971
2
0

Минин хочет квартиру и базу


Лира Гордеева, предприниматель

Накануне мы опубликовали историю Бориса Минина — о его противостоянии с соседями, семьей Гордеевых. Публикуем версию событий Лиры Гордеевой:

— В начале 2018 года у нас появился новый сосед — Борис Минин. Его деятельность началась с того, что он первым делом установил на крыше своего здания  базовую станцию  сотовой связи «Мотив». Когда шел ее монтаж, я попыталась с ним поговорить о том, что это опасно, зачем ему это надо, он сам будет находиться под влиянием радиоизлучения. А у меня в доме живет маленький ребенок. Минин сослался на то, что у него плохое финансовое положение, семья его выгнала из квартиры, он живет в офисе, и деньги от оператора связи — его единственный доход. Я тогда пожалела, что не купила здание у предыдущего хозяина. Он мне предлагал. Но я посчитала имущество неликвидным. Земли у здания нет, и нет смысла его приобретать.

Потом Минин занялся продажей субпродуктов для собак. Окровавленная тара выбрасывалась на улицу. Все это привлекало собак, способствовало размножению мух. А рядом расположена детская площадка. Это стало всем мешать, в поселке начали собирать подписи под обращениями в прокуратуру и Роспотребнадзор. Обращались и к оператору связи, чтобы отнесли станцию на более удаленное от жилья и детской площадки расстояние. Все соседи пишут, а крайними остаемся мы. Он считает нас зачинщиками. И от него как-то один раз прозвучало, что мы пользуемся его земельным участком. Я этому значения не придала. Это проезжая часть к ветлечебнице и все население города туда заезжает. Минин здесь производил только разгрузку товара. Меня он не предупреждал, что закроет проезд. А я не удосужилась, к сожалению, заглянуть в межевое дело.

Сам же Минин постоянно заводил с моим сыном разговоры. Бросал намеки. Сыну надоело, и он его спросил, чего именно Минин хочет. Если ему надо подыскать новое место, то сын ему найдет или купит равнозначное. Минин заинтересовался, сказал, что ему нужна квартира и база. Но мы же не можем полностью обеспечивать его существование. В общем, слово за слово, и Минин заявил, что ему проще взорвать или сжечь имущество, а страховка покроет все, еще и прибыль принесет. У сына сформировалось мнение, что он имеет дело с неадекватным человеком.

После этого разговора, на утро, у наших ворот появилась машина. А у нас на территории инкассаторские машины стоят, не могут выехать. Сын вызвал ГИБДД. Они приехали. Он заявил, что это его земля. Я подняла документы. Но в схеме землеотвода сразу разобраться сложно. Приняла решение, что движение начнем осуществлять через заезд на улице Луговой, а потом продолжим разбираться с этим вопросом. 

Сотрудники ГИБДД уехали. Минин с моим сыном снова поговорили, наговорили друг другу всякого. Побоялись, что человек приведет в исполнение свои обещания о взрыве, а осенью оставаться на улице не хочется. Мы решили обратиться в полицию. Объяснили, что он ведет странные разговоры про взрыв и пожар. Мы, конечно, не думали, что все будет происходить именно так. Но полицейские исполнили все в соответствии с законодательством. Выполнили свой долг.

Минин — типичный провакатор. Он хочет из всего произошедшего получить благоприятный для него итог. Не исключаю, что, перекрыв нам проезд, он хотел принудить нас к выкупу его имущества. Но он просит 4 миллиона. Цена все время растет. А у меня таких денег нет. И выхода из этой ситуации я пока не вижу. Мотивы его поступков все время меняются. Я уже 20 лет в бизнесе, и подобных ситуаций у меня не возникало ни разу. Он зачем-то разыгрывает спектакль, притаскивает в офисное здание промзону детей, которые тут не живут. Раскручивает тему покушения на его жизнь. Но угроза прозвучала от него, и мы обратились полицию.

Надеюсь выход найдется, когда МУГИСО выставит помещение ветеринарной клиники на торги. На земельный участок в этом случае будет наложен сервитут, так как объект недвижимости продаваться не может без обеспечения доступа к нему. Тогда конфликтная ситуация будет снята. Но, когда это произойдет, я не знаю.