428
4
0

Можно предположить, что дом в Вересовке через пять лет тоже рухнет


В конце осени первоуральские общественники стали бить тревогу — пустующий дом остался без надзора со стороны первоуральской власти. Сейчас дом стоит без отопления.


 

Торжественное вручение ключей от квартир в новом доме

В декабре 2018 года жильцы взорванного дома в Вересовке получили ключи от новых квартир и перерезали красную ленточку на входе в новостройку. На строительство дома для переселенцев потратили 92 миллиона рублей из резервного фонда области.

Опустевшее жилое здание передали в собственность муниципалитета, чтобы использовать его как маневренный фонд. Получилось, вроде бы, здорово. Но с наступлением холодов в редакцию стали поступать звонки, что новый собственник ненадлежащим образом содержит объект недвижимости. Второй год в помещениях нет отопления, вандалы бьют стекла. И никаких действий по восстановлению здания не проводится. По мнению неравнодушных общественников, все это приведет к тому, что сельская территория потеряет жилье, которое могли бы предоставить для проживания востребованных специалистов — медиков и учителей, например.

В информационном пространстве города действительно нет никаких сообщений о том, как решается судьба покинутого дома.

Поэтому мы приняли решение обратиться к Станиславу Анфиногенову, директору бюро «Проект-12», которое непосредственно принимало участие в обследованиях здания и давало экспертные заключения по дальнейшей эксплуатации пострадавшего от взрыва дома.

Станислав Анфиногенов, руководитель бюро "Проект - 12"

— Наглядный пример — здание интерната. Всего 5 лет назад там проживали украинские беженцы, — говорит Станислав Анфиногенов. — Строение отапливалось и как-то содержалось. А в 2019 произошло обрушение перекрытия. Проводим аналогию с домом Вересовки. Вторую зиму он пустует. В некоторых оконных проемах уже отсутствуют стекла. Есть беспрепятственный доступ в здание. Нет отопления. Соответственно мороз и влага делают свое дело — это физика. Конструкции теряют эксплуатационные качества. Кроме этого, на данное время так и не выполнены мероприятия по демонтажу разрушенной секции, усилению строительных конструкций и т.д. Возможно предположить, что обрушение строительных конструкций может произойти в любой момент. 

Если вернуться в 90-е, то вспомним о взрыве бытового газа. Тогда обрушилась одна секция дома. Спасатели демонтировали конструкции, которые непосредственно грозили возникновением аварийной ситуации. То, что нельзя было убрать без применения специальной техники, укрепили,  установив временные подпорки. Делалось это в надежде, что в ближайшие год-два закончат развал обрушившейся части строения. А затем проведут усиление здания. Но все это простояло больше двух десятков лет. Временное усиление уже не выполняет свою изначальную функцию. Угроза обрушения многократно возросла.

Если рухнут остатки первого подъезда, то это точно повлияет на состояние второй секции. Как на это отреагируют конструкции всего дома, покажет только эксперимент. Но сейчас вопрос в другом. Администрация намерена использовать жилое строение как маневренный фонд. Поэтому она должна следить за своим имуществом. Но должного отношения к нему здесь нет. И город со временем может потерять определенное количество жилья. Это схема работы местной власти — одну проблему решили, а про вторую забыли.

А вопрос должен был решаться комплексно — еще на стадии проектирования нового дома для переселенцев. Изыскали деньги на проект и строительство, и тут же надо было найти деньги на реконструкцию расселяемого здания. Это не критическая сумма, но она помогла бы разом закрыть проблему, которая теперь перешла в разряд текущей. Но данная проблема почему-то сейчас никого не беспокоит. А дом рано или поздно о себе даст знать. Здание рухнет.

Пока есть два пути — разрушить дом или провести его реконструкцию. Если посмотреть с точки зрения экономики, то, наверное, демонтировать обрушившуюся секцию, усилить несущие конструкции, вставить окна, заменить внутренние коммуникации и отремонтировать крышу будет незначительно дешевле, чем строительство с нуля. Возможно, что эффективнее демонтировать здание. Нужно считать что выгоднее.

Может быть, ситуация и не так страшна. Возможно, дом не остался без внимания власти. Но тогда надо информировать население, что, например, сейчас стадия создания проекта реконструкции, отопление отключено временно — на один год. В следующем году планируется сделать то-то и то-то. Тогда и вопросов нет. Главное, чтобы слова не расходились с делом. Успокойте граждан, покажите документы и т.д.

Хочется обратить внимание на еще один объект — клуб в Новоуткинске. Мы два года назад сделали его обследование. Здание в аварийном состоянии. Мы выдали рекомендации, нам ответили, что восстанавливать нецелесообразно, потому что будем строить новый клуб. Хорошо. Но мы все же обратили внимание, что в нескольких аварийных участках мероприятия по укреплению в любом случае необходимо провести. Строение еще два-три года будет эксплуатироваться. А на этих участках может произойти внезапное обрушение. Какой-то ремонт там сделали, но усиление не проводили. Опять о проблеме благополучно забыли. Создается ощущение, что комплексными решениями возникающих вопросов в городе никто не занимается. Движение начинается только по факту уже случившегося. Дом в Вересовке и клуб в Новоуткинске требуют неотложных решений.


 

Мы запросили комментарий в пресс-службе администрации. Оттуда нас переадресовали к заместителю началька Управления капитального стройтельства Назару Галату.

Назар Галат, заместитель начальника УКС

Назар Сергеевич так обрисовал актуальную ситуацию с домом в Вересовке:

Проект реконструкции готов. На данный момент он проходит госэкспертизу в части сноса разрушенного подъезда. На днях должно появиться положительное заключение экспертов. После его получения УКС объявляет конкурс на проведение строительно-монтажных работ.

Муниципальные квартиры в доме сейчас находятся в ведении УКС. Заключен договор охраны объекта.  То, что там выбиваются стекла, это вопрос к нам, как хозяевам, но в большей степени к охранной организации. На объекте постоянно присутствуют их охранники.

Что касается системы отопления, то сейчас дом стоит без отопления, но причин этого несколько. Первая — когда жители выезжали из дома, они поснимали все, вплоть до батарей, все это заактировано при приемке на баланс (напомним, что переселение прошло в конце декабря, когда отопительный сезон был в самом разгаре — ред.). Поэтому до недавнего времени проводились работы по восстановлению внутридомовой системы отопления. Без батарей здание принять отопление не может. Система восстановлена, и на данный момент идет процесс заключения допсоглашения с «Энергосбытом» на подачу тепла. Пока система стоит пустая. Из нее все слили, чтобы трубы не разморозило.  


 

Фото из архива редакции