260
5
0

Кто-то видит корягу, а кто-то — искусство


Первоуралец Константин Помыткин вырезает из дерева оригинальные светильники-пеньки, а с сыном создает объемную карту мира


DDVF5982

Первоуралец Константин Помыткин вырезает из дерева оригинальные светильники-пеньки, а с сыном создает объемную карту мира.

У Константина есть дар – в любой деревяшке разглядеть замысел природы и сделать так, чтобы его увидели другие. 

 — К работе с деревом всегда тянуло. Мне с ним комфортно, а вот металл, к примеру, никогда не прельщал, — признается Константин. — Дереву можно придать разный цвет и фактуру, использовать несколько техник и разные морилки.

Одна из его любимых техник обработки дерева – обжиг. Это когда древесину обрабатывают с помощью горелки, на определенном расстоянии и с определённой скоростью.

— Это древний способ и один из самых лучших. Им раньше всегда обрабатывали. После обжига дерево не плесневеет, и жучки-паучки не заводятся. Да и красиво! Мягкие слои сразу чернеют, а твердые остаются белыми. Получается, как у птички оперение. Особенно на сосне красиво получается, — объясняет Константин. 

Инструмент Константин подбирает тщательно, ведь у каждого мастера он свой.

— Стамесочки, их много, они разные. Пока под себя подберешь! Как-то раз брал инструмент у товарища и не смог его инструментом работать, — делится секретами мастер.

DDVF5982

Оригинальные светильники-пеньки создаются полностью вручную, с помощью стамески. При всём желании сделать два одинаковых не получится. Всё пенёчки получаются разными.

Есть люди, которые по-своему видят мир. Кто-то видит просто корягу, а кто-то сразу видит, что из неё можно сделать. Когда вижу пенёк с рыхлой серединой, автоматически хочется её выбить, чтобы туда или лампочку вставить, или как-то по-другому обыграть!  

Как правило, в светильники превращаются пеньки сосны или ёлки. Плюс ко всему эти породы мягкие и работать с ними очень приятно. У сосны рисунок более крупный и ярко выраженный. У елочки более спокойный, но при  нагревании появляется тонкий, еловый запах. Недавно Константин Помыткин попробовал сделать пенек-светильник из лиственницы.

— У неё какой-то космический рисунок, космические разводы! Но она очень твердая и очень сложна в обработке. Чем только не приходилось шлифовать! Пробую методом тыка.

Бывает, мастер отправляет изделие в печку. И вовсе не потому, что оно не получилось. Признается, если в процессе уже увидел, что получится на выходе, то интерес резко пропадает. А если радости от процесса нет, то зачем продолжать?  Тогда вжих — и в топку!

– Это не бизнес, это просто хобби. Делать из этого бизнес сложно по одной простой причине. Это же авторские работы, я их через себя пропускаю. Вот как их поставить на поток?

А ещё мастер уверен, что всё идёт из семьи. Когда Косте было лет восемь, он вместе с отцом мастерил клетку для попугаев. Это была целая история! Для того, чтобы самка волнистого попугая могла снести яйцо, нужно было пристроить к клетке деревянный накладной домик. Сделали. Вскоре вылупились первые четыре птенчика, а спустя время в доме стало 15 попугайчиков! Для них и потребовалась большая клетка, которую Константин мастерил вместе с папой.   

Дальше — больше. В школе делали скалки, веретено и разную деревянную утварь. А первыми взрослыми работами стали огромные деревянные головы лося, слона и других животных. Для души Константин делал и наборы кегли для боулинга, и журнальные столики, и деревянную женскую сумочку, и даже спортивный инвентарь для детей, например, слэп — специальная доска для развития равновесия.

DDVF5982 

Сейчас он уже сам отец троих детей и постепенно обучает сына. Говорит, что всё данные у мальчика есть.

 — С сыном делаем карту мира, сделали уже Америку. Пока режем — смотрим, изучаем, – говорит  Константин Помыткин. Изучать по такой карте мир одно удовольствие — объемная и необычная, она совсем не похожа на безликие картинки из школьного атласа.

DDVF5982

– Эта карта многоуровневая.  Мы смотрим, где какая высокая точка и её выделяем. К примеру, Северный Кавказ по уровню выше, а значит, чтобы это было видно, нужно больше слоев фанеры. Все слои поворачиваются. Направление волокон везде разное, мы стараемся добиться контрастности не только цветом, но и текстурой. Подход глубокий и не всегда люди понимают, для чего это делается. Но это же не серийная штамповка, поэтому и подход другой,  – продолжает Константин.

Все составляющие карты вначале рисуются, а затем вырезаются на лазерном станке.

– Не всё в поле станка входит. Вот карта, например, для него слишком большая, и начинаешь придумывать, как крепить. Сшиваю путем стыковки, с внешней стороны этого, конечно, не видно.

В основном, Константин творит по вечерам в гараже. Просто в удовольствие. Руки работают – голова отдыхает! Мастер признается, что хочется много всего сделать, но на это нужно время. А его всегда не хватает, ведь с утра нужно отправляться на основную работу.

DDVF5982


 

 Фото Дмитрия Рудика