915
11
0

Лучше одного Воловича могут быть только два


В Инновационном центре открылась совместная экспозиция деда и внука Воловичей


 

Люди искусства. Художник и фотограф. Люди разных эпох, которых объединил один центр, но разделило шесть этажей. Такие разные и одинаково увлеченные своим делом. Старшему на днях исполнилось 90. И это, пожалуй, главный повод. К сожалению, по состоянию здоровья Виталий Михайлович присутствовать на открытии первой совместной с внуком выставки не смог. Но, как рассказывает искусствовед Галина Шарко, которая несколько лет посвятила изучению творчества художника, весь июнь он по нескольку часов проводил у себя в мастерской. О сложных, многогранных, «остроугольных» работах Виталия Михайловича Галина Шарко готова говорить часами. К сожалению, в предлагаемых обстоятельствах это невозможно. Но нам везет «украсть» несколько минут захватывающего  рассказа с полным погружением в мир картин неординарного человека.

 

Выбор пал на палача. И на технику офорт.

— Это очень сложная и интересная техника. Доска неоднократно обрабатывается лаком, потом процарапывается, опускается в кислоту, и затем только возникает в зеркальном отображении некий рисунок, куда под прессом забивается краска. Отпечатывается изображение. Своего рода магия, волшебство. Любой офорт (техника травления) требует снайперской точности и понимания, в общем-то, даже знаний химии.

—Что касается этой серии иллюстраций, она получила достаточно мощное признание и в нашей стране, и на республиканском уровне, потом  всесоюзном и международном. Волович — художник невероятно страстный. Он драматичен, даже трагичен, и гуманистическая позиция, его внутренняя непримиримость с силами какого-то тупого, тоталитарного, античеловеческого настроения очень точно здесь отражена. Фактически, он размышляет о власти, как деформируется личность, когда она ничем не ограничена, когда нет внутренних тормозов внутреннего ценза. Интересно, что одним из знаковых образов иллюстрации становится палач, как представитель властной силы. Он без лица — нечеловеческая личность, лишенная жалости, любви и сострадания. Черно-белая техника усилена остроугольным полем, штриховкой. Мелкая детализация, определенные символы. Например, корона.

Исследовать другую часть экспозиции художника, чье имя уже стало брендом Екатеринбурга и Свердловской области, приходится самостоятельно. В этих графических работах столько деталей и смыслов, что разгадывать их можно часами. И все равно каждый разглядит свое. Отражение разных эпох. Здесь и 70-е, и 90-е, и 2000-е. Каждая работа — реакция талантливого неравнодушного человека на происходящее в обществе и мире. Галина Шарко дает еще несколько подсказок, уже для всех приглашенных.

— Художник, который отразил не только свою судьбу, а историю страны. 40 лет занимался книгой. Очень  волнительно, что те графические листы, которые я когда-то видела в книгах, я могу видеть их здесь, прикоснуться к истории. Например, «Слово о полку Игореве». Благодаря внутреннему мотору, своей энергии и абсолютной преданности без всяких компромиссов своему творчеству, Волович создал несколько альбомов, в которые вошли рисунки, созданные уже в 2000-2010 годы. Волович это, действительно, история, потому что он показывает своим творчество то что художник это всегда определенное время он его отражает он не находится в вакууме. И можно видеть, как меняется его взгляд, как меняется его отношение к графическим листам, как усложняется отношение к миру по мере того, как сам этот мир вокруг меняется. Бескомпромиссность Ричарда III. Этот же накал мы видим и в работах 90-х, и 2000-х. Такую ценность работы Воловича имеют не только потому, что он действительно владеет композицией, техникой, но отражает время. Когда мы смотрим на них, мы чувствуем волнение, переживание.

 

Волнение, переживание, радость, грусть, задумчивость — все это есть и в творческих работах внука Виталия Воловича  Евгения. Казалось бы, на первый взгляд, ничего общего. Но и тот, и другой отражают эпоху. Один — через символику и аллегории, через четкую графичность образов. Другой – через глаза своих героев-современников. Евгений Волович в совместной экспозиции представил портрет. Черно-белые и цветные фотокартины близких и дорогих сердцу людей, друзей, хороших знакомых. Здесь почти пятьдесят фотографий. Преимущественно, люди известные — политики, спортсмены, актеры. Конечно же, дочки — София и Оливия. Поддержать Воловича-младшего приехала вся семья и близкие друзья.

—Женечка, я за тобой слежу пристальнее, чем КГБ!— эмоционально высказывается друг семьи Татьяна Брусиловская. — Какой ты молодец. За этим стоит труд и талант. Теперь тебя и фамилия обязывает. Я не из вежливости тебя поздравляю. Я просто твоя поклонница. Дальнейшего пути радостного служения.

Евгений Волович, сославшись на неразговорчивость при официальном открытии, вполне охотно отвечает на десяток вопросов.

Сколько лет вы занимаетесь фотографией ? Повлияло ли на ваше увлечение то, что ваш дед – человек искусства?

— Я пытался в детстве рисовать, занимался ювелиркой, камнерезкой. Чего только не было. Но с фотоаппаратом я со школы. Потом с разными перерывами еще и с пленочкой, проявителем, фотоувеличителем работал. И, так получилось, что последние несколько лет это стало просто основным  делом. Я рад.

Расскажите в целом об этой экспозиции.  Кто эти люди? Есть  ли истории, связанные с ними?

— Близкие моему сердцу люди. В какой-то момент я начал собирать их портреты. Я стал приглашать их домой или в студию, беседовать с ними и параллельно делать снимки. Набралась приличная коллекция, почему бы ее не показать. Здесь нет каких-то специальных работ. Единственное,  что некоторые репортажные — человек в процессе. Те, что в студии — непостановочные. После съемки, когда карточки отлежались, начинается отбор.

Сколько карточки должны отлежаться? Как идет отбор?

— Это процесс достаточно долгий. Если это коммерческая съемка: отснял – отдал. Здесь немного по-другому. Я, конечно, после съемки отсматриваю сразу,  и они у меня могут лежать неделю – две. Потом я начинаю разглядывать внимательно и иду по внутреннему ощущению. Вижу, здесь, на мой взгляд, удался портрет — откладываю и начинаю обрабатывать. А это уже тоже процесс бесконечный! Сегодня у тебя одно настроение и тебе нравится, через месяц открываешь – думаешь, вот черт, надо было, все-таки, в черно-белые тона  ее закатать.

У вас здесь есть и черно-белые снимки. Но даже они по визуальным ощущениям какие-то «мягкие». Нет диссонанса.  

— У меня, на самом деле, есть и жесткие ч/б снимки. Но вот здесь выбор пал на эти. В принципе, каждая фотография - это отражение моего настроения. Когда для этой выставки я отбирал фотографии, на тот момент мне казалось, что именно вот эти и можно показать. Но сейчас я бы уже по другому их скомпоновал!

Как реагируют герои ваших фотопортретов на то, чтобы быть показанными, на выбор именно такого ракурса?

—Прежде, чем на выставке показать фотографию, я, конечно, ее согласовываю с персонажем. Пока никто ногами не топал и кулаками не махал!

— Ваш знаменитый дед интересуется вашим творчеством?  И является ли его мнение важным для вас?

—Мы ругаемся, скажем так! У него свое представление о фотографии, у меня свое. Хотя, конечно, советы и поддержка деда бесценны. Так получилось, что двойная выставка у нас первая. Причем не в Екатеринбурге, а в Первоуральске. Жалко, что он не смог приехать.

Вам интересны только лица?

—В большинстве – да. Даже в репортажной съемке ловлю себя на мысли и свою руку на том, что начинаю делать портреты. Мне интересны люди, эмоции, настроение.

Чье мнение для вас важно?

—Это в первую очередь должно нравиться мне. Потому что, если в аутентичной фотографии — пленка, бачок, проявитель — с нажатием кнопки кадр почти готов, хотя можно поиграть какими-то световыми делами. То здесь, в цифровой фотографии, с нажатием кнопки вся основная работа только начинается.

Что вы хотите, чтобы зритель почувствовал от ваших работ? Какое воздействие они оказывают,  и важно ли это для вас?

— Я от людей не жду ничего. Кому-то понравится, кто-то скажет – отвратительно. Не солнышко, всех не обогреешь. Я просто показываю то, что я делаю, но... Кто-то критикует, кто-то хвалит. Это нормально. То, что мне не нравится, я, естественно, не показываю.

Это первая совместная выставка. Сколько у вас было в целом?

—У меня в Екатеринбурге было порядка 6-ти выставок. С портретом участвовал в соборной выставке в Москве. Недавно в Ереване международная выставка открылась — туда уехали две мои фотографии.

Эта выставка в таком наполнении будет показана только здесь?

— У меня была в 2016 году выставка в Доме кино. Там большие работы были  представлены все, и часть маленьких из новых. Есть предложение эту экспозицию в Ирбит отвезти. В Екатеринбурге вряд ли буду ее показывать. Либо просто какие-то работы в составе новых.

Как оценивает ваше творчество мама?

— Нейтрально. Не критикует. Говорит, хорошо, что я занимаюсь делом, не разгильдяйничаю! 

Как ваши дети относятся к фотографии и к позированию? Наверное, трудно все это?

— Когда детей фотографирую, у нас борьба интересов. Им нравится двигаться, они непосредственные, а я хочу, чтобы построже было. Где веселятся, прыгают – это больше семейным альбомам подходит. Если что-то показывать, то надо, чтобы статика была, но с какой то эмоцией.

В глаза, как раз, бросается фото старшей дочери Софии. Сделан портерт три года назад. Девочке на тот момент было всего пять лет. Но у папы, действительно, получилось «построже»!. Мы Софию в передвижениях не ограничиваем. И она, эмоционально жестикулируя, рассказывает, как  непросто быть дочкой фотографа. Радостно так рассказывает, между прочим:

—Трудно было, утомительно. Потому что надо поворачивать голову, косу вот так делать. Папа иногда делает мне косы, когда мамы нет. Оливии только хвостики делает! Вот это  портрет он делал долго. Я вот так вот села и сидела долго. Сколько? Ну минут 10. Сама я не фотографирую. У меня рисовать все больше выходит. Не думаю, что в прадеда. Наверное, в маму. Она тоже умеет рисовать, но не так сильно!

На этой непосредственной веселой  ноте мы с коллегой покинули довольно  строгое выставочное пространство. Все желающие могут посмотреть выставку двух Воловичей и получить двойное удовольствие  совершенно бесплатно до 2-го сентября.


 

Фото Натальи Кузнецовой.