961
7
0

Лучше продать, чем с ним связываться


В Первоуральске парализованный мужчина уверяет — сосед заставляет его продать квартиру, чтобы получить долг за ущерб от потопа


— Сначала он сказал 20, потом 60 тысяч я должен. С ним связываться я не захотел. Лучше отдать, — у батареи на тонком матрасе и горе подушек лежит мужчина. Владимир Макаров не может ходить. Почти все время он лежит, уткнувшись лицом в горячую батарею.  

В комнате слишком жарко. Нет освещения, на улице темнеет. Единственный источник света — окно. Из окна, как на ладони, видно здание прокуратуры.

Тесный коридор однушки забит вещами, но в комнате мебель расставлена четко по четырем углам — телевизор, шкаф, стол для компьютера и табурет с куртками. Шкаф запирается по-особенному — ручки стягиваются резинкой для волос.

— Насекомые завелись, и мы диван выбросили. А обоев нет потому, что мы ремонт собрались делать. Вот все и сняли, — улыбается Ольга Останина, гражданская жена хозяина. Точнее не хозяина, а нанимателя — квартира муниципальная, она еще не приватизирована.

На компьютерном столе лежат лекарства. Владимир живет на обезболивающих — его законный представитель говорит, что прогрессирует опухоль мозга. Из-за этого у мужчины сначала отнялась рука, а несколько дней назад — левая половина тела.

Продай квартиру и получи домик

— Два месяца назад сосед пришел и говорит — “Володя, ты меня топишь”. Пошли, говорит, я покажу. Тогда Володя еще ходить мог. И показал в комнате обои, вот, говорит, отошли. А у нас в то время вода текла тоненькой струйкой. Водопроводчики приехали, и нам все перекрыли, — рассказывает Ольга.

Сосед не вызывал экспертов, чтобы зафиксировать ущерб, уверяет Владимир. Мужчине сразу выставили счет — сначала 20, потом 60 тысяч. У него не было денег на оплату долга. Тогда сосед предложил приватизировать и продать квартиру. Он помог найти риэлторов.

— Вот, говорит, этот человек тебе поможет квартиру продать. Они обещали, что я продам квартиру за 800 0000 рублей. Взамен они мне найдут домик, чтобы не на улицу пойти. На руки мне обещали тысяч 200, я с них долг заплачу. Я сказал, что согласен, а куда деваться-то?

 — Он его боялся, этого милиционера, — говорит Ольга.

 Так здесь называют соседа снизу. 

Владимир  поднимает руку — Ольга тут же несет чашку с пластиковой трубочкой и подает таблетку. Владимира надо приподнять и усадить повыше — одна Ольга не справляется. Юрист в кашне и шерстяном пальто подхватывает мужчину за руку и помогает ей.


 

Подозрительная схема

Владимир не хотел продавать квартиру. Об этой ситуации он рассказал знакомым — те посоветовали обратиться к юристу. Андрей Чепкасов считает, что схема, которую предложили пенсионеру, очень подозрительная.

 — Договор с риэлторами о поиске покупателей был подписан 31 января. В нем было прописано, что риэлторы обязуются оформить право на приватизацию квартиры, а потом ее продать. Я рекомендовал Владимиру расторгнуть этот договор — мы  обратились к нотариусу. Доверенность, которую мой клиент подписал на право приватизации квартиры, он отменил. Потому, что договор подписан под давлением — Владимир испытывал страх применения насилия со стороны соседа. 

 

Андрей Чепкасов, юрист

Андрей Чепкасов опасается, что его клиент не получит денег от сделки. После того, как Владимир подписал договор, его здоровье стало ухудшаться — и сосед об этом знал, настивает Ольга. Андрей Чепкасов уверяет — после отмены сделки риэлторы приходили и пытались силой попасть в квартиру, едва не вышибли дверь. Но на лестничную клетку вышла соседка и спугнула нежданных гостей. 

— Они нас так напугали, но мы не открыли, — говорит Ольга Останина. 

Как уверяет юрист, после этого риэлторы заявили, что написали заявление в полицию — Владимира обвиняют в мошенничестве. Мол, коммунальные долги за него оплатили, а сделку он отменил.

В ответ Андрей Чепкасов написал заявления в ФСБ, в МВД и Следственное управление СК РФ по Свердловской области.  


 

Фото Анастасии Нургалиевой