкие проекты стыдно просить деньги, да их никто и не даст.

— Юрия Пререверзева, так как он был неугодный, в принципе не слушали в правительстве. Но у него присутствовали здравые мысли и планы. Но так как у него за спиной никого не было, то отношение к нему было несерьезное. У вас нет опасения, что, не имея «мохнатой лапы», вы получите такое же к себе отношение?

— Со времен Переверзева законодательная ситуация сильно изменилась. Когда его там не признавали, то не признавали решение жителей города. Сейчас идет назначение. Если я буду симпатичен и угоден комиссии, то меня везде будут принимать. Факт назначения сразу будет означать, что ко мне, хотя бы, прислушаются. А дальше все зависит от меня.

— Кого считаете основным своим конкурентом?

— Я не знаю своих конкурентов. Но мои коллеги на заводе говорят, что будет врио главы (Игорь Кабец — врио главы городского округа). Но я отвечаю, что не всегда так бывает. Это не обязательное условие. Посмотрим, может быть, кто-то еще заявится. Пока заявилось трое — двое из нашего городского «белого дома» и я. Посмотрим, кто еще будет.

— Вам задают вопросы — кто вы и зачем вы?

— Несколько дней назад мне позвонил журналист. По-моему, его фамилия Гусев. Он был первым. Задал вопрос, а вы от кого? Чьих будете? Я ответил, что сам по себе.

— Советовались с руководством завода при принятии решения?

— Повторюсь. С директором я не советовался. С собственниками тоже не советовался. У меня невысокая должность. Я всего лишь заместитель начальника службы безопасности. Коллеги на моем этаже  говорят, что смелое решение, и готовы за меня голосовать. Но голосовать-то им не дадут. Выбирать будут другие люди.

— Решение отменить выборы было правильным, как вы считаете?

— Это решение «Единая Россия» преподнесла как легенду об избавлении от больших финансовых затрат. 100 миллионов обходились казне выборы. Но бюджет бюджетом, а люди на публичных слушаниях говорили, что им лучше голосовать. Им дороже мэр, которого они сами выбрали, а не назначенец. И сами видите, что последние назначения не очень удачные. Выборы — это интереснее. В них есть политическая составляющая. Хотя наши партии на местах оставляют желать лучшего. Я как-то к ним обращался, а мне в ответ: куда ты торопишься, до выборов 3 месяца, успеем. Выходили на выборы за месяц до окончания кампании, и естественно, все проигрывали.

— Комиссия будет задавать кандидатам острые вопросы, или все будет проходить формально?

— Я не боюсь ни острых, ни провокационных вопросов. Я ухожу только от вопросов о семье. О себе — пожалуйста. Вопрос, на который у меня нет четкого ответа — это план развития города. Но на него я отвечу, что пакет документов должны подготовить специалисты — архитектор, коммунальные структуры, экономисты. Если это сделает юрист, то картинки, которые он покажет, будут некрасивые, а расчеты неправильные. План должна сделать АДМИНИСТРАЦИЯ. А у меня есть видение как организовать ее работу, и что, на мой взгляд, нужно городу на сегодняшний день. Это, конечно, можно изложить на бумаге. Залезть в интернет, там же есть все, и скачать. Как студент реферат.

— У нас в муниципалитете ключевые должности занимают люди с «главного» завода. Если допустить, что вы становитесь главой, как вы будете контактировать с людьми, которые не вольны в принятии решений?

— Раньше было понятие градообразующего предприятия, а теперь, видимо, предприятие, которое имеет влияние на муниципалитет. Воевать с таким предприятием смысла нет. Нужен паритет — сочетание интересов предприятия и города. Не думаю, что интересы предприятия лежат в отрицательной для города плоскости. Они же хотят что-то улучшать в городе и иметь плюсы для себя. Это дипломатия. Возможно, надо будет с чем-то соглашаться. Но все необходимо просчитывать. В моей практике было много примеров, когда приезжают в небольшие города магнаты, говорят, что хотят сделать что-то приятное населению. И что обычно делают? Строят храм или устанавливают памятник. Но порой возникают противоречия. Власть говорит, что надо обсудить, где это будет лучше, а магнат отвечает, что обсуждайте сколько угодно, а я построю вот здесь. Он диктует, но его диктат не переходит границы. Он тоже свое решение согласовывал с частью городского сообщества. И тут при окончательной постановке точки надо идти навстречу друг другу. Не надо сразу воевать.

— Благоустройство — это верхушка айсберга. Существует масса социальных проблем, которые либо не решаются, либо решаются довольно странными способами. Это выделение земельных участков льготникам, проблемы вкладчиков, переселение из ветхого жилья. Вы обращали внимание на эти застарелые проблемы, или считаете, что в первую очередь надо работать со злободневкой, а с тем, старым, чуть позже?

— Все в один день не решить. Нужна этапность. Надо расставить все по приоритетам. Сначала максимально значимые вопросы, затем менее значимые. Но все вопросы надо решать. А решение любой проблемы начинается со сбора информации. Отталкиваемся от человека или группы людей, затем идет сбор документальной базы, далее рассматриваем проблему с точки зрения закона и вариант решения выносим на рассмотрение какого-то органа,у которого есть полномочия на принятие решения. Труднее всего решать вопросы, которые требуют финансирования. В городе просто нет денег, чтобы все решать самостоятельно. Поэтому на этапе принятия решения о финансировании вышестоящими бюджетами на «верх» должна быть предоставлена красивая и четкая документация. Все должно быть просчитано.

— Первоуральск должен быть моногородом, о чем любят многие говорить, или мы должны стать частью большого Екатеринбурга? Какой путь для нас выигрышный?

— Мы не срастемся с Екатеринбургом, даже если все дома будут строить только вдоль дороги. Далековато мы. Мы не Верхняя Пышма. А если мы не срастаемся, то и примеряться к нему смысла нет. Мы должны жить своим городом. Проблема в том, что мы живем не по той системе финансирования, не по той системе налогообложения. Это не от мэра зависит, но это те мысли, которые необходимо озвучивать. Их надо выносить на Законодательное собрание. В надежде на то, что необходимый баланс когда-нибудь будет соблюден. Мы сами себя сегодня даже на четверть не финансируем. Развиваться мы должны не в ширь, а качественно. Нам надо под землей качества добиться — вода плохая, отопление не очень, проблемы с канализацией, ливневки вообще нет.

— Как глава должен сотрудничать со СМИ?  И должны ли быть такие отношения в принципе?

— Когда в каждой телевизионной передаче мэр, когда в каждой газете мэр — это перебор. Раз в месяц глава может выступить на проблемные темы. Всегда есть проблема, которая будоражит общество. Надо в этой плоскости работать со СМИ. А каждую поездку на объекты или к помойкам, которые по какой-то причине не вывезли, освещать смешно. Это текучка, требующая быстрых решений. Я всегда говорю, если депутат раз в месяц или, хотя бы, раз квартал не появляется в газете с отчетом о работе, значит, он забыл о своих избирателях. Они ему были нужны только в момент голосования. Да, сегодня не выбирают мэра, но выбирают Думу, а Дума опосредованно выбрала тебя, но это не снимает с тебя обязанности отчитываться перед населением. Надо говорить о больших проблемах, как идет их решение. А каждый день сниматься возле какой-то помойки — это уже перебор, мне так кажется.


Фото Дмитрия Рудика