406
9
0

Кто-то на меня нажимает пальцами, а я пишу


В ИКЦ прошла онлайн-встреча с самой «продажной женщиной на вокзалах»


Человек, которого не надо долго представлять. Дарью Донцову – Грушеньку (настоящее имя – Агриппина — ред.) — представляют ее книги, которые она пишет скрупулезно и постоянно, как муравей, вот уже 21 год. Пишет от руки. Всё. Единственная бригада, которая на нее работает — это мопсы, вдохновляющие и умиляющие своим храпом. О них, как и о книгах, здесь будет много слов. Ведь они же, как дети, только с лапками.


 

Ее читают на вокзалах, в уютных креслах и на жестких больничных кроватях. Ее книги интригуют, спешат и спасают. Преодолеть страшную болезнь Дарье Донцовой помогло, в том числе, написание ироничных детективов. Добрая ирония заставляет сотни людей верить в себя и в то, что жизнь продолжается.

Под девизом «ЭКСМО» объединяет» в  библиотеке имени Бунина прошел литературный мост.

На связь с самым «продажным» автором вышли десятки людей со всей страны. Читатели и почитатели собирались в местных библиотеках, университетах  и досуговых центрах. В Первоуральске принимающей площадкой стал ИКЦ. Народу собралось не густо, зато слушали внимательно и улыбались. Без улыбки слушать эту маленькую, очень светлую женщину просто невозможно. Книгу можно написать уже по мотивам этой видеоконференции. Из ответов, пропитанных тонким чувством юмора. Из тихих фраз, поданных, вроде, без особых эмоций.

Мы решили не мудрить и выдать вам все как есть, без купюр. Потому что это дОбро, тонко и жизненно.

Самая продажная женщина на вокзале

Так как такие мосты задумывались для общения с библиотеками разных городов, ваше отношение к библиотекам, что вас связывает с ними...( вопрос от ведущего литмоста)

—Хороший вопрос, если учесть, что я три года проработала в библиотеке. Меня мой муж на тот момент, когда мы задумались о ребенке, забрал из газеты «Вечерняя Москва», где я бегала по всему городу, и определил сюда. Я работала на выдаче книг. Время это я вспоминаю с огромной радостью. Потому что женщины, там работавшие, были все очень хорошо старше меня. Они меня научили готовить. И много чему. Я очень люблю эту библиотеку на улице Весилевича. А, вообще, в некоторых городах, библиотека – это центр культуры. Потому что больше человеку негде книгу взять. Есть города, где нет книжных магазинов, что очень печально для меня.

Самые большие выкладки, мы как-то тестировали, в библиотеках – Дарьи Донцовой. Самый «продажный» автор.

— Спасибо, насчет самого продажного автора... Я была один раз на совещании каком-то огромном перед Новым годом. Меня позвали вручать премию кому-то из работников московской железной дороги. Я вышла на сцену, и человек, который ведущий, громко закричал: «А сейчас самая продажная женщина на вокзале Дарья Донцова вручит вам подарки!».  В принципе, он был прав. Было даже приятно!

 

Заставить говорить о мопсах, значит, сидеть здесь до Нового года

Ваши книги служат огромной поддержкой во время лечения. И даже сейчас, отправляясь к доктору, как талисман беру вашу книгу (г. Североморск)

— Ангел мой, спасибо за такие слова. Но здесь есть одна моя такая личная вещь – когда меня начинают хвалить, я краснею (действительно, на щеках появляется легкий румянец), потею, начинаю чесаться. Потом начинаю оглядываться, где та самая девушка, которую хвалят. Мне жутко некомфортно. Я намного хуже, чем люди обо мне думают.

В ваших произведениях всегда очень большую роль играют животные. Более того, отношение к животным, это проверка человеческих качеств каждого героя книги. Какие питомцы сегодня живут у вас дома и какое влияние они оказывают на ваше творчество?

—Ну, вы рискнули. Потому что заставить Дарью Донцову говорить о мопсах, значит, сидеть тут до Нового года, а то даже и до Пасхи! На данном этапе у меня четыре мопса. Три бежевых - Марсия, Куки и Жозефина (Жози), еще есть черная мопсиха Зефирка и полумопс (пагль), очень умная собака, но невероятной шкодливости. Какую роль они для меня играют? Я с ними просто живу. Это члены моей семьи. Какую роль играют дети? Это просто дети, только с четырьмя лапами и хвостом. Вот и все.


 

Я не выучила таблицу умножения

Есть какие-то сферы, в которых вы не разбираетесь? И упоминаете ли об этом в своих книгах?(г. Могилёв)

— Их огромное количество. Я не выучила таблицу умножения. Я просто не способна была это сделать. Был замечательный случай, когда на книжной ярмарке ко мне подошла женщина и, заливаясь смехом, сказала: «Ой, как вы тут пошутили! 7х8=48». Думаю, ничего себе шуточка. Разве не так? Поворачиваюсь к своему директору: «А 7х8 не 48?». Директор: «Ха-ха-ха, конечно же 68!». Вся редактура и корректура решила, что я пошутила. А я с тех пор запомнила, что 7х8=56. Я много в чем не разбираюсь. Я ничего не понимаю в космонавтике, в астрономии. Мне легче сказать, в чем я разбираюсь.

Если я чего-то не знаю, а мне надо для книги, я обращусь к тому, кто знает. Когда мне понадобилось узнать, какой пол в Бутырке, я позвонила подруге, и она мне сказала, что там коричневый паркет. Все паталогоанатомические особенности, которые редко бывают в моих книгах, бывают только после консультации с тремя знакомыми паталогоанатомами. Это таким образом все происходит.

 

В ваших книжках упоминается такой отрицательный персонаж, как Галина Андреева.  С чем это связано?

— Случайно, наверное. Из меня имена и фамилии выскакивают сами по себе. Галина – очень распространенное имя. Андреева – тоже не самая редкая фамилия. У меня был случай, когда на меня очень обиделась одна женщина. Может быть, Таня Иванова.  Она подошла ко мне на ярмарке и сказала: «Как вам не стыдно делать Таню Иванову главной убийцей в книге?». Я растерялась и для следующей книги решила найти кого-то  с редкой фамилией. И я придумала человека по фамилии Рябокурский. Решила, что таких людей нет, и сделала их ужасными гадами. Можете себе представить, через полтора месяца тогда еще почтой приходит письмо из очень далекого города: «Здравствуйте, мы семья Рябокурских, мы единственные в этой стране, поэтому ...». Дальше я не буду вам рассказывать. Теперь только Галина Андреева, Маша Иванова, Оля Сергеева... Если это плохой и гадкий человек  - это не про вас. Если красавица и умница, то точно про вас.


 

Мысль об убийствах приходит мне, когда ушли гости

Даже если бы вы написали всего одну книгу «дневник безумной оптимистки», вы были бы уже большой молодец. Это книга, которая спасает. И у нее есть свойство убегать. Я покупала ее, когда лечилась. Она прошла через все отделение. Потом я поняла, что она ушла в соседнее отделение. Я купила следующую книжку. В библиотеке Ваша книга тоже куда-то ушла. И теперь моя книга живет в нашей библиотеке (г. Урай)

—На канале «Спас» идет программа «Я очень хочу жить» в помощь не только тем, у кого рак. И там сидят люди, которые вылечились, рассказывают о своем опыте. У нас там доктора, священники, можно задать вопросы.

 

Писателям идеи приходят в самых неожиданных обстоятельствах и местах. А как у вас это обычно.

— Все мысли об убийствах приходят ко мне, когда от меня ушли гости, и мне нужно мыть жирную посуду. На самом деле, я отвечаю на все вопросы. Какой у меня рост, вес, все, что ни спросите. Кроме одного – откуда я беру книги. Я не знаю. У меня есть абсолютная уверенность в том, что я эти книги не пишу. Не моя в том заслуга. Допустим, есть пишущая машинка, компьютер. Но это же не он пишет на экране.  Кто-то же сидит и по этим клавишам нажимает пальцами. Ну, вот кто-то на меня нажимает пальцами, а я пишу.

Почему именно я? Потому что, наверное, кто-то решил, что я упрусь и буду писать по книге в месяц. Я не буду пить, я не буду курить, я не буду гулять по улицам. А буду сидеть и только работать. Когда приходит, я выключаюсь. Встаю в 5.30, гуляю с собаками, облилась холодной водой и сажусь писать. Пишу свои 30 страниц, как пишется. Встаю и выключаюсь, больше не думаю о книжке. Сажусь за рукопись и снова включилась. Как к розетке. Хотите рецепт куриного рулета в картонном пакете? Это расскажу!

А что вам позволяет сохранять писательскую продуктивность?

—Хороший вопрос. Я никогда об этом не задумывалась. Я просто работаю.  У меня нет никаких особых секретов. Ничего особенного не ем и не пью. Удивительно мне другое. Когда я работаю, вокруг меня мои собаки. И они храпят. Все удивляются: «Как ты не спишь, когда они храпят?». Ну, не знаю, как-то не засыпается. Прет, абсолютно нелитературный глагол, он четко описывает процесс. Один раз я спускаюсь со второго этажа очень тихо босиком, думая, что внук спит. И слышу: «Писака, ты все свое написала?». Писака – это я. И тут я понимаю, что в тот момент, когда я не дописала, меня начинает корежить и ломать. Я превращаюсь в жуткую гарпию. А, когда написала, такая благостная, хорошая. У вас есть что-то , что вы больше всего любите делать? Вот представьте, что вам это можно делать каждый день, с утра до ночи, это нравится людям, и вам за это еще деньги платят.

Над какой новой книгой вы сейчас работаете? И ожидается ли экранизация? (г. Тобольск)

— Насчет второго, это не ко мне. Экранизация связана с большими затратами. Это решают продюсеры. У меня лежит готовый сценарий на одном телеканале уже давно. Сейчас пишу книгу про Дашу Васильеву. Уезжая на встречу, дописала 350-ую страницу. Осталось немножко. А из новинок – детская книга «Деревня драконов». Это из серии «Сказки прекрасной долины».

 

Не верю в черных котов, синих зайцев и тяжелые понедельники

Знали ли вы Валентина Катаева? Каков ваш Катаев? И читали ли вы книгу о нем?(г. Калининград)

— Да это был очень близкий приятель моего отца. Книги о тех людях, которых я знала лично, я никогда не читаю. Ни о Катаеве, ни о Лиле Брик, ни о Федине... Мне делается обидно, когда там написана неправда, я ее всегда вижу. Я хочу пойти и дать автору по башке веником. И я очень расстраиваюсь. Валентин Петрович Катаев с детьми был невероятным. С его внучкой мы дружим до сих пор. На переделкинской даче мы в детстве играли в прятки. Очень воспитанный интеллигентный человек. Бывший белый офицер, что скрывалось в советские года очень. Корней Иванович Чуковский, которого я очень хорошо знала по детству, даже включил меня в свои воспоминания, тоже бывший белый офицер. Федин. Каверин. И это бывшее белое офицерство сподвигло в свое время Сталина создать Союз писателей.

А история про Катаева и сочинение?

— Дааа, мне в школе сочинение задают. Что думал Валентин Катаев,  когда писал книгу «Белеет парус одинокий». Я тетрадку под мышку и к нему. Он крякнул и что-то написал на целую страницу. Мне вернули, внизу было написано «Валентин Петрович думал не это». Я в слезах-соплях к нему. Как? Что? У меня было «пять» в полугодии. Крякнул и написал «Нет. Валентин Петрович Катаев думал именно это». Поехал в школу. И предстал перед педсоветом. Мне поставили «пять» и «пять».

Читаю ваши романы, заряжаюсь хорошим настроением. Интересны  не только захватывающие сюжеты, но и добрый юмор поднимает настроение. Вот такая фраза: «Ни в коем случае нельзя произносить фразу «хуже не бывает» Только она изо рта выпадет и бац! Еще большая неприятность случится». А вы суеверны?

— Нет. Я православная девушка.  Я знаю, что на все Божья воля. Но мои героини это не всегда я. Поэтому всяко бывает. А насчет этой фразы... когда-то в деревне мы снимали избушку, там был балонный газ. Регулярно отключали электричество, а у меня маленькая дочка двух лет. Продукты портятся. Три дня без света сидим. И тут нам говорят – так есть уже. И я радостно: «Баба Надя, как хорошо, самое страшное уже за спиной». Только я это сказала, сзади такой вопль: «Гориим!». С тех пор я очень осторожна с этой фразой. Ни в черных котов не верю, ни в синих зайцев, ни в тяжелые понедельники. Он никак не может быть тяжелым днем, потому что это день Ангела-Хранителя всех людей. Это мини-именины каждого человека. 


 

Вершина – это в космос полететь

В течение жизни каждый человек покоряет не одну вершину. А какую вершину покоряете сейчас вы? (Комсомольск-на-Амуре) 

— Вот они мастера на вопросы! Мне бы даже в голову такое не пришло, потому что ничего я не покоряю. Я просто живу. Из нового появились детские книги. Они написаны по благословению отца Александра и матушки Елизаветы. Во всех книгах нет ни одного слова «дурак», нет никакой дидактики и пропаганды православия. Там все просто – любите друг друга, и любовь творит чудеса. Вершина – это в космос полететь.

 

Книг у вас много, мало кто сомневается, что в подвале у вас сидит полк рабов и пишет-пишет-пишет. Вакансий нет? (г.Балаково)

— Эта легенда про пишущих рабов... Я, все-таки, пишу детективные романы. Некое умение логично мыслить в моей голове присутствует. У меня все время мысль возникает. С одной стороны, журналисты и люди  ругают меня, что все романы одинаковы, что везде глупое все и все такое. С другой стороны – пишет бригада. Давайте тогда поменяем бригаду, которая лучше пишет. Дальше, как вы себе представляете бригаду, которая 21 год подряд выдает по роману в месяц и молчит, ни разу не вылезла, не закричала. Третья не логика. Посмотрите на меня. Мне 66 лет. Когда мне было 46, я ходила с такой штукой на груди – химический порт, которая в меня в течение трех лет впрыскивала всякие лекарства. Доходяга и лысая. Какой смысл издательству на меня ставку делать? Не сегодня-завтра умрет. Зачем под нее делать бригаду? Ну, и главный аргумент, о который разбиваются все разговоры. Я пишу от руки. У меня не компьютерный текст. У меня рукопись. Помню на программе телевизионной один мужчина сказала: "Я понимаю, тебе присылают текст, а ты переписываешь!». У меня есть литературная бригада. Это... мопсы. Фира отвечает за любовную лирику, Мусик за все убийства, Жози за проказы. Это коллективное творчество дешевле мне обходится. Деться им от меня некуда. Сухариками плачу.

 

«Отдавай мясо!»

Мы бы с удовольствием сделали такую же богатую, как в других библиотеках, выкладку ваших книг. Но мы не успеваем. Они всегда на руках. Вы не только самый продажный но и самый читаемый автор. В ваших книгах столько криминальных ситуаций. А вы сами попадали реальную? (г. Лысьва)

— У меня есть друзья в полиции на высоких постах. Один читает мои книги. Меня это страшно удивило, ведь у него этого на работе полно. Он говорит: «Знаешь, на работе чаще всего жена мужа сковородкой по голове. А у тебя сказки. И мне хочется после работы читать сказки».

А в криминальную ситуацию я попала раз в своей жизни. Я патологически законопослушна. Написано 30 км/ч — так и поеду, и дорогу только на зеленый свет. Это были голодные 90-е. А моя одноклассница стала заведующей продуктовым магазином. И это было счастье. Мы все бежали к Наташке. Она сказала, что есть немножечко мяса. По мне – это килограммчик, ее немножечко – это полтуши. Я, растопырив руки, с этой полутушей пошла домой. Там такой узкий переулок и гаражи. И на мне шуба хорошая, на мой взгляд. Вдруг подбегает мужик и впихивает меня в открытый гараж. Я ему говорю:  «Дорогой, делай со мной, что хочешь, только не убивай, у меня дети». Он на меня смотрит: «Ой, и зачем бы ты мне была нужна, отдавай мясо!». Он забирает и уходит. Я бегу домой в слезах, в крови. А там два моих сына в дверях. Я вхожу. «Мам, что случилось???». «Вы представляете, какой ужас Я говорю, делай со мной, что хочешь, а он говорит – зачем ты мне нужна». Я совсем стала старая, некрасивая... «Мама, ты сошла с ума!». 

Верите ли вы в чудо и какое чудо хотите на Новый год себе и близким? (г. Сургут)

—Я больше праздную Рождество. Я верю в чудеса, которые творит Господь по своей воле или по просьбе человека.

Не планируете книги о доброте для подростков?

— У меня уже шестая написана. Они были написаны для взрослых. Просто в детской форме изданы. Ребенок считывает одну часть текста, взрослый - другой. Эти книги разобрали все воскресные  школы городов. Вроде, и не учит ничему, а вроде учит. Хотя никакой пропаганды там нет.

Купи себе темно-красную помаду

А семья у вас читающая? (г. Мурманск)

—Хороший вопрос жене академика. У нас в доме три библиотеки. Одна общая, а другая научной литературой забита и есть детская. Один раз вижу, как из кабинета мужа выходит рыдающий внук Мишаня, ему два года тогда было. Мы с дедушкой читали, как им было плохо, как они уходили, я плачу. Я мужу: «Что вы читали?». Как что? «Исход евреев из Египта». У детей нет шансов не начать читать в доме, набитом книгами.

Если бы у вас была возможность написать письмо из прошлого, какой совет себе 30-летней вы могли бы дать?

—Поскольку мне на самом деле 15, возраст же идет не по паспорту, а иногда 14, я сомневаюсь, что посоветовала бы что-то хорошее. Думаю, мне в голову пришла бы какая-нибудь ерунда, типа «купи себе темно-красную помаду». Ничего серьезного и философских размышлизмов в моей голове нет. И менторства тоже. Я не тот человек, который кому-то что-то вдалбливает. А себе уж точно!

Литературный мост с Дарьей Донцовой продолжался около полутора часов. За три лучших опроса читатели получили  книги с автографами.

Дарья Донцова:

Российская писательница, сценаристка и телеведущая, автор «иронических детективов», член Союза писателей России. Лауреат ряда литературных премий. На протяжении ряда лет, по официальным данным Российской книжной палаты, Донцова занимает первое место в России среди авторов взрослой художественной литературы по суммарному годовому тиражу издаваемых ею книг. В 2015 году в России вышло 117 наименований книг и брошюр Донцовой суммарным тиражом в 1 млн. 968 тыс. экз.

 

В ближайшее время ИКЦ планирует подключить всех желающих к онлайн-общению и с другими современными авторами. Есть возможность увидеть их на большом экране и задать любой вопрос. Следите за анонсами.

Анонсы:

17 января: Диана Машкова – презентация книги «Меня зовут Гоша». Хроника жизни обычного подростка из детдома.

31 января: фантаст Вадим Панов.

14 февраля:  Андрей Эдвин, предприниматель, блогер, автор популярного сообщества «Девушка, привет».

22 февраля: Дмитрий Быков, писатель, неоднократный лауреат премии «Большая книга».